Приёмная

Оглавление

Ссылки

Пишите нам!

patriarch.gif (24075 bytes)

metant.gif (26086 bytes)

metanas.gif (21479 bytes)

metphil.gif (20414 bytes)

 

Свщм. Тихон

Митрополит Антоний

Митрополит Анастасий

Митрополит Филарет

РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ ЗАГРАНИЦЕЙ
Краткая историческая справка

"Мерзость пред Господом уста лживыя", Притч. 12, 22.
"… всякий, не делающий правды, не есть от Бога…", 1 Иоан. 3, 10.

В последнее время (Великий пост, 2000 г.) я начал получать всё больше запросов из РФ об истории Русской Православной Церкви Заграницей ("РПЦЗ") от лиц, инстинктивно сомневающихся в объективности Московской Патриархии ("МП"). Однако оказалось, что у РПЦЗ нет соответствующего краткого популярного текста на эту тему, который дал бы как можно больше хронологических данных, а также мог бы ответить на многочисленные обвинения МП. Поэтому я и решил восполнить этот пробел. Данная справка не является официальным документом РПЦЗ, хотя многие сведения черпались из её источников. Так как действия МП прямо влияли на жизнь РПЦЗ, то также включены некоторые моменты из жизни МП.

Для ускорения публикации и с целью предоставить возможность внести пожелания и исправления в текст справки максимальному количеству лиц, она будет напечатана в два приёма: сначала первая часть с описанием событий от 1920 до 1950 гг., а потом -- часть вторая о периоде с 1950 по 2000 гг. Просьба присылать пожелания и сведения к обеим частям с УКАЗАНИЕМ ИСТОЧНИКОВ, чтобы принять участие в "соборном" редактировании.

Чтобы посмотреть список важных дат из истории РПЦЗ с момента её основания до наших дней, т.е., за 1920-2000 гг., щёлкните мышкой ЗДЕСЬ.

divider.gif (842 bytes)

ЧАСТЬ I -- 1920-1950 гг.
Оглавление (чтобы открыть желаемый раздел, щёлкните мышкой его название)

  1. ВСТУПЛЕНИЕ

  2. ЧТО ТАКОЕ РПЦЗ

  3. У ИСТОКОВ РПЦЗ

  4. СЕРГИАНСКОЕ РАБСТВО

  5. РАЗДЕЛЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ЦЕРКВИ

  6. ЖИЗНЬ ВО ЛЖИ

  7. УХОД В КАТАКОМБЫ

  8. РПЦЗ ПОСЛЕ ДЕКЛАРАЦИИ

  9. РПЦЗ ВО ВРЕМЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

  10. РПЦЗ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

  11. Библиография и ссылки, указываемые в тексте сокращениями названий книг

Вверх

1. ВСТУПЛЕНИЕ

Распад Советского Союза и утеря коммунистической партией ОФИЦИАЛЬНОЙ монополии на власть в 1991 г. дали дополнительную пищу для предположений о том, что наконец-то наступило время для воссоединения Русской Православной Церкви Заграницей ("РПЦЗ") с Московской Патриархией ("МП"), считающей себя "Матерью-Церковью". Даже ещё до "революции 1991 г." редактор "Вестника Русского Христианского Движения" профессор Н. А. Струве писал восторженные передовицы:

"Факт возрождения и оздоровления православной Церкви в России налицо!… Принятие нового закона в значительной мере закрепляет независимость Церкви!" "…Этот благословенный, чудодейственный, поворотный момент в истории русского православия" ("Вестник РХД", № 159, 1990 г., с.3).

"Русская Церковь за два-три года гласности (начавшейся для неё лишь в 1988 г.) уже успела обрести независимость по отношению к государству" ("Вестник РХД", № 160, 1990 г., с. 3).

В 2000 г., последнем году второго тысячелетия, становится ясно, что восторги Н. А. Струве, как и многих других, оказались преждевременными и, самое главное, НЕОБОСНОВАННЫМИ, базирующимися не на фактах, а на стихийном стремлении выдавать желаемое за действительность. В наступившей после кажущегося падения коммунизма эйфории не хотелось упоминать о том, что МП, фактически воссозданная из ничтожества в сентябре 1943 г. тов. Сталиным в целях патриотической пропаганды, свято хранит секреты своего существования в качестве одного из пропагандистских отделений КГБ. А заявления генералов КГБ О. Калугина, Н. Столярова, а также других о том, что руководители церковных организаций назначались Идеологическим отделом ЦК КПСС и соответствующим отделом КГБ СССР, пропускаются мимо ушей.

Но факты -- вещь упрямая, "по плодам их узнаете их,…" Матф.. 7,10. Из 2000 года мы ясно видим, что "Ленин умер, но дело его живёт". Подавляющее большинство нынешних руководителей Российской Федерации ("РФ") -- представители советской номенклатуры. Весь епископат МП, назначенный ЦК КПСС и КГБ -- на месте. Никто из них и не думает отрекаться от своего участия в грехе сергианства -- подчинении церкви безбожной власти в грехе раскола и уничтожения Церкви. Наоборот, пишутся разные объяснения о том, как признание митрополитом Сергием богоборческой власти помогло "спасти Церковь". А насчёт своего участия в антихристианском Всемирном Совете Церквей ("ВСЦ") без стеснения заявляется, что это, мол, выгодно(!) для Церкви. Мы даже не вспоминаем (пророческий) завет-характеристику профессора А. В. Карташёва о взаимоотношении Православной Церкви и советского государства:

"Перед нашими глазами отталкивающая карикатура лже-симфонии, лже-союза (да ещё под лгущей вывеской того же якобы 'отделения'!) за железным занавесом. Всё, что там творится -- сплошная патология, подлежащая упразднению и чистке вместе с распадом коммунистической диктатуры".

Как известно, "упразднения" вот этой "сплошной патологии" не произошло ни в гражданском, ни в церковном управлении. Приунывшие было в 1991 г. зюгановы осмелели и во второй половине 90-х годов замахиваются аж на президентскую власть при поддержке трети российского электората. А МП, поговорив в начале тех же 90-х годов о возможности и желательности воссоединения РПЦЗ с "Матерью-Церковью", во второй половине 90-х годов тоже осмелела, сняла перчатки, обернулась мачехой и повёла атаку на РПЦЗ по всему миру, любыми путями захватывая имущество и приходы РПЦЗ и, в то же время, всячески черня РПЦЗ, не гнушаясь любой дезинформации.

2. ЧТО ТАКОЕ РПЦЗ

Русская Православная Церковь Заграницей, возглавляемая ныне митрополитом Виталием, а ранее возглавлявшаяся митрополитами Антонием, Анастасием и Филаретом, исповедует себя неотъемлемой частью и ПРЕЕМНИЦЕЙ тысячелетней Русской Церкви, вскормившей и воспитавшей русский народ и создавшей его великое государство. РПЦЗ и Катакомбная и Истинно Православная Церковь в России, непосредственно пережившая 80 лет гонений советской власти, являются единой Святой, Соборной и Апостольской Церковью, т.е., истинной Церковью-Матерью.

Вверх

3. У ИСТОКОВ РПЦЗ

Уже во время Гражданской войны появилась надобность в урегулировании церковного управления в юго-восточных областях России. Поэтому 6 мая 1919 г. в Ставрополе Кавказском состоялся Южно-Русский Церковный Собор, который образовал Временное Высшее Церковное Управление ("ВВЦУ") на Юго-востоке России, объединившее несколько епархий. Признание ВВЦУ патриархом Тихоном и органами его управления проявилось в утверждении ряда постановлений ВВЦУ: в посвящении епископов (Серафим Лубенский, Андрей Мариупольский), в назначении епископов на кафедры (в Южной России, в Екатеринославе, в Европе и в Америке), в церковном суде над епископами (Сергий Лавров, Агапий Екатеринославский), в увольнении на покой (Иоанн Кубанский).

Весьма вероятно, что именно создание ВВЦУ подтолкнуло Патриарха Тихона на написание боговдохновенного канонического распоряжения от 7/20 ноября 1920 г. за № 362. Указ этот был принят соединённым присутствием Патриарха, Священного Синода и Высшего Церковного Совета (состоящего из духовенства и мирян) -- т.е., высшим объединённым органом церковного управления, утверждённого Собором 1918 г. Указ № 362 говорит о самостоятельном управлении епархий, оказавшихся вне общения с Синодом и Патриархом, на основании которого была основана Русская Православная Церковь Заграницей. По-видимому, указ № 362 был одним из последних деяний этого высшего управленческого органа Русской Церкви.

"Боговдохновенного", потому что он совершенно чудесно оказался жизненно руководящим для Русской Церкви и в России и заграницей. Параграф 2-й этого указа гласит: "В случае, если епархия вследствие передвижения фронтов, изменения государственной границы и т. п. окажется вне всякого общения с Высшим Церковным Управлением или само Высшее Церковное Управление почему-либо прекратит свою деятельность, епархиальный архиерей немедленно входит в сношение с архиереями соседних епархий на предмет организации высшей инстанции церковной власти для нескольких епархий, находящихся в одинаковых условиях (в виде ли Временного Высшего Церковного Управления или Митрополичьего округа или ещё иначе)". 3-й параграф предписывает: " Попечение об организации Высшей Церковной Власти для группы епархий, оказавшихся в положении указанном в пар. 2, составляет НЕПРЕМЕННЫЙ долг старейшего в данной группе архиерея".

Патриарх Тихон в указе № 362 применил церковный канон: 39-ое правило 6-го Вселенского Собора говорит об аналогичном случае, когда часть населения Кипра ушла с родины, "дабы освободиться от иноверного рабства". Вселенский Собор сохраняет за ними и на чужбине их священноначалие и все обычаи их Церкви. В России, после захвата власти большевиками в 1917 г., также установилось "иноверное рабство". Как известно, в Совете Народных комиссаров 1918 г. из 22 членов было только двое(!) русских. Да и эти русскими были только по названию, так как их "религией" был марксизм (вспомним слова Ф. М. Достоевского о том, что русский человек есть православный человек).

После того как в конце 1920 г. до двух миллионов русских покинуло Родину, настал момент для применения указа № 362 и 39-го правила 6-го Собора. Соответственно, старейший по сану из прибывших за границу архипастырей, Высокопреосвященный Антоний (Храповицкий), митрополит Киевский, с благословения Вселенского Патриарха, в ноябре 1920 г. созвал Первый Заграничный Архиерейский Собор, в котором лично или письменно участвовало 34 епископа: митрополит Киевский и Галицкий Антоний (Храповицкий, председатель Собора и ВВЦУ); епископ Алеутский Антоний; архиепископ Кишинёвский Анастасий; архиепископ Северо-Американский Александр, епископ Адам; епископ Белгородский, управляющий Иерусалимской Миссией Апполинарий; епископ Белостокский Владимир; епископ Севастопольский Вениамин; епископ Челябинский Гавриил; епископ Екатеринославский, управляющий церковными делами в Греции, Африке и на о. Кипре Гермоген; епископ Царицынский, начальник пастырского Богословского училища Дамиан; архиепископ Литовский Елевферий; архиепископ Бруклинский Евфимий; митрополит Западно-Европейский Евлогий; архиепископ Пекинский Иннокентий; епископ Урмийский Мар-Илья; епископ Тяньцзинский Иона; архиепископ Харбинский Мефодий; епископ Забайкальский Мелетий; епископ Александровский Михаил; епископ Владивостокский Михаил; епископ Камчатский Нестор; архиепископ Пинский Пантелеимон; митрополит Северо-Американский Платон; архиепископ Финляндский Серафим; епископ Лубенский, управляющий церковными делами в Болгарии Серафим; епископ Бельский Сергий; епископ Черноморский Сергий; архиепископ японский Сергий; епископ Питсбургский Стефан; епископ Шанхайский Симон; архиепископ Полтавский Феофан; епископ Курский Феофан; (архиепископ Иоанн Латвийский не участвовал в Соборе по местным политическим условиям).

Учитывая создавшееся положение, Собор этот переименовал ВВЦУ на Юге России в "Высшее Русское Церковное Управление заграницей" ("ВРЦУ"), которое избрало Архиерейский Синод во главе с митрополитом Антонием (Храповицким) в качестве исполнительного органа между соборами. В 1921 г., по приглашению Сербского патриарха Димитрия, ВРЦУ переехало в Югославию, где на своём заседании от 6/19 и 8/21 апреля 1921 г. постановило созвать Первый Заграничный Русский Церковный Собор для "объединения, урегулирования и оживления церковной деятельности".

В "Положении о созыве Заграничного Собора Русских Церквей", утверждённом ВРЦУ 12/25 июля 1921 г., говорилось: "В состав Собрания входят в качестве членов представители всех заграничных автономных Церквей, епархий, округов и миссий, пребывающих в подчинении святейшему Патриарху Всероссийскому".

И дальше: "Выборы в Собрание производятся по следующим 15 округам и 15 районам. Округи: Сев. Америка, Япония, Китай, Финляндия, Эстляндия, Латвия, Литва, Польша, Германия, Франция, Италия, Сербия, Болгария, Турция и Дальний Восток. Районы: Швеция, Дания, Нидерланды, Бельгия, Испания, Англия, Швейцария, Чехия, Венгрия, Австрия, Румыния, Палестина, Александрия, Греция, Африка".

Соответственно, с 21 ноября по 3 декабря 1921 г., в Югославии, в Сремских Карловцах, состоялся "Всезаграничный Русский Церковный Собор". На него было приглашено 155 человек, за редкими исключениями все приехавшие. Почётным председателем Собора был избран патриарх Сербский Димитрий. Среди почётных членов были: председатель Совета Министров Югославии г. Пашич, Главнокомандующий Русской Армией генерал Врангель и др. Председателем Собора был председатель ВЦРУ митрополит Антоний.

На заседании 13/26 ноября 1921 г. архиепископ Анастасий, говоря о голоде в Поволжье, заявил: "Теперь позволю себе остановить Ваше внимание на вопросе о том, как помочь голодающему населению, нашим страждущим братьям в России. Просить, убеждать палачей оставить, прекратить мучения -- это всё равно, что желать, чтобы тигр выпустил из зубов свою жертву; обращаться с пожеланиями к самому страждущему населению, конечно, бесполезно; но у нас есть одно средство -- обратиться с воззванием ко всему миру; он не должен допустить вымирания русского народа. Конечно, мы не можем сказать красноречивее того, что сказал св. патриарх Тихон в своём Послании, но мы должны и можем сказать сильнее то, чего не мог сказать он в своём положении: мы должны сказать, что бедствия, переживаемые русским народом, есть результат дикого, развратного, кровавого режима палачей России; англичане, например, уже узнали, что такое большевизм; Вашингтонская Конференция стремится к миру, но этого мира не будет до тех пор, пока не придёт к миру Россия. Если бы мы были в состоянии, мы должны были бы разослать всюду миссии, которые, подобно Петру Амьенскому, обошли бы весь свет, открывая ему глаза на русские дела… Некоторые склонны идти на примирение с большевиками или по мягкосердию, или из карьеры, но мы должны решительно сказать: нон поссумус (не можем). Никто из нас не имеет права переступить порог советский для союза, ибо это уже не союз, а вражда против Бога. Мы должны противодействовать этому соблазну. Должны также установить моления в церквах за всех погибших за веру, царя и Отечество, начиная с Царя-мученика Николая II и замученных святителей".

Среди документов Собора особенное значение имели "Послание чадам Русской Православной Церкви, в рассеянии и изгнании сущим" и Послание к мировой Конференции" (Генуэзской). Этот Собор, ставший называться "Карловацким", вызвал огромное озлобление среди большевиков, особенно из-за послания к Генуэзской конференции. От патриарха Тихона они потребовали репрессий против заграничной Русской Церкви. Надеясь уступкой добиться ослабления гонений против всей Русской Церкви на Родине, патриарх Тихон издал 22 апреля/5 мая 1922 г. указ о закрытии ВЦУ заграницей.

На следующий день после подписания этого указа Патриарх Тихон был арестован и 3/16 мая 1922 г., ввиду своего ареста, на основании постановления № 362 от 7/20 ноября 1920 г., передал "всю полноту власти" митрополиту Агафангелу, который посланием от 5/18 июня 1922 г. попросил всех епархиальных архиереев "управлять епархиями самостоятельно, в соответствии с тем же постановлением Патриарха Тихона от 7/20 ноября 1920 г.".

В ответ на все эти происшествия, 31 августа/13 сентября 1922 г. заграничный Архиерейский Синод постановил:

"Во исполнение Указа Патриарха и его Синода и Совета -- Высшее Церковное Управление упразднить. На основании же постановления Патриарха и тех же органов управления при нём от 7(20) ноября 1920 г. за № 362 -- образовать Временный Священный Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей". На это ни патриарх, ни органы его управления, не реагировали, признав каноничность этого поступка.

С момента его образования, Архиерейский Синод РПЦЗ развил успешную деятельность по объединению церквей по всему миру. Вскоре подавляющая часть русских приходов в разных частях света вошла в РПЦЗ.

Вверх

4. СЕРГИАНСКОЕ РАБСТВО

Декларация митрополита Сергия от 16/29 июля 1927 г. явилась, по сути, последним документом МП, выпущенным ею более-менее самостоятельно. "Декларация 1927 года, означавшая отход от позиции аполитичности, привела к возникновению новой формы взаимоотношений Патриаршей Церкви с государством. Именно с этого времени был установлен тотальный контроль гражданских властей над внутрицерковной жизнью" (ИТРПЦ, стр. 3).

Всё, что МП предпринимала после этой Декларации, напрямую диктовалось советским правительством. "Самостоятельность" митрополита Сергия стала чисто кажущейся. Он, его преемники и руководство МП стали подставными фигурами, через которые действовала советская власть, предпочитавшая оставаться в тени. Если и когда будут открыты архивы КГБ и МП, то прояснится закулисная роль КГБ и ЦК КПСС во всех действиях МП. Помимо присяги на верность от лица всех православных, Декларация дала ещё один повод для обвинения духовенства и мирян в их неповиновении "законной церковной власти", дала ГПУ возможность делить людей на "хороших" и "плохих". А о том, что происходило в СССР с "плохими", известно.

Декларация фактически сделала МП преемницей "советской церкви" ("обновленцев"), наспех созданной в мае 1922 г. Вспомним, что 12 мая 1922 г. делегация обновленцев заявилась к находящемуся под стражей Патриарху Тихону, требуя, чтобы тот сложил с себя сан. Членами этой "инициативной группы" были: прот. А. Введенский, священники А. И. Боярский и Е. Белков, псаломщик С. Стаднюк и два работника ГПУ (ТРЦ, стр. 285).

Воспользовавшись тем, что 12 мая 1922 г., находясь в руках ГПУ, Патриарх поставил во главе церковного управления "до созыва Собора" митрополита Агафангела (Преображенского), обновленцы уже 13 мая выпустили воззвание, призывающее к сотрудничеству с советской властью, осуждающее Патриарха и верное ему духовенство и требующее "суда над виновниками церковной разрухи". На следующий же день они были приняты председателем ВЦИКа М. И. Калининым, который дал формальное согласие на создание Высшего Церковного Управления "ввиду отстранения Патриархом Тихоном себя от власти" (ПЛ, стр. 43).

А 3/16 июня 1922 г. некоторые иерархи расписались в верности обновленцам. Не случайно среди них оказались оба последующих "патриарха" -- митрополит Владимирский Сергий (Страгородский) и епископ Ямбургский Алексий (Симанский). Так, во многих газетах от 16 июня 1922 г. появился так называемый "Конкордат трёх", автором которого, согласно ИТРПЦ, стр. 268, и был митрополит Сергий:

"Мы, Сергий, митрополит Владимирский и Шуйский, Евдоким, архиеп. Нижегородский и Арзамасский, и Серафим, архиеп. Костромской и Галичский, разсмотрев платформу Временного Церковного Управления и каноническую законность Управления, заявляем, что целиком разделяем мероприятия Церковного Управления, считаем его единственной канонически законной верховной церковной властью и все распоряжения, исходящие от него, считаем вполне законными и обязательными.

Мы призываем последовать нашему примеру всех истинных пастырей и верующих сынов Церкви, как вверенных нам, так и других епархий".

Торопясь как можно скорее "укрепить свои позиции", обновленцы уже 23 июня/6 июля созывают "Всероссийский съезд белого духовенства". Архиепископ Евдоким избирается первоиерархом с возведением его в чин митрополита. Съезд также проводит ряд церковных программ в соответствии с обновленческими установками -- переход на новый стиль, разрешение на второй брак для священнослужителей, разрешение женатого епископата. Исполняя приказы Кремля, съезд также поддержал закрытие монастырей и ликвидацию святых мощей. Следует отметить, что в съезде принимал участие и будущий Патриарх МП митрополит Сергий (Страгородский).

Несмотря на то, что обновленцы были преданы анафеме Патриархом Тихоном в конце 1922 г., все эти резолюции были подтверждены на "2-ом Поместном Соборе Православной Российской Церкви" (обновленческом), открывшемся 16/29 апреля 1923 г. в Храме Христа Спасителя. Уже здесь всенародно начала проявляться лживая суть обновленцев, надёжно вошедшая в обиход МП во всей её последующей истории вплоть до наших дней. Так, в речи одного из предводителей обновленцев, В. Д. Красницкого, говорится: "…Прежде всего, мы должны обратиться со словами благодарности к правительству нашего государства, которое, вопреки клевете заграничных шептунов, не гонит Церковь…""…Слово благодарности и привета должно быть высказано нами единственной в мире власти, которая творит, не веруя, то дело любви, которое мы, веруя, не исполлняем, а также вождю Советской России В. И. Ленину, который должен быть дорог и для церковных людей, как граждан единой республики"!

Другой "вождь" обновленченства, А. И. Введенский, также во всю расписывается в верности: "…Марксисты, коммунисты, Советская власть работают для исполнения заветов Христа -- скажете ли вы: они антихристы?" "…Маркс ни слова не говорит о нравственности, но является бессмертным гигантом нравственности, и гигантом, перед которым многие -- жалкие болтуны нравственности".

В соборном же "постановлении" говорится:

"…Церковным людям не следует видеть в советской власти власть антихристову. Наоборот, Собор обращает внимание что советская власть, государственными методами, одна во всём мире, имеет цель осуществить идеалы Царства Божия.
Поэтому каждый верующий церковник должен не только быть гражданином, но и всемерно бороться, вместе с советской властью, за осуществление на земле идеалов Царства Божия".

Трудно сказать, куда бы пришла Церковь, ведомая обновленцами, если бы не неожиданная помощь со стороны западных стран. Зверства, творимые советской властью над русским духовенством и верующими, вызвали огромное возмущение во всём мире. Отовсюду советскому правительству шли телеграммы с требованиями освободить Патриарха и прекратить гонения на церковь. Дошло до того, что лорд Керзон, в официальной ноте британского правительства (написанной по другому поводу), резко высказался против притеснений Церкви и верующих. Вынужденная на уступки, советская власть освободила Патриарха Тихона в июне 1923 г., заставив его, правда, подписать заявление, которое часто приводится апологетами МП как равносильное по своему предательству Декларации 1927 г. митрополита Сергия. В частности, Патриарх в нём заявил, "что я отныне Советской власти не враг". Излишне указывать на огромную разницу между верноподданнической Декларацией и этим выражением.

Уже 15 июля 1923 г. Патриарх обратился с посланием к священнослужителям и всем верным чадам Православной Российской Церкви, где объяснял ложь обновленцев, решительно отрицал их заявления о том, что он передал им власть или дал благословение на создание нового Высшего Церковного Управления, и призывал православных к покаянию. Многие иерархи, включая митрополита Сергия и архиепископа Серафима, публично каялись и были приняты Патриархом опять в общение (ПЛ, стр. 52).

Вверх

5.   РАЗДЕЛЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ЦЕРКВИ

Декларация митрополита Сергия поставила в сложное положение других иерархов. С одной стороны митрополит Сергий, будучи представителем митрополита Петра, административно возглавлял Российскую Православную Церковь, а с другой --   христианская совесть многих не могла смириться с такой резкой переменой церковного курса. Разорвать отношения с митрополитом Сергием означало отойти от административного управления Церкви, что для православного сознания сделать было нелегко. Созвать церковный собор и обсудить создавшееся положение было невозможно. В результате Церковь внутри СССР вынужденно разделилась на четыре группы иерархов и их паствы.

Первая -- те, кто поддержал митрополита Сергия, их было совсем немного.

Вторая -- "умеренная" группа, которая также именовалась "непоминающими". Это те, кто прервали административное (но не каноническое) подчинение митрополиту Сергию, отказываясь выполнять его распоряжения и прекратили поминание за богослужением его и властей. Таких было большинство (в их числе митрополиты Кирилл и Агафангел). Представители этой группы, принципиально не разделяя позицию митрополита Сергия, понимали, что полный разрыв с ним означает раскол со всеми вытекающими последствиями и поэтому надеялись убедить митрополита Сергия изменить занятую им позицию. Такого же мнения придерживался и Местоблюститель Патриаршего престола митрополит Пётр. 26 февраля 1930 г. он писал митрополиту Сергию из ссылки: "На мой взгляд, ввиду чрезвычайных условий жизни Церкви, когда нормальные правила управления подвергаются всяким колебаниям, необходимо поставить церковную жизнь на тот путь, на котором она стояла в первое Ваше заместительство. Вот и благоволите вернуться к той, всеми уважаемой Вашей деятельности" -- т.е., до издания Декларации. Однако, попав во власть богоборцев, митрополит Сергий уже не был способен изменить принятый курс. Убедившись в этом, многие "непоминающие" отошли от него окончательно (так поступил и митрополит Кирилл, к 1937 г. окончательно приравняв "сергиан" к обновленцам).

Третья группа -- Истинно-Православная Церковь ("ИПЦ"). Это те, кто с самого начала и административно и канонически отошли от митрополита Сергия и открыто занялись формированием нового управления Российской Православной Церкви. ИПЦ добивалась прав легального существования и поначалу имела открытые приходы по всей стране. Наиболее ярким представителем этого направления был митрополит Иосиф (Петровых) -- поэтому эту группу верующих также называли "иосифлянами". Он со своими викариями и примкнувшими к нему епископами занялся организацией епархий, принимал священнослужителей и делал назначения на приходы. Советская власть некоторое время терпела открытое существование этих приходов. Однако в 1930-1931 гг., в ходе серии судебных процессов по всей стране под названием "Контреволюционная организация Истинно-православная церковь", эта форма существования православных общин была разгромлена и оставшиеся на свободе верующие вынуждены были перейти на нелегальное существование. ИПЦ, как открытая форма жизни Церкви, просуществовала до 1931 г., отдельные же её приходы сохранились и в конце 30-х (последний открыто действующий приход ИПЦ был закрыт в Ленинграде в 1943 г.). Общины ИПЦ возродились на нашей родине сразу же после прекращения открытых гонений.

Четвёртая группа -- Катакомбная Церковь ("КЦ"). Как показала история -- это единственно возможная бескомпромиссная форма существования Церкви в СССР, основанная ещё Патриархом Тихоном. Катакомбные приходы существуют до наших дней.

Приведенная выше классификация весьма условна, чётких границ между этими группами никогда не было (кроме трёх последних и "сергиан"). Например, некоторые исследователи считают, что движение "Истинно православных христиан" следует считать независимым течением, другие -- что они были частью ИПЦ (ИТРПЦ, стр. 199). Различные православные группировки, выступившие против сергианства в СССР, хорошо описаны в ИТРПЦ, где приведены многие подробности преследований всех православных выступивших против ереси сергианства. Книга так и пестрит описаниями расстрелов представителей группировок, ставших в оппозицию МП. Книга также приводит множество фактов, выявляющих неблаговидную роль МП в подавлении неугодных. Например: "после интронизации Патриарха Алексия в феврале 1945 г духовенство. находившееся в лагерях, прошло специальную 'перерегистрацию', во время которой спрашивали, признают ли заключенные нового Патриарха. Непризнававшие священнослужители были приговорены к увеличению срока наказания или расстрелу, а признававшие нередко получали досрочное освобождение и назначения на приходы" (ИТПРЦ, стр. 191). Следует думать, что многие противники сергианства сочувствовали друг другу. Так, документально известно, что митрополит Пётр и митрополит Кирилл, все иные "непоминающие" и представители ИПЦ благословляли создание катакомб. Митрополит Кирилл был сослан, а затем расстрелян за принадлежность к ИПЦ. Церковь вынуждена была искать новые формы своего существования в условиях гонений и невозможности созыва церковного собора. Все четыре приведенные группы, а также и РПЦЗ, поминали как своего главу митрополита Петра. После же его расстрела КЦ стала поминать как первого епископа Первоиерарха РПЦЗ или своего правящего архиерея.

Вверх

6. ЖИЗНЬ ВО ЛЖИ

Хотя митрополит Сергий и покаялся в своей измене и присоединении к обновленцам и был прощён Патриархом Тихоном, принятие им лжи обновленцев явилось, по-видимому, прецедентом того, что, оказавшись под нажимом со стороны ГПУ в 1927 г., он не смог противиться и сдался "на милость победителя". Начиная с него, деятельность руководства МП включает бесконечную цепь лживых заявлений и действий с 1927 г. до наших дней. Приведём некоторые из них.

Видный вождь обновленцев, их идеолог, А. Введенский, пишет: "Вопреки патриарху Тихону, В.Ц.У. считает декрет об отделении церкви от государства не гонением на церковь, а благом…" (ПЛ, стр. 119).

В 1942 г. МП заявляет: "Декрет о свободе совести, изданный советской властью ещё в январе 1918 г., обезпечивает всякому религиозному обществу, в том числе и нашей Православной Церкви, право и возможность жить и вести свои религиозные дела согласно требованию своей веры…" (ПЛ, стр.119).

В 1958 г. МП говорит: "Царские законы совершенно отрицали свободу совести. Только победой Великой Октябрьской социалистической революции был положен конец вековой царско-самодержавной политической опеке над совестью граждан, только при Советской власти Церковь была отделена от Государства и школа от Церкви и установлены действительная свобода совести и подлинная веротерпимость" (ПЛ, стр.120).

1978 г. патриарх Пимен: "Установление народной власти и последовавший затем Декрет Советского Правительства от 23 января 1918 г. об отделении Церкви от государства привели к коренному изменению нашей церковной жизни" (ПЛ, стр. 121).

А в 1987 г. (на дворе -- "гласность и перестройка", уже никто, как будто, и не насилует?), к годовщине "великой октябрьской", тот же Пимен заявляет: "Семьдесят лет тому назад совершилась Великая Октябрьская социалистическая революция. Она стала эпохальным событием в истории нашей страны и всего мира. В борьбе за народовластие самоотверженно участвовали и верующие люди, в том числе и чада Русской Православной Церкви, которые видели в революции возможность воплощения в жизнь своих религиозных идеалов" (ПЛ, стр. 122).

А что творилось на смерть Ленина! Вот что пишет митрополит Евдоким, "вождь" обновлевцев, тов. М. И. Калинину: "Священный Синод российской православной церкви выражает вам искреннейшее сожаление по случаю смерти великаго освободителя нашего народа из царства векового насилия и гнета на пути полной свободы и самоустроения". … "Мы знаем, что его крепко любил народ". … "Вечная память и вечный покой твоей многострадальной, доброй и христианственной душе" (ПЛ, стр. 123).

Это послание перекликается с посланием патриарха Алексия 10 марта 1953 г. по случаю смерти Сталина: "От лица Русской Православной Церкви и своего выражаю самое глубокое и искренне соболезнование по случаю кончины незабвенного Иосифа Виссарионовича СТАЛИНА, великаго строителя народного счастья" (ПЛ, стр. 124).

Для сравнения посмотрим как Патриарх Тихон выразился в печати по случаю смерти Ленина: "Прошу через вашу газету выразить моё соболезнование правительству Союза Советских Республик, по поводу тяжкой утраты, понесенной им в лице неожиданно скончавшегося председателя Совета Народных Комиссаров В. И. Ульянова-Ленина" (ПЛ, стр. 127). В скобках отметим, что Патриарх соболезнует по поводу утраты, понесенной правительством, а не им, Церковью или русским народом.

И, уже совсем близко к нашему времени, теперешний патриарх Алексий II, 13 ноября 1991 г. в Нью-Йорке, выступая перед раввинами, начал так: "Дорогие братья, шалом вам во имя Бога любви и мира! " … "Единение иудейства и христианства имеет реальную почву духовного и естественного родства и положительных церковных интересов" (ПЛ, стр. 144).

А митрополит Смоленский Кирилл (Гундяев), выступая на VII Ассамблее Всемирного Совета Церквей в Канберре, в Австралии в 1991 г. сказал: "Всемирный Совет Церквей -- это колыбель будущей единой церкви …, наш общий дом, и мы несём особую ответственность за его судьбу" (ПЛ, стр. 143).

Вверх

7. УХОД В КАТАКОМБЫ

Духовным отцом, породившим самую идею "Катакомбной Церкви" ("КЦ"), часто смешиваемой с "Истинно Православной Церковью" ("ИПЦ"), был св. Патриарх Тихон. Первым её тайным епископом Серпуховским с именем Максима стал д-р медицины, профессор Михаил Александрович Жижиленко, который был личным врачом и другом Патриарха, а также главным врачом Таганской тюрьмы в Москве. "Патриарх, незадолго до своей кончины, с ужасом убеждаясь, что предел 'политическим' требованиям Советской власти лежит за пределами верности Церкви и Христу, высказал мысль о том, что, по-видимому, единственным выходом для Православной Русской Церкви сохранить верность Христу будет в ближайшем будущем УХОД В КАТАКОМБЫ" (КОИРЦ, стр. 70). Поэтому св. Патриарх Тихон благословил проф. М. А. Жижиленко принять тайное монашество, а затем, в случае, если высшая иерархия изменит Христу и уступит духовную свободу Церкви -- стать тайным епископом.

Предвиденная Патриархом измена стала явной в 1927 г. в виде декларации м. Сергия и проф. Жижиленко исполнил волю св. Патриарха Тихона и стал первым тайным епископом Серпуховским Максимом. Не имеющая в первые годы своего существования ни организации, ни администрации, разрозненная физически и географически, КЦ объединялась только именем митрополита Петра. Епископ Максим, продолжая работать врачом Таганской тюрьмы, вёл епископскую деятельность до своего ареста летом 1929 г. На допросах в ГПУ епископ сказал, что был монахом, но не афишировал этот факт. На вопросы о его отношениях с Патриархом, он заявил, что у них было молитвенное и монашеское общение. Таким образом, единственное его "преступление" состояло в том, что он скрыл своё монашество будучи тюремным врачом. Соответственно, он был приговорён к трём годам ссылки в Соловки.

В Соловках, благодаря своим медицинским знаниям, епископ Максим скоро стал главным врачом Соловецкого лагеря. Это дало ему возможность вести священническую работу среди заключённых. Напомним, что в 1928 г., с усилением антиправославного террора вследствие декларации м. Сергия, количество осуждённых по церковным делам в Соловецком концлагере достигало 20% от общего числа заключённых. С 1928 г. в Соловецком и Свирском концлагерях, в лагере "БЕЛБАЛТЛАГ" и во многих лагерях Сибири стало совершаться много хиротоний. В Соловецком концлагере их совершали епископы Максим, Виктор, Иларион и Нектарий (КОИРЦ, с. 72). КЦ в Соловецком концлагере присоединился ряд священников, не принявших декларацию м. Сергия. Так Соловецкий концлагерь стал колыбелью КЦ. Именно здесь был предан анафеме (в подтверждение анафемы Патриарха Тихона) м. Сергий и его последователи, т.е. вся советская "лже-церковь".

Хотя в течение продолжительного времени ГПУ многое "прощало" епископу Максиму за его врачебную работу, в 1930 г. он был привезен в Москву и расстрелян 4 июня.

Епископ Глуховский Дамаскин много сделал в деле становления КЦ. Узнав о декларации м. Сергия в сибирской ссылке, он написал около 150 писем с осуждением декларации, что помогло объединению КЦ. Вернувшись из ссылки в европейскую часть России в 1928 г., он много путешествовал с целью организации приходов КЦ. Летом 1929 г. епископ Дамаскин получил благословение на работу КЦ от митрополита Петра, но осенью 1929 г. был арестован и выслан в Соловки, где встретился с епископом Максимом.

Выйдя на свободу в 1934 г., епископ Дамаскин продолжал работу в КЦ, но, по истечении нескольких месяцев, был снова арестован и вскоре погиб.

Перед войной 1941 г. в СССР оставалось всего около 100 "сергианских" приходов и тысячи приходов КЦ -- наглядная демонстрация того, что в то время "спасало" Церковь -- предательство или исповедничество.

Ряды КЦ значительно возросли во время "церковной чистки" 1936-40 гг., когда многие священники МП были лишены своих приходов.

Вверх

8. РПЦЗ ПОСЛЕ ДЕКЛАРАЦИИ

Хорошо уяснив себе истинное значение Декларации -- переход в обновленченство и полная капитуляция перед атеистическим государством -- РПЦЗ высказалась по поводу фактического порабощения Церкви на Родине коммунистической антихристианской властью следующим Постановлением Собора русских архиереев заграницей:

"Заграничная часть Всероссийской Церкви должна прекратить административные сношения с Московской Церковной властью, в виду невозможности нормальных отношений с нею и в виду порабощения её безбожной Советской властью, лишающей её свободы в своих волеизъявлениях и свободы канонического управления Церковью.

Чтобы освободить нашу иерархию в России от ответственности за непризнание Советской власти заграничной частью нашей Церкви, впредь до восстановления нормальных отношений с Россией и до освобождения нашей Церкви от гонений безбожной Советской власти, заграничная часть нашей Церкви должна управляться сама, согласно священным канонам, определениям Собора 1917-1918 гг. и Постановлением Патриархии от 7(20) ноября 1920 г. за № 362, при помощи Архиерейского Синода и Собора Епископов. Заграничная часть Русской Церкви почитает себя неразрывной, духовно-единой ветвью Великой Русской Церкви и не считает себя автокефальной. Она по прежнему считает своей Главой Патриаршего местоблюстителя митрополита Петра и возносит его имя за богослужением.

В ответ на заявление Декларации митрополита Сергия: 'мы потребовали от заграничного духовенства дать письменное обязательство в полной лояльности к Советскому правительству во всей своей общественной деятельности; не давшие такого обязательства или нарушившие его будут исключены из состава клира, подведомственного Московской Патриархии' (Послание от 16/29 июля 1927 г.), Собор Архиереев заграницей, в том же определении, заявил: 'Решительно отвергнуть предложения митрополита Сергия и его Синода дать подписку о верности Советскому правительству, как неканоническое и весьма вредное для святой Церкви'… Если же последует постановление митрополита Сергия и его Синода об исключении заграничных епископов и клириков, не пожелавших дать подписку о верности Советскому правительству, из состава клира Московского Патриархата, то таковое постановление будет неканоническим" (Окружное Послание Архиерейского Собора от 27 августа 1927 г.).

9 мая 1928 г. указом московского Синода за № 104 заграничный Архиерейский Собор и Синод были объявленными упразднёнными и все их действия отменёнными. На практике это распоряжение, конечно, не могло иметь никакого реального значения. Этот указ, как отмечалось выше, уже не был свободным волеизъявлением московского Синода, а был написан под диктовку "органов".

22 июня 1934 г., после длительной бесплодной переписки с Сербским патриархом Варнавой, которого митрополит Сергий пытался привлечь на свою сторону, московский Синод решил " Карловацкую группу, как ослушников законного священноначалия и учинителей раскола, предать Церковному суду с запрещением в священнослужении впредь до суда или раскаяния". Напомним, что 1934 г. -- время знаменитых сталинских "показательных процессов", на которых всевозможные "враги народа" признавались в разнообразнейших преступлениях "перед Родиной".

Следует отметить, что митрополит Евлогий, вышедший из РПЦЗ в 1926 г. из-за решения Архиерейского Синода выделить из состава Западно-Европейской епархии, руководимой им, приходы Германии в самостоятельную епархию, дал подписку на верность СССР. Но уже через два года ему пришлось сожалеть о своём поступке. В то время по всему миру прокатилась волна протестов против ожесточившихся гонений православных: к числу прочих обвинений со стороны советской власти прибавилось ещё одно -- непризнание Декларации. Организовывая моления за гонимых христиан в СССР, глава Англиканской Церкви пригласил митрополита Евлогия принять участие в этих молитвах. Отказаться тому было стыдно и он принял в них участие, за что и был привлечён к суду МП. Тогда он перешёл в подчинение Константинопольскому патриарху. Но часть его духовенства осталась в подчинении МП.

В качестве свободной части Русской Церкви, РПЦЗ пользовалась вниманием святейших патриархов и других иерархов братских Православных Церквей. Особое внимание и заботу о ней проявлял Сербский патриарх Варнава, старавшийся даже быть посредником между ней и митрополитом Сергием, которого он чтил и любил как своего ректора по академии. Однако вскоре он убедился, что митрополит Сергий находится в руках врагов Церкви и действия его вредны ей, о чём он прямо и написал ему.

9/22 июля 1930 г. патриарх Варнава, во время службы в русской Троицкой церкви, обратился к русскому зарубежью: "Знайте, что изуверы, гонящие Церковь, не только её мучают, но стараются её расколоть, разъединить и всячески простирают свои преступные руки к вам, находящимися за пределами вашего отечества. Вы, верные сыны России, должны помнить, что вы являетесь единственной опорой великого русского народа… Посеянные врагами вашей Родины церковные раздоры должны во что бы то ни стало прекратиться. Среди вас находится великий иерарх митрополит Антоний, который является украшением вселенской Православной Церкви. Это высокий ум, который подобен первым иерархам Церкви Христовой в начале христианства. В нём заключается церковная правда и те, кто отделился, должны вернуться к нему. Вы все, не только живущие в нашей Югославии, но и находящиеся в Америке, в Азии, во всех странах мира, должны составить во главе с вашим великим архипастырем митрополитом Антонием единое несокрушимое целое, не поддающееся нападкам и провокациям врагов Церкви. Я как Сербский патриарх, ныне ваш родной брат, горячо молюсь Богу, чтобы Он соединил русских людей, находящихся заграницей в единое целое, чтобы восстала Россия такою, какою она была во главе с Православным Самодержащим Царём, и от имени Господа Иисуса Христа и всех Его святых благословляю вас благословением патриаршим".

Патриарх Варнава участвовал в жизни РПЦЗ, созывал под своим председательством совещания представителей разных зарубежных церковных областей. При его участии и под его председательством в 1935 г. было выработано "Положение о Русской Православной Церкви Заграницей", подписанное им и русскими иерархами и явившееся основой для управления РПЦЗ. Такое же доброе отношение в РПЦЗ проявлял и Антиохийский патриарх Григорий, оказывавший ей всегда поддержку и пожертвовавший средства на издание Православного катехизиса, составленного митрополитом Антонием. В общении с РПЦЗ были и другие Православные Церкви.

В 1935 г. на юбилей 50-летнего священнослужения главы РПЦЗ, митрополита Антония, прибыли представители от разных церквей. Он пользовался большим уважением в православных кругах. В частности, он написал целый ряд богословских и популярных трудов. Например, "Чем отличается православная вера от западных исповеданий" (1911 г.), способствовал написанию "Русская идеология"(1939 г.) архиепископом Серафимом (Соболевым)   и др. Скончался митрополит Антоний в 1936 г. и его преемником стал митрополит Анастасий, также пользующийся большим уважением среди православных.

В это время гонения на Русскую Церковь в СССР продолжались. 10 октября 1937 г. был расстрелян местоблюститель патриаршего престола митрополит Пётр (Полянский). 20 ноября 1937 г., вместе с митрополитом Иософом (Петровых) расстрелян митрополит Кирилл (Смирнов), который должен был стать местоблюстителем после митрополита Петра. В это время Русская Церковь находилась в состоянии крайнего опустошения. На свободе оставалось только несколько архиереев, большинство храмов было закрыто. Большинство оставшегося духовенства находилось в ссылке, на принудительных работах, или проживало скрывая свой сан. Но некая часть духовенства продолжала катакомбное служение, не подчиняясь приказам митрополита Сергия.

В 1938 г., по инициативе скончавшегося в 1936 г. митрополита Антония, состоялся Второй Всезарубежный Собор. В нём приняли участие 13 архипастырей, 26 пастырей и 58 мирян. На Соборе были представлены различные доклады, а в заключение Собор принял два замечательных послания: "К Русскому народу в Отечестве страждущему" и "К Русской пастве в рассеянии сущей".

Вверх

9. РПЦЗ ВО ВРЕМЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Во время войны митрополит Анастасий оставался в Югославии. Когда она была оккупирована немцами, немцы с угрозами потребовали от него написать послание к русскому народу с просьбой сотрудничать с немцами. Владыка отверг эти требования.

Однако, когда в 1944 г. немецкое руководство заключило с генералом А. А. Власовым соглашение о создании фактического русского правительства в изгнании -- Комитета Освобождения Народов России, "КОНР",-- РПЦЗ поддержало это НЕЗАВИСИМОЕ проявление борьбы против коммунизма. 18 ноября 1944 г., на торжественном вечере в зале "Европа-Хаус" в Берлине по случаю создания КОНР, священник РПЦЗ Александр Киселёв произнёс приветственное слово от лица РПЦЗ. На этом же заседании присутствовал митрополит Анастасий, первоиерарх РПЦЗ и многие представители духовенства РПЦЗ. Вскоре после этого отец Александр Киселёв возглавил дело духовного окормления Русской Освободительной Армии ("РОА"), начавшей формироваться после создания КОНР. В 1945 г., во время эвакуации из Карлсбада, генерал Власов предоставил одну из штабных машин в распоряжение митрополита Анастасия, чтобы облегчить его путешествие. Сам Власов, по свидетельствам его биографов (И. Новосильцев, В. Поздняков, В. Штрик-Штрикфельд), был религиозным человеком. Именно по инициативе КОНР на вечер 18 ноября 1944 г. были приглашены представители РПЦЗ.

На принудительные работы в Германии было вывезено из СССР до пяти миллионов человек. В лагерях военнопленных также томилось большое количество русских. Доступ в лагеря как рабочих, так и военнопленных был запрещён духовенству РПЦЗ. И тем не менее всевозможными путями священники РПЦЗ проникали в эти лагеря и несли духовное утешение и проповедь о Христе русским людям.

Духовенство РПЦЗ всячески помогало русским, как попавшим на принудительные работы в качестве "остовцев", так и военнопленным. В книге протоиерея Александра Киселёва "Облик генерала А. А. Власова" этому посвящена целая глава "Внутренний мир генерала Власова", стр. 61-89. Здесь описывается и миссионерская работа РПЦЗ, и помощь продуктами питания и одеждой, и духовное окормление.

Обитель РПЦЗ преподобного Иова в Словакии в значительных количествах печатала духовные книги: 100.000 евангелий, 60.000 молитвенников, разные апологетические издания. Несмотря на немецкий запрет, все эти книги попали в руки русским людям как в СССР, так и оказавшимся в Германии на работах.

В октябре 1943 г. в Вене состоялось совещание восьми заграничных архиереев под председательством митрополита Анастасия, признавшее незаконным "избрание" митрополита Сергия (Страгородского) патриархом. Вспомним как произошло это избрание.

"Спасение Церкви", во имя которого -- как утверждает МП -- митрополит Сергий написал свою декларацию, пришло в середине второй мировой войны, по инициативе Сталина. Хотя митрополит Сергий и написал верноподданническое послание в первый день войны, 22 июня 1941 года, в котором заявлял: „Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа... Не оставит она народ свой и теперь. Благословляет она небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг", но "Хозяин" оставил его пока без внимания, хотя, правда, и сам в панике начал своё первое обращение к народу после начала войны словами "братья и сёстры"(!?) -- после того, как отправил на тот свет МИЛЛИОНЫ этих "братьев и сестёр".

Как известно, в первые месяцы войны в 1941 г. русские люди в советской форме отказались защищать „советскую родину" и не только сдавались немцам сотнями тысяч, но и просили у немцев оружие, чтобы идти бить коммунистов. Такого РУССКАЯ армия не знала в течение всей своей истории. Сталин лихорадочно стал искать выход из положения (см. статью ”Генерал А. А. Власов).

Именно тогда, вследствие отказа народа защищать советский режим, выработалось решение сделать ставку на РУССКИЙ патриотизм. Марксистские лозунги были упрятаны в архив и вместо них были вытащены лозунги русские. 1 января 1943 г. в армии были введены погоны, для офицеров и генералов -- золотые (те самые, которые вырезались на коже у офицеров всего лишь 20 лет до этого, во время гражданской войны); 1 сентября 1943 г. началось раздельное обучение мальчиков и девочек; были учреждены ордена Суворова, Кутузова, Дмитрия Донского и др.; полкам и дивизиям начали присваиваться имена царских гвардейских и других полков, а советская пропаганда дружно трубила о священных ВЕКОВЫХ, овеянных славой традициях таких полков; вся война начала преподноситься как ОТЕЧЕСТВЕННАЯ, т.е., борьба РУССКОГО НАРОДА с иностранными захватчиками. О коммунизме никто больше не говорил. Также эта война стала именоваться СВЯЩЕННОЙ -- т.е., защищающей под прикрытием православных святынь власть диктатора и "святыни" насаждаемой лжи и безбожия.

Налаживая показуху светскую, Сталин не забывал и о духовной стороне вопроса. Наверно первым проявлением показного изменения отношения к церкви со стороны властей была отмена комендантского часа на Пасху, 5 апреля 1942 г. -- по радио было передано распоряжение коменданта Москвы: разрешается беспрепятственное движение по городу на всю пасхальную ночь, "согласно традиции"(?!). Толпы народа повалили к заутрене, кто и не ходил никогда -- пошёл. Ещё бы, такой случай!

А 8 сентября 1943 г. малиновый колокольный звон оповестил жителей столицы об избрании Патриарха всея Руси (эти и другие описания событий тех лет взяты из книги М. Поповского, "ЖИЖ"). "Избрание" это было организовано тов. Сталиным и тремя оставшимися в живых митрополитами за четыре дня до этого (4 сентября 1943 г.) -- Сергием (привезенным для этого из Ульяновска, куда его эвакуировали осенью 1941 г., когда немцы грозили взять Москву), Алексием (из Ленинграда) и Николаем (из Киева) . На этом же собрании Сталин приказал начать издание ”Журнала Московской Патриархии", печатать различную литературу, открыть семинарии и духовные академии. И на этой же встрече на шею новоиспеченному Патриарху посадили „Совет по делам Русской Православной Церкви", возглавленный, по указанию Сталина, энкаведистом Георгием Григорьевичем Карповым... в недалёком прошлом начальником отдела НКВД по уничтожению православия в СССР! При этом назначении Сталин успокоил митрополитов, сказав, что тов. Карпов -- человек исполнительный. Когда ему приказывали уничтожать священников -- он их уничтожал; а теперь, когда приказывают их охранять -- он их будет охранять!

Вот это "избрание" патриарха и признал незаконным совет зарубежных архиереев.

Вверх

10. РПЦЗ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

К концу войны, ввиду угрозы советской оккупации, митрополит Анастасий переехал в Вену, затем в Карлсбад и, наконец (после окончания войны) в Мюнхен. Здесь, с 1945 по 1950 гг. обосновался центр русской церковной и общественной жизни.

Вскоре после войны, наряду с репатриационными комиссиями, охотящимися за бывшими советскими гражданами, начали появляться и делегаты МП и распространять "Обращение" патриарха Алексия от 10 августа 1945 г. "К архипастырям и клиру так называемой Карловацкой группы", предлагая ей принести покаяние во избежание приговора суда МП 1934 года.

В октябре 1945 г. митрополит Анастасий дал обстоятельный ответ на "Обращение". В частности, в нём говорилось: "Как епископы, так и клирики и миряне, подчиняющиеся юрисдикции Заграничного Архиерейского Собора и Синода, никогда не считали и не считаем себя 'находящимися вне ограды Православной Русской Церкви', ибо никогда не разрывали канонического, молитвенного и духовного единства со своей Матерью-Церковью.

Представители Зарубежной Церкви вынуждены были прервать общение только с высшей церковной властью в России, поскольку она сама стала отступать от пути Христовой Истины и Правды и через это отрываться духовно от православного епископства Церкви Российской, о которой мы не перестаём возносить свои моления за каждым богослужением, и вместе, и от верующего народа русского, издревле оставшегося 'хранителем благочестия' на Руси".

Этот, полный воистину архипастырского достоинства ответ, митрополит Анастасий писал, из милости ютясь на чердаке квартиры католического священника в маленьком немецком городке Фюссене на юге Баварии, где он оказался, уходя от наступающей советской армии. Достаточно было сделать один шаг навстречу "Обращения" лже-патриарха Алексия -- и нищета РПЦЗ сменилась бы на беспечную жизнь советского высшего "духовенства".

Главнейшей задачей РПЦЗ в первые послевоенные годы стало спасение русских людей, которых американцы, англичане и французы выдавали Сталину на кровавую расправу. Священники РПЦЗ шли в лагеря, предназначенные к отправке в СССР, добиваясь отмены выдач. Иногда, как это было в Гамбурге, им удавалось этого добиться.

При выдаче англичанами казаков в Лиенце и американцами русских военнопленных и ост-арбайтеров в Кемптене, Дахау и Платлинге священники РПЦЗ становились с крестами в руках впереди своих пасомых. Их избивали прикладами и резиновыми дубинками, заталкивали в машины, увозившие русских людей на расправу КГБ.

25 августа 1945 г. митрополит Анастасий пишет письмо генералу Двайту Д. Айзенхауеру, Главнокомандующему войсками США в Европе, по поводу нападения на русский беженский лагерь в Кемптене, с описанием трагических сцен избиения русских мирян и священников американскими солдатами, пытавшимися передать русских беженцев представителям СССР.

Когда в Дахау и других лагерях русские люди решались на самоубийства, митрополит Анастасий разрешил их отпевать и служить по ним панихиды, сказав: "Их действия ближе к подвигу святой Пелагии Антиохийской (8 октября), выбросившейся из высокой башни, чтобы избежать поругания, нежели к преступлению Иуды".

В то же время РПЦЗ обращалась к правительствам заокеанских стран с просьбами принять к себе русских эмигрантов. Наиболее великодушный отклик РПЦЗ встретила со стороны Аргентины: супруга тогдашнего президента Ева Перон добилась предоставления 25.000 виз русским антикоммунистам.

В конце 1950 г. митрополит Анастасий со Священным Синодом переехали в США вместе с основной массой русских беженцев.

На Дальнем Востоке русская эмиграция добилась значительных успехов. Так в Харбине жило около 100.000 русских людей. Там было 26 храмов и четыре монастыря, полтора десятка средних и шесть высших учебных заведений. При церковных приходах были созданы дешёвые или бесплатные столовые для бедных, четыре детских приюта, две церковные больницы, дома для престарелых. Высшие Пастырские Богословские Курсы, преобразованные впоследствии в Богословский факультет, выпускали молодых священнослужителей. В Шанхае тоже осело много русских и развивалось храмостроительство и иная деятельность. И в Харбине и особенно в Шанхае, трудилось много китайских православных священников.

Всё это было разрушено в Харбине в 1945 г., а в Шанхае -- в 1949. В 1960-х годах, во время так называемой "культурной революции", китайские православные священники подверглись жесточайшему преследованию. Их раздевали до нага, обливали смолой, возили в таком виде по городу, а потом живьём сжигали.

Большинство русских из Харбина эмигрировало в Австралию, а из Шанхая, благодаря хлопотам владыки Иоанна, в США, в Сан-Франциско.

В 1964 г. митрополит Анастасий, за год до своей кончины, ушёл на покой и главой РПЦЗ был единогласно избран епископ Брисбенский (Австралия) преосвященный Филарет, который управлял РПЦЗ в течение 21 года.

В 1986 г., в связи с кончиной митрополита Филарета, первоиерархом РПЦЗ стал архиепископ Монреальский и Канадский Виталий (Устинов).

Конец первой части.

Вторая часть опишет основные вехи в жизни РПЦЗ между 1950 г. 2000 гг. В данный момент идёт сбор данных. Покорнейшая просьба ко всем лицам, имеющим исторические сведения об этом периоде жизни РПЦЗ, присылать их редакции с УКАЗАНИЕМ ИСТОЧНИКОВ, предварительно связавшись с нами по электронной почте.

Мы также просим всех сообщать о любых замеченных ошибках или упущениях в тексте первой части, приведенном выше.

По окончании второй части, она будет добавлена к первой. Весь исторический очерк будет находиться на Интернете для того, чтобы дать возможность наибольшему количеству лиц ознакомиться с ним и внести исправления и рекомендации. После такого "соборного" редактирования будет рассмотрена возможность издания справки в виде брошюры.

Вверх

11. Библиография

(Некоторые сокращения названий приведенных ниже книг использовались в тексте для указания источника той или иной цитаты).

  1. ЖИЖ -- "Жизнь и житие Войно-Ясенецкого.архиепископа и хирурга", М. Поповский, Hermitage Publishers, Tenafly, NJ, USA, 1996.

  2. ИРЦ -- "История Российской Церкви", Владимир Русак, ISBN 0-9639302-0-6, США, 1993.

  3. ИТРПЦ -- "Иосифлянство: течение в Русской Православной Церкви", М. В. Шкаровский, СПб, 1999.

  4. КОИРЦ -- "Краткий обзор истории Русской Церкви", проф. И. М. Андреев, Типография преп. Иова Почаевского, Джорданвиль, Н-Й, США, 1952.

  5. ОГВ -- "Облик генерала А. А. Власова", прот. Александр Киселёв, Library of Congress Catalog Card No. 76-50910.

  6. ПРЗЦ -- "Православная Русская Зарубежная Церковь", Типография Обители преп. Иова Почаевчского, Монреаль, Канада.

  7. РЗЦ -- "Русская Зарубежная Церковь", преосв. Иоанн, архиепископ Брюссельский и Западноевропейский, Монреаль, Канада, 1978.

  8. РПЦЗ -- "Русская Православная Церковь Заграницей 1918-1968", под редакцией гр. А. А. Соллогуба, в двух томах, издательство Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, 1968.

  9. РПЦКГ -- "Русская Православная Церковь и коммунистическое государство. 1917-1941", отв. редактор Я. Н. Щапов, Институт Российской Истории РАН, 1996 г.

  10. РПЦС -- "Русская Православная Церковь сегодня глазами зарубежных историков и очевидцев", священник (МП) Георгий Эдельштейн, Нью-Йорк, Монреаль, 1991.

  11. ПЛ -- "Плод лукавый (Происхождение и сущность Московской Патриархии)", протоиерей Александр Лебедев, Swan Press, Bell Canyon, California. 1994.

  12. TCC -- "The Catacomb Church," by Alfred Gustavson, Jordanville, NY, USA, 1960.

  13. ТРЦ -- "Трагедия Русской Церкви 1917-1945", Лев Регельсон, YMCA-PRESS, 1977.

Вверх

Rambler's Top100