Приёмная

Оглавление узла

flag-wave.gif (5838 bytes)

Ссылки

Пишите нам!

При перепечатке, ссылка на http://www.russia-talk.com/ ОБЯЗАТЕЛЬНА

Оглавление рубрики

 

В Армавирский городской суд
подсудимого: Мозжегорова Андрея Александровича
к протоколу судебного заседания
по уголовному делу №1-320/2009

ВЫСТУПЛЕНИЕ В ПРЕНИЯХ

Уважаемый суд! Считаю, что в ходе судебного следствия, установлены следующие основания, которые не позволяют признать меня виновным в предъявленном обвинении и обязывают суд вынести оправдательный приговор по делу:

1. Эпизод с распространением брошюры монаха Афанасия, в соответствии с действующим законодательством не является преступлением, даже при доказанности экстремистского характера брошюры. Данное деяние является административным правонарушением, за которое к правонарушителю применяется санкция, предусмотренная ст.20.29 КоАП РФ:

Статья 20.29 КоАП РФ. Производство и распространение экстремистских материалов.

Массовое распространение экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, а равно их производство либо хранение в целях массового распространения -

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей либо административный арест на срок до пятнадцати суток с конфискацией указанных материалов и оборудования, использованного для их производства; на должностных лиц - от двух тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией указанных материалов и оборудования, использованного для их производства; на юридических лиц - от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток с конфискацией указанных материалов и оборудования, использованного для их производства.

При этом в инкриминируемых мне действиях отсутствует даже указанный административный состав правонарушения, т.к. на момент распространения брошюры – 14.03.2007, она не была включена в опубликованный федеральный список экстремистских материалов. Последнее произошло только в 2008 году по определению Промышленного районного суда г. Ставрополя от 01.12.2008 на основании решения указанного суда от 25.04.2008.

Предвосхищая доводы стороны обвинения в том, что на момент распространения – 14.03.2007, указанная ст.20.29 КоАП РФ еще не была введена в КоАП РФ (введена Федеральным законом от 24.07.2007 N 211-ФЗ и вступила в действие с 12.08.2007) необходимо указать, что такие доводы не могут быть приняты во внимание, т.к. введение в КоАП РФ статьи 20.29 в любом случае декриминализировало с 12.08.2007 действия по распространению экстремистских материалов и в силу ст.10 УК РФ, о применении обратной силы уголовного закона улучшающего положение лица, привлекаемого к уголовной ответственности, сторона обвинения не имела право предъявлять мне обвинение ни первоначально - 02.11.2008, ни тем более сейчас.

2. Я продолжаю считать, что брошюра монаха Афанасия не является экстремистской. Это мое мнение подтверждено заключением эксперта Института криминалистики ФСБ РФ от 21.06.2007. Решение Промышленного районного суда г. Ставрополя от 25.04.2008, которое сторона обвинения приводит в качестве доказательства экстремистского характера инкриминируемой мне брошюры, имеющего преюдициальное значение по рассматриваемому делу, - это решение, на мой взгляд, не обладает преюдициальным значением. Таковым в строгом соответствии со ст.90 УПК РФ может быть только вступивший в законную силу приговор другого суда.

Поэтому суд не был освобожден от исследования экспертных заключений по делу и обязан был устранить противоречия между ними.

Однако при назначении дополнительной комплексной психолого-лингвистической экспертизы суд такой задачи перед экспертами не поставил. То есть отдавать предпочтение выводам Института криминалистики ФСБ РФ от 21.06.2007 или эксперта Федяева С.М. суд будет по своему усмотрению. Вместе с тем, как следует из определения Конституционного Суда РФ № 451-О от 20.11.2003, суды при наличии взаимоисключающих доказательств, основанных на специальных познаниях, не могут оставлять их на свободу своей оценки, а обязаны проводить новую экспертизу для устранения возникших противоречий. Эта позиция Конституционного Суда не будет учтена при вынесении приговора. Оценка судом противоречащих друг другу экспертных доказательств по своему усмотрению, в таких условиях, является антиконституционной и служит основанием к отмене приговора. Единственным оправдывающим основанием таких действий суда может служить только вывод о невозможности устранения противоречий в заключениях экспертов, что влечет их истолкование в пользу подсудимого и вынесение оправдательного приговора .

3. Факт того, что брошюра была признана экстремистской спустя год после ее распространения, свидетельствует еще и о том, что за мной вообще нельзя признать какой-либо противоправный умысел. Я не знал и не мог знать, что брошюра признана экстремистской и что распространять ее нельзя. А если принять во внимание, что мое мнение об отсутствии экстремистского характера в инкриминируемой мне брошюре разделял эксперт да еще Института криминалистики ФСБ РФ, то утверждения стороны обвинения об умысле в совершении инкриминируемого мне деяния вообще лишаются какого-либо основания. Если содержание брошюры столь не однозначно, что во мнении по нему не могут сойтись эксперты-криминалисты, то как можно с уверенностью утверждать о том, что я, заведомый неспециалист в этой области, мог «достоверно знать», как это звучит в обвинительном заключении, об экстремистском характере брошюры, да еще и за год до того, как указанные экспертные заключения вообще появились.

4. Я уже не раз говорил, что стороной обвинения по сути поставлен вопрос об «экстремистском» характере высказываний Христа в Евангелии и православного вероучения как такового.

Это видно из основного и дополнительного акта религиоведческого исследования и показаний допрошенного в судебном заседании специалиста-религиоведа Фомина В.Н., подтвердившего соответствие текста брошюры монаха Афанасия православному вероучению в основных своих идейно-догматических позициях, а текста листовки «Армавирская правда» в полном объеме.

Методика проведения лингвистических экспертиз, которая используется государственными экспертными учреждениями в России, игнорирует религиозный язык Православия, в силу чего слова Христа в Евангелии обращенные к жидам (Отец ваш диавол) и само употребление слова «жид», использованные монахом Афанасием и мной в соответствии с православным вероучением по отношению к жидам и жидовствующим, признаны экспертом Федяевым экстремистскими. Это обстоятельство – игнорирование православного богословия при производстве экспертизы, подтвердил сам эксперт Федяев при его допросе. Отсутствие анализа инкриминируемых мне фраз на предмет их смыслового значения в православном, церковно-каноническом значении, свидетельствует о неполноте лингвистического исследования, которая государственная методика проведения лингвистических экспертиз, со слов самого эксперта Федяева, не позволяет восполнить.

Для более полного восполнения указанного пробела в исследовании текста мной заявлялись ходатайства о назначении по делу богословско-религиоведческой экспертизы в Московской православной духовной академии, либо в Екатеринодарской и Кубанской епархии, и о поставке перед экспертами следующих вопросов:

1. Сохраняет ли свое каноническое значение церковнославянский перевод Нового Завета в Русской Православной Церкви, а также слово «жид» и его производные в тексте указанного источника?

2. Является ли слово «жид» в православном вероучении обозначением всех без исключения евреев или только какой-то части этого народа? Если только какой-то части, то какой именно?

3. Если слово «жид» и его производные сохраняют свое каноническое значение, то какое отношение к «жидам», в этом случае, предписывает православное вероучение?

Оценивая последний отказ судом такого ходатайства по мотивам допроса специалиста-религиоведа Фомина В.Н. и наличия в деле его акта религиоведческого исследования, которые являются доказательствами, основанными на специальных познаниях, я полагаю, что суд и без назначения специальной экспертизы убедился в том, что инкриминируемые мне высказывания соответствуют православному вероучению. Доказательств, основанных на специальных познаниях в области религии и православного богословия, свидетельствующих об обратном, в материалах дела нет.

5. Одновременно с экспертным заключением Федяева С.М. в ходе судебного следствия были изучены другие исследования специалистов в области лингвистики: эксперта КЛСЭ Богомаз А.В. и заслуженного профессора КубГУ, доктора филологических наук Факторовича А.Л., которые сделали вывод об отсутствии экстремистских высказываний в тексте листовки «Армавирская правда», что в соответствии с указанным определением Конституционного Суда РФ № 451-О от 20.11.2003, влечет проведение новой экспертизы для устранения возникших противоречий, т.к. суды при наличии взаимоисключающих доказательств, основанных на специальных познаниях, не могут оставлять их на свободу своей оценки.

Эта позиция Конституционного Суда вновь не будет учтена – теперь уже при вынесении приговора в отношении эпизода по листовке «Армавирская правда». Оценка судом противоречащих друг другу экспертных доказательств по своему усмотрению, в таких условиях, является антиконституционной и служит основанием к отмене приговора. Единственным оправдывающим основанием таких действий суда может служить только вывод о невозможности устранения противоречий в заключениях экспертов, что влечет их истолкование в пользу подсудимого и вынесение оправдательного приговора .

6. Вопрос о том, будет признано православное вероучение экстремистским или нет, теперь напрямую зависит от того, чье лингвистическое заключение будет положено судом в основу приговора – эксперта Федяева С.М., признавшим листовку «Армавирская правда» экстремистской, либо специалистов Богомаз А.В. и Факторовича А.Л., не признавших ее таковой. В первом случае приговор будет обвинительным, а во втором – оправдательным. Если же оправдательный приговор будет вынесен судом по мотивам невозможности преодолеть противоречия в указанных заключениях, основанных на специальных познаниях, то вышеуказанный вопрос так и не найдет своего юридического разрешения в рамках настоящего уголовного дела.

7. Кроме того, судом отказано в удовлетворении ходатайств защиты о допросе экспертов Федяева и Ковалевой, проводивших последнюю экспертизу, не смотря на то, что эта экспертиза не только не устранила ранее выявленные противоречия в экспертизе Федяева С.М., но только лишь увеличила число вопросов, например с моей стороны с 23 до 53, в том числе вопросов прямо ставящих под сомнение обоснованность заключения эксперта Федяева С.М. Приведу лишь наиболее очевидные изъяты экспертного заключения Федяева С.М.

7.1. Совершенно очевидно, что эксперт Федяев С.М. не исследовал смысловое значение слова «жид» в каноническом тексте Библии Русской Православной Церкви и в православном вероисповедании вообще. Это он сам признал в ходе допроса и показал, что существующая государственная методика проведения лингвистических экспертиз игнорирует православное значение этого слова и его производных.

Эксперт Федяев, действуя недобросовестно, с целью уклонится от анализа на предмет экстремизма православного словоупотребления слова «жид» во взаимосвязи всего текста «Армавирская правда», и вменить мне неправославное, т.е. нерелигиозное, светское, оскорбительное употребление этого слова по отношению к евреям, то есть с целью вынести заведомо ложное обвинительное экспертное заключение против меня, отказался исследовать мое первое, изначальное и православно определяющее значение этого слова в «Армавирской правде», которое определило все последующее употребление этого слова и его производных в листовке. Вот как звучит это место в листовке:

«Так как найти по-настоящему экстремистские высказывания в брошюре «Отдайте нам Родину!» невозможно, в обвинение прокуратура включила все подряд, что хоть как-то содержит противопоставление по национальному или религиозному признаку. И так далеко зашла в этой своей фабрикации, что признало экстремистским высказывание самого Христа в Евангелии от Иоанна (Иоанн, 8:44). Это черным по белому предъявлено мне в обвинительном заключении как разжигание национальной розни по отношению к жидам, распявшим Христа и их потомкам, продолжающим и сегодня Его ненавидеть ожидая своего мессию – антихриста . Так что дальше, православные, идти уже некуда. Все мы и наши религиозные убеждения квалифицированы «православным» прокурором Горобцовым А.В. как экстремизм, а мы сами, вместе со Христом Спасителем зачислены в экстремисты».

Эта заведомая предметная подмена, позволила эксперту Федяеву обосновать дальнейшее использование мной слова «жид» и его производных как не православное, т.е. светское и потому «экстремистское», т.к. в дальнейшем тексте листовки я уже так подробно не раскрывал то религиозное значение слова «жид» и его производных, как это было сделано мной в указанном изначальном и определяющем это слово месте.

7.2. Точно таким же способом экспертом Федяевым было осуществлено исследование брошюры монаха Афанасия «Отдайте нам Родину», со всеми вытекающими из этого выводами. Эксперт Федяев так и не смог ответить на мой вопрос как его вывод о разжигании розни по национальному признаку к азербайджанцам и таджикам, согласуется со следующими высказываниями отца Афанасия в брошюре:

«Проблема заселения России восточными этносами только на первый взгляд видится проблемой межэтнических и межрасовых отношений. Существо же ее лежит в области духовной. Если бы эти самые азербайджаны были бы православными, ее вообще бы не возникло. Ведь в старой России в документах указывалась не национальность, а вероисповедание. Потому что именно этот признак был главной отличительной чертой русского человека. Разрозненные и непрестанно враждовавшие друг с другом языческие славянские племена в единый русский народ собрало Православие, а в последующие времена русским становился любой принявший Православие и на нем основанные наши традиции и культуру инородец, живущий на территории России...

Так вот, если приехавший на нашу землю дехканин станет крестьянином, я только порадуюсь этому, но против того, чтобы хлеб на русской земле сеяли дехкане, буду бороться».

7.3. Действуя с указанным умыслом – создания заведомо ложного обвинительного экспертного заключения против меня, а именно что текст листовки содержит отрицательную информацию в отношении не отдельных сотрудников правоохранительных органов, а в отношении всех таких сотрудников без исключения, т.е. в отношении всей этой социальной группы, эксперт Федяев в своем заключении (стр.48-49) указывает, что в отношении сотрудников правоохранительных органов я использую «исключительно негативную информацию», что прямо противоречит следующим моим высказываниям в листовке:

«… в самом ФСБ произошел раскол на тех, кто продолжает наживаться на национальной измене и тех, кто дальше участвовать в этом не желает»

«ЕСТЬ ТАКАЯ «ПРОФЕССИЯ» - РОДИНУ ПРОДАВАТЬ. Это меткое выражение по отношению к ФСБ принадлежит не мне, а одному из следователей прокуратуры, понимающему что на самом деле творят чекисты, но пока лишенного возможности что-либо изменить».

«Вскоре после этого, сотрудник ФСБ, контактировавший со мной, и также как я наивно веривший в то, что ФСБ защищает национальные интересы, окончательно достал своей активностью руководство и был уволен, а я, так как знал и видел, что творят наши чекисты, был зачислен в число «экстремистов», со всеми вытекающими из этого последствиями».

«Нам должно быть понятно, с каким «экстремизмом» на самом деле борется ФСБ, продавшаяся жидам, а точнее та часть этого ведомства, которая нажилась на национальной измене?!»

«Надо отдать должное следственному отделу при нашей городской прокуратуре. Заниматься этим грязным делом он явно не желал. Только упертости прокурора Горобцова А.В. это уголовное дело обязано своему существованию».

«Ведь высшее экспертное учреждение самого ФСБ отказалось признать воззвание афонского монаха экстремистским. Там, по всей видимости, уже произошло отрезвление от того, куда ведет и против кого направлен жидовский заказ по борьбе с «экстремизмом».

«Под флагом борьбы с «экстремизмом» продажные чекисты предпринимают очередную, и я думаю, уже последнюю попытку уничтожить противостоящую им политическую силу, которая обрела своих сторонников и в недрах самого ФСБ. Многие в ФСБ протрезвели и участвовать в преступной зачистке не желают».

Так выражение: «Предатели оккупировавшие органы госбезопасности…» и их последующая негативная оценка этих «предателей» по эксперт Федяев необоснованно распространяет на всех сотрудников правоохранительных органов как социальной группы. Невозможно понять к аким логическим путем он пришел к тому, что «предатели», которые «оккупировали» органы госбезопасности и все остальные сотрудники указанного «оккупированного» органа становятся одним целым – «предателями» . Выяснить указанную нелогичность у эксперта Федяева не удалось по причине отказа суда в допросе экспертов.

Аналогичная ситуация и в отношении следующего выражения: «Но наших продажных мастеров «кройки и шитья» это не остановило. Ну что ж, ребята, естественный отбор в политике штука серьезная. А вы – всего лишь расходный материал. Так что если завтра власти вдруг неожиданно предъявят вам обвинение в государственной измене или что-то еще в этом роде, пытаясь тем самым погасить скандал вокруг уголовного дела против православных, не удивляетесь». По мнению Федяева выходит, что высказывание «если завтра власти вдруг неожиданно предъявят вам обвинение в государственной измене» использованное по отношению к «продажным мастерам «кройки и шитья» так же относится ко всем сотрудникам правоохранительных органов, то есть я в листовке предполагаю возможность предъявления обвинения в государственной измене не к отдельным «продажным мастерам «кройки и шитья» , а ко всем без исключения сотрудникам правоохранительных органов. Необоснованность такого вывода и несоответствие его целостному содержанию текста, очевидна.

8. Кроме того, при переназначении последней экспертизы из ЮРЦСЭ МЮ в КЛСЭ МЮ суд по непонятной мне причине исключил один из важнейших поставленных им вопросов, который я в своем ходатайстве специально выделил жирным:

«В каком смысловом значении используются в тексте публикации «Армавирская правда» слова «истребить» и «уничтожить» и их производные. Являются ли указанные слова синонимами или схожими по смыслу? Если да, то каково их значение в тексте публикации «Армавирская правда» исходя из смыслового единства указанных слов?» ,

т.к. на слове «истребить» экспертом Федяевым обосновано наличие в листовке призыва к насилию (стр.45) по отношению к сотрудникам правоохранительных органов. Указанный вопрос к эксперту в последующем его развитии показал, что его вывод о призыве к насилию ошибочен.

Данный призыв он усматривает в следующих выражениях

«И эту инфекцию в виде описанных здесь многочисленных «героев» мы должны истребить, если хотим уважать себя и свое собственное государство».

«Начнем с истребления жидовских прихвостней, а закончим восстановлением Святой Руси!»

8.1. В отношении первого высказывания в судебном заседании я уже пояснил, но повторю еще раз, что под истреблением инфекции я подразумевал отстранение от должностей и отправку на тюремные нары описанных в листовке многочисленных «героев»: 1) должностных лиц государства, продавших за бесценок ядерный арсенал России – 500 тонн оружейного урана и плутония за 11,9 миллиарда долларов США или 0,001 — за одну тысячную — его реальной стоимости равной 8 триллионам долларов США; 2) должностных лиц государства виновных в сокрытии факта подрыва атомной подводной лодки «Курск» американской подлодкой "Мемфис"; 3) продавшейся жидам части чекистов за национальную измену, связанную с обслуживанием интересов жидов в виде уголовных преследований православных за их религиозные убеждения; 2) армавирских чекистов за должностные преступления в виде халатности и укрывательства преступлений, когда они знали о многочисленных преступлениях господина Карпенко и не реагировали на них; 3) прокурора Горобцова за фабрикацию «экстремистского» дела против меня.

Один из указанных героев – Карпенко, уже «уничтожен» и я в листовке подробно излагаю, как это произошло.

Инфекция в лице этих многочисленных «героев» и разрушает тело нашего государства. Ее то мы и должны истребить, т.е. упразднить, искоренить, если хотим уважать самих себя и наше государство. А для этого нужны радикальные меры – широкомасштабные очистительные уголовные преследования с отправкой на тюремные нары и на длительные сроки подобных «героев» по всей стране.

Если бы эксперт Федяев занимался не фабрикацией доказательств обвинения, а честно исследовал весь текст моей листовки вместо пристрастного истолкования вырванных из его контекста фраз, то он увидел бы, что и о господине Карпенко я говорю, что он был «уничтожен» , однако раскрывая в последующем его уничтожение, я показал его уголовное осуждение на очень большой срок – 22 года строгого режима. Точно также, по моему мнению, должны быть «уничтожены» и вышеописанные «герои». Только здесь мной применен синоним слова «уничтожить» - «истребить» .

На установление этого обстоятельства и был направлен вышеуказанный вопрос, который суд при переназначении последней экспертизы из ЮРЦСЭ МЮ в КЛСЭ МЮ по непонятной мне причине исключил из своего постановления.

Кроме того, в этой части обращаю внимание суда на то, что даже опуская представленный мной анализ смыслового употребления слова «истребить» в листовке, указывающий на ошибочность вывода эксперта Федяева С.М., этот вывод ошибочен и по другим основаниям, наглядно представленным профессором Факторовичем А.Л. в своем заключении:

«От призыва следует отличать также выражение долженствования, представленное в следующем высказывании: «И эту инфекцию в виде описанных здесь многочисленных «героев» мы должны истребить, если хотим уважать себя и снос собственное государство».

Долженствование выражено в грамматической основе – в составном глагольном сказуемом (включающем вспомогательную часть – имя прилагательное ДОЛЖНЫЙ в краткой форме во множественном числе должны и основную часть - инфинитив /неопределенную форму глагола/ истребить ). Это сказуемое, относимое к подлежащему мы , характеризует понятие долга, который, как смысловая категория, носит особенно обобщенный характер и сущностно отличается от призыва, как конкретной установки на определенное действие. Ср. в том же тексте высказывание: «мы должны восстановить Святую Русь как светоч миру», а также приводимое высказывание «мы должны истребить…» и заметно отличающийся от него призыв типа: «Истребляйте прихвостней!».

Таким образом, в тексте публикации «Армавирская правда» не содержатся высказывания, содержащие призывы к осуществлению враждебных или насильственных действий в отношений человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе».

8.2. Таким же образом необходимо оценивать и второе указанное высказывание, которое является заключительным в моей листовке: «Начнем с истребления жидовских прихвостней, а закончим восстановлением Святой Руси!» . Федяеву нужно было просто прочитать, что написано непосредственно перед этим высказыванием, а не выдергивать фразу из контекста, что он проделал со всеми инкриминируемыми мне высказываниями. А непосредственно перед этой фразой я указываю: «Под флагом борьбы с «экстремизмом» продажные чекисты предпринимают очередную, и я думаю, уже последнюю попытку уничтожить противостоящую им политическую силу, которая обрела своих сторонников и в недрах самого ФСБ. Многие в ФСБ протрезвели и участвовать в преступной зачистке не желают. Поэтому третьей целью моего обращения является попытка объединить в Армавире мыслящих и ответственных перед Богом людей. Никаких партий мы создавать не будем. Мы будем просто говорить Правду не взирая ни на кого. И будем действовать во имя Правды, не взирая ни на кого. Уже очень многое изменилось и наша власть может оздоровиться. И даже хочет этого, устав от лжи, лицемерия и обмана» . Как следует из этого предшествующего контекста в смысловом единстве со всей листовкой, т.к. мы рассматриваем итоговую фразу листовки, под жидовскими прихвостнями я подразумеваю продажную часть чекистов и их пособников – в моем случае в виде прокурора Горобцова, которые в угоду жидам открывают уголовные преследования православных за их религиозные убеждения. А знакомые хоть в малой степени с Православием знают, что духовная нечисть всегда уничтожается Словом Божиим, называемым еще Правдой с большой буквы, т.е. Правдой Божией. Под отрезвлением в самом ФСБ я подразумеваю тех честных православных людей, которые рискуя своей служебной карьерой отказываются участвовать в фабрикации обвинений против православных. Вспомните первую экспертизу Института криминалистики ФСБ, по которой уголовное дело против меня должно было быть давно прекращено. Вот это и есть те люди в ФСБ, которые не желают участвовать в уголовных преследованиях православных в угоду жидам. И осознающих это жидовское «тихарство» во власти становится все больше и больше.

Кроме того, в этой части вновь обращаю внимание суда на то, что даже опуская представленный мной анализ смыслового употребления слова «истребить» в листовке, указывающий на ошибочность вывода эксперта Федяева С.М., этот вывод ошибочен и по другим основаниям, которые представлены профессором Факторовичем А.Л. в своем заключении:

«В силу отмеченных обстоятельств требует характеристики следующее высказывание:

«Начнем с истребления жидовских прихвостней, а закончим восстановлением Святой Руси!»

В высказывании, построенном по схеме односоставного определенно-личного предложения, однородные главные члены /оформленные по типу сказуемого двусоставного предложения/ выражены глаголами в форме 1-го лица множественного числа: н ачнем; закончим (соответственно от инфинитивов начать, закончить ). Они характеризуются упомянутым выше совпадением признаков – совмещают в себе значения двух различных наклонений глагола: изъявительного /в будущем времени/ и побудительного (повелительного).

При изъявительном наклонении формы типа начнем обозначают реальное действие. которое намереваются совершить в будущем времени. Это значение с необходимостью определяется в данном контексте.

При побудительном значении данные формы выражают значение не реального плана, а ирреальное: определенного адресата призывают совершить действие совместно с говорящим (побуждение с оттенком инклюзива). Для установления данного значения в контексте и ситуации нет необходимых условий. Как отмечено в актуальном вузовском учебнике, это значение обычно ограничено сферой движения: «…форма совместного действия внешне совпадает с формой 1 л . мн.ч. изъявительного наклонения у глаголов совершенного и несовершенного вида, обозначающих однонаправленное движение, но отличается от них особой интонацией пробуждения: идем, бежим, летим » (РЛЯУ, 446; сходная характеристика – в других авторитетных источниках: от академических грамматик русского языка 1954, 1970, 1980 гг. до школьных учебников).

В рассматриваемом высказывании нет глагола движения, сказуемые выражают совершенно иное значение - фазисное /начинательное и завершительное/, и в нем определяется именно намерение говорящего выполнить что-либо в будущем, а не его призыв к какому-либо адресату - ср.: мы начнем, мы закончим . В системе форм глагола (предикативной парадигме) и соответствующих грамматических значений высказывания этим формам противопоставлены такие формы, у которых значение призыва, побуждения является исходным и бесспорным (см.: Баранов 2009, 433 и след.):

побуждение ко 2-му лицу: начните! ;

побуждение к 3-му лицу: пусть начнут! ;

побуждение-инклюзив, т.е. побуждение к совместному действию адресата и говорящего, образуемое аналитически: давайте начинать!

От последней формы единицы типа начнем тем и отличаются, что не способны однозначно выражать призыв.

С указанным отличием системно связаны три других характеристики ситуации употребления, исключающие истолкование приведенного высказывания как призыва: адресаты в нем не обозначены никак; говорящий не является политическим субъектом; речевой акт использован не в общественно-политической коммуникации».

9. Эксперты Федяев и Ковалева необоснованно отождествляют описанных в листовке отрицательных персонажей из числа правоохранительных органов, чей моральный облик и должностные проступки заслуживают общественного осуждения и соответствующей уголовно-правовой квалификации, с социальной группой, т.к. люди ведущие асоциальный образ жизни не могут входить ни в какую социальную группу по самому социологическому определению, что совершенно наглядно и исчерпывающе было показано моим защитником в ходе судебного следствия. По этой же причине и профессор Факторович указанную публику не относит к социальной группе , раскрывая в своем заключении социологическое определение социальной группы:

«Группа социальная – совокупность людей, имеющих общий социальный признак и выполняющих общественно необходимую функцию в общей структуре общественного разделения труда и деятельности» /Социология 2006, 51/)» .

Ответ на вопрос какую общественно необходимую функцию в обществе осуществляют описанные мной в листовке асоциальные персонажи, расставляет все на свои места.

10. Кроме того, необходимо указать, что если КЛСЭ в своем заключении от 12.03.2009 если и признает наличие призывов к насилию, то только по отношению к описанным в листовке «многочисленным героям» - отдельным сотрудникам правоохранительных органов, в особенности ФСБ (что послужило основанием к прекращению уголовного дела), то профессор А.Л. Факторович вообще не усматривает наличие каких-либо призывов к насилию в «Армавирской правде».

11. Выводы эксперта Ковалевой о формировании брошюрой монаха Афанасия «неприязнь и враждебность к лицам, отличающимся по религиозным, национальным, либо социальным признакам» носят вероятностный характер (стр.58,72) и не могут быть положены в основу обвинительного приговора («текст брошюры МОЖЕТ оказывать воздействие на сознание читателей и формировать неприязнь и враждебность к лицам, отличающимся по религиозным, национальным, либо социальным признакам»).

12. Отказ суда в допросе экспертов при наличии оснований для их допроса, нарушает мое право на защиту и является основанием для отмены обвинительного приговора (см. Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2007 год, Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 19 июля 2000 г . N 457-П00).

А.А.Мозжегоров

+ + +

В начало

--------------------------------------------

Rambler's Top100