Приёмная

Оглавление узла

Ссылки

Пишите нам!

При перепечатке, ссылка на http://www.russia-talk.com/ ОБЯЗАТЕЛЬНА

Оглавление рубрики

ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС ГЛАЗАМИ АМЕРИКАНЦА

5 марта 2011 г. От редакции узла «Мысли о России»:
Начиная с середины 20 века Европу и Америку стал захлёстывать постоянно растущий вал иммигрантов из стран «Третьего мира». Учитывая, что белое население этих стран в массе протестовало против чуждых им во всех отношениях непрошеных гостей – и в расовом, и в религиозном, и в культурном смыслах – явление в высшей степени непонятное. Как непонятно и то, что во всех странах, подвергающихся чуждой иммиграции, были проведены специальные иммиграционные законы, поощряющие эту иммиграцию, а также изменения в уголовных кодексах, предусматривающие наказания за нарушение этих законов. Вдобавок, СМИ этих стран, как по команде, стали пропагандировать новые моральные ценности, включающие «мультикультурность», «толерантность», «разнообразие» и т.п. В РФ иммигрантский геноцид стал набирать обороты с установлением «демократии» в 1990-х годах. Дело пошло на лад и сегодня во всех «российских» СМИ всё время стоит вой об усилении борьбы с «экстремизмом», «антисемитизмом», РУССКИМ «национализмом» и т.д. От президента РФ до участкового только и слышно, что о «противодействии “экстремизму”». Создаются «центры "Э" по "борьбе с экстремизмом"». Чтобы придать «борьбе с "экстремизмом"» вид законности, создан «Федеральный список экстремистских материалов», куда чуть ли не каждый день вносятся патриотические книги, газеты, диски и пр. «Дела» по «русской» статье (282-й УК РФ) штампуются по хорошо отрепетированному трафарету – обвинения в «ксенофобии», «антисемитизме», «экстремизме», недостаточной «толерантности» и пр. тумане. Все эти расплывчатые, неопределённые термины, можно легко подогнать под любые действия (как недоброй памяти 58-я статья).

Всё это применяется в РФ по трафарету, отработанному в Америке и Европе. Ниже приводится глава из книги хорошо известного в РФ американского патриота Дэйвида Дьюка «Еврейский вопрос глазами американца» (по-английски эта книга называется «Иудейское верховенство», "Jewish Supremacism"). Читатель может ознакомиться со всей книгой д-ра Дьюка ЗДЕСЬ.

Редакция узла «Мысли о России» скопировала эту главу с указанного выше узла с некоторой редакторской правкой: по мере возможности были вставлены буквы «ё» по мере надобности; были устранены неточности перевода с английского; фамилии упоминающихся лиц по-русски в скобках приведены по-английски; чтобы подчеркнуть сионистскую сущность оккупационного режима РФ термин «еврей» заменен словом «иудей»; были добавлены интернетовские ссылки на некоторые упоминаемые факты и/или события; пояснения редакции МоР приводятся в квадратных скобках с пометкой «ред. МоР».

+ + +

ДЭВИД ДЬЮК

ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС ГЛАЗАМИ АМЕРИКАНЦА

Глава Х (в английском тексте – XIII):

Иудеи возглавили вторжение [мигрантов Третьего мира в США, ред. МоР]

"Give me your tired, your huddled м asses,
Yearning to breathe free.
The wretched refuse of your teeming shore."
Emma Lazarus

«Дайте мне ваш измученный, угнетённый народ,
жаждущий свободно дышать,
жалкое отребье вашего переполненного края!»
Эмма Лазарус, перевод редакции МоР

Наплыв европейцев в Северную Америку привёл к тому, что индейцы вынуждены были переселяться и, в конце концов им достались лишь резервации. Аналогично протекала беспрерывная миграция иудеев в Палестину, что противоречило интересам палестинцев, но для иудеев было необходимо захватить регион. Это положило начало основанию сионистского государства.

Любое племя, раса или нация, желая сохранить свою культуру, интересы группы и суверенитет, должно сохранять доминирующий статус в том географическом регионе, где они расселяются. Большинство наций осознали этот факт ещё во времена ранних цивилизаций, и каждая современная нация стремится строго контролировать свои границы и процесс иммиграции.

Большинство американцев рассматривают историю индейского сопротивления европейским колонизаторам как морально оправданную, но в свете искажённой этики сегодняшнего дня некоторые считают европейско-американские попытки предохранить наш уникальный генотип и культуру от неевропейской иммиграции, как достойные порицания.

Однако, несмотря на всеобъемлющую пропаганду, прославляющую мультикультурность и навязываемые СМИ радости разнообразия, опросы общественного мнения в Америке показывают преобладающую оппозицию неограниченной иммиграции. Аналогичные общественные настроения сохраняются в каждой европейской стране.

Только после иммиграционного акта 1965 года Конгресс США начал игнорировать желания большинства и положил начало политике, которая дискриминировала потенциальных европейских иммигрантов, и способствовала массивной неевропейской иммиграции. Начиная с этого времени, федеральное правительство демонстрировало малую заинтересованность в усилении иммиграционных законов и политики сохранности наших границ. Результатом этой политики был поток цветных иммигрантов, как легальных, так и нелегальных. Иммиграция и высокая рождаемость цветного населения изменили американскую нацию таким образом, что от 90% европейцев в начале 60-х к концу века осталось только 70%. Американское бюро по переписи населения предсказало, что к середине XXI века, ещё во время жизни многих из тех, кто читает эти строки, американцы-европейцы будут этническим меньшинством в США. Мы уже являемся меньшинством во многих больших городах Америки и скоро будем в меньшем количестве в Калифорнии и Техасе. Политика, аналогичная действующей в США, привела большое количество неевропейцев в Канаду; негров — в Великобританию; северо-африканцев и азиатов — во Францию; турок — в Германию; и настоящее попурри из чужеземных рас в Скандинавию, Испанию и Италию [и, после вторичного захвата власти сионистами в СССР в 1990 г. – в Российскую Федерацию. Ред. Мор ].

По мере того как я всё больше начал разбираться в некоторых расовых вопросах, для меня стало очевидным, что новая иммиграционная политика США и Европы в серьезной степени повредит западным обществам. Уже некоторое время спустя после изменений в иммиграционной политике обострились проблемы преступности во всех подверженных этому процессу нациях. Страдало качество образования, и увеличились проблемы социального благосостояния. Если эта запланированная расовая трансформация ускорится, все эти болезни достигнут катастрофических пропорций.

Каким группировкам мог быть выгоден этот демографический Армагеддон? Отдельные иностранцы, могущие извлечь выгоду из экономических возможностей, предоставляемых им западными обществами, не имели большого политического или экономического влияния, находясь вне этих западных обществ. Когда я наблюдал за борьбой, происходящей в области иммиграционных законов в течение последних 100 лет в Америке, стала очевидной движущая сила открытия американских границ: это было организованное иудейство, персонифицированное поэтессой Эммой Лазарус, чьи строки я привёл в начале главы.

К тому времени, когда я стал студентом начальных курсов в университете, я осознал, что массовая неевропейская иммиграция явилась величайшей кратко- и долго-временной угрозой Америке, которую я любил. Я осознавал, что до тех пор, пока не будет аннулирован иммиграционный акт 1965 года, он будет звучать как похоронный звон по моей стране. Большая часть из того, что я читал, указывала на длительную историю усилий организованного иудейства произвести радикальные преобразования в американских иммиграционных законах. Я связался с Дрю Смитом (Drew Smith), старым новоорлеанским адвокатом, автором книги «The Legacy of the Melting Pot» (Наследие плавильного котла) и тем, кто научил меня многому по вопросам иммиграционной проблемы.[491]

Мы встретились со Смитом в дождливый день после занятий в помещении городского гражданского совета. Он объяснил мне историю американских иммиграционных законов. Процитировав строки Лазарус у подножия статуи Свободы, он спросил: «Чьим интересам могло служить наводнение Америки “жалким отребьем”»?. Он быстро ответил на свой собственный вопрос: «Это было в интересах сплочённого народа, который использовал расовую солидарность в качестве оружия, оружия, которое они хотели иметь только для себя. Попытки изменить американские иммиграционные законы и, в конечном итоге, сместить европейское большинство, велись почти исключительно иудеями».

Смит объяснил, что Эмма Лазарус — как многие другие активисты-иммигранты — была иудейской партизанкой, поддерживающей создание эксклюзивного иудейского сионистского государства в Палестине,но в то же время, выступающая за «разнообразие» для Америки. Он указал мне на то, как такие иудеи как Лазарус смогли даже изменить значение статуи Свободы. Прекрасный жёлто-зелёный колосс первоначально не имел никакой связи с иммиграцией и предшествовал созданию иммиграционного центра на острове Эллис. Это был подарок Франции по случаю празднования американской революции, а вовсе не в честь прибытия «жалкого отребья» на американские берега.

Эмма Лазарус более всего известна за свои осуждающие выступления против российских погромов, последовавших за убийством царя Александра II в 1881 году [из-за того, что оно было организовано иудеями, Ред. МоР ]. Какова ирония: женщина, посвятившая себя созданию элитного иудейского государства в Палестине, печётся о том, чтобы превратить Америку в убежище для отверженных мира сего. У Дрю Смита было много книг по иммиграционному вопросу, включающих некоторые, написанные иудеями, в которых он отметил несколько важных отрывков. Я одолжил их у него и с увлечением окунулся в них.

Иудейские организации, такие как Американский иудейский конгресс, возглавляли (и всё ещё возглавляют) усилия, направленные на либерализацию американской иммиграции и создавали препятствия на пути принятия законов, ограничивающих её. В 1921-м, 1924-м и 1952-м годах Конгресс принял законодательство, которое пыталось поддерживать расовый статус-кво в Америке. Достаточно интересным является тот факт, что, несмотря на то, что англо-американцы были преобладающим большинством американского населения, а также и Конгресса, они не пытались увеличить свою долю в американском населении, а просто пытались поддерживать статус-кво каждой группы. В ранних спорах о законодательстве иудеи выступали приверженцами идеи открытой иммиграции и страстно противостояли сохранению Америки как этнически европейской христианской нации. В Палате Представителей Адольф Саббат (Adolph Sabath), Самуль Дикстайн (Samuel Dickstein) и Эммануэль Сэллер (Emanuel Celler) возглавляли борьбу за неограниченную иммиграцию, в то время как в Сенате Герберт Лемон (Herbert Lehman) и позднее Джейкоб Джавиц (Jacob Javits) координировали эти усилия (все – иудеи).

В начале этой борьбы представитель Левитт (Leavitt) в своих выступлениях перед Конгрессом ясно обрисовал картину вовлечённости иудеев в обсуждения предлагаемого законодательства:

«Инстинкт национальною и расового сохранения не должен порицаться.... Никто лучше чем господин из Иллинойса [мистер Саббат] или джентльмены из Нью-Йорка мистер Дикстайн, мистер Джейкобстайн, мистер Селлер и мистер Пёрлман (Mr . Perlman) не могут понять желание американцев сохранить Америку для американцев.

Они представители великого исторического народа, который сохранил свою национальную идентификацию в течение веков, потому что искренне верил в то, что является избранным народом, с определёнными идеалами, которые необходимо поддерживать, и потому что понимал, что потеря расовой идентификации означает смену идеалов. Этот факт должен помочь им и большинству наиболее активных оппонентов этой меры понять и принять нашу точку зрения, которая вовсе не является экстремистской, а лишь требует, чтобы примесь других народов была такого вида и качества, которая не допустила бы изменения расовых характеристик быстрее, чем осуществится их ассимиляция, как в управлении, так и в крови». (Протоколы Конгресса, 12 апреля 1924 года).[492]

Социолог Эдвард А. Росс (Edward A. Ross) в своей влиятельной книге 1914 года «Старый и новый мир: значение прошлой и настоящей иммиграции для американского народа», процитировал знаменитого про-иммигрантского лидера Израиля Зангвиля (Israel Zangwill) , который указывал, что Америка является идеальным местом для реализации иудейских интересов. Далее Росс резко высказывается о иудейском влиянии:

«Вот почему у иудеев огромная заинтересованность в иммиграционной политике: поэтому-то иудеи пытаются контролировать иммиграционную политику США. Несмотря на то, что они составляют одну седьмую наших иммигрантов, они борются за принятие иммиграционного законопроекта. ...систематическая кампания, проводящаяся в газетах и журналах, направленная на то, чтобы разрушить все аргументы против и успокоить все страхи местного населения ведётся одной расой и для её выгоды. Иудейские деньги стоят за Национальной Либеральной Иммиграционной Лигой и её многочисленными публикациями».[493]

В 1924 году конгрессмен Нуд Уэфулд (Knud Wefald) указал на коммунистические связи многих иудейских иммигрантов и заключил, что многие иудеи «не симпатизируют нашим традиционным американским идеалам»:

«Управление нашей интеллектуальной жизнью во многих её областях попало в руки этих умных пришельцев, которые не симпатизируют нашим традиционным американским идеалам... которые обнаруживают наши слабости и потворствуют им и богатеют благодаря ущербу который они причиняют нам.

Наша система развлечений в целом завоевана людьми, которые попали сюда на гребне Юго- и Восточно-европейской иммиграции. Они выпускают наши ужасные фильмы, пишут многие из тех книг, которые мы читаем, и издают наши журналы и газеты». (Протоколы Конгресса, 12 апреля 1924 года).[494]

Последним важным законом, изданным Конгрессом, чтобы защищать статус-кво Америки был акт Уолтера-Маккерена (Walter-McCarran) 1952 года. Оппозицию Конгресса представляла иудейская тройка, состоящая из Селлера, Джавица и Лемона. Также принимали участие в оппозиции все крупные иудейские организации, включая Американский иудейский конгресс, Американский иудейский комитет, АДЛ, Национальный совет иудейских женщин и дюжина других (в том числе и коммунистическая партия США). В ходе дебатов в Конгрессе Френсис Уолтер (Francis Walter) отметил, что единственной гражданской организацией, которая находилась в оппозиции всему законопроекту, был Американский иудейский конгресс. Представитель Селлер в свою очередь отметил, что Уолтеру «не следовало бы так напирать на то, что законопроекту противостоят люди единой веры». (Протоколы Конгресса, 23 апреля 1952 года).[495]

Когда судья-иудей Симон Рифкайнд (Simon Rifkind) выступал против законопроекта на совместных слушаниях, он отметил, что в своей поддержке уничтожения иммиграционного законодательства США, он выступает, как «представитель большой части религиозных и светских мнений иудеев, которых придерживаются, используя религиозную классификацию, все иудеи, от самых правых до самых левых».[496]

Меня охватывала нервная дрожь, когда я читал мужественные замечания, которые высказывал конгрессмен из Миссисипи Джон Ранкин (John Rankin) в ходе дебатов. Сегодня такие правдивые комментарии, высказанные любым из официальных представителей, вызвали бы стремительный поток оскорблений, который мало кто смог бы выдержать:

«Они скулят о дискриминации. А знаете ли вы, кто на самом деле дискриминируется? Белые христиане Америки, те, кто создал эту нацию... Я говорю о белых христианах Севера и Юга...

Коммунизм является расовым. Расовое меньшинство захватило власть в России и во всех её сателлитах, таких как Польша, Чехословакия и многих других, которые я мог бы назвать.

Их изгоняли практически все страны в Европе за последние годы, и если они будут продолжать разжигать расовые волнения в этой стране и пытаться навязать коммунистическую программу христианским людям Америки, трудно сказать, что может произойти. (Протоколы Конгресса, 23 апреля 1952 года)».[497]

В конечном итоге в 1965 году, когда Конгресс принял иммиграционный акт, осуществилась цель, впервые выдвинутая иудейскими организациями в 1880 году. Результатом этого явился тот факт, что 90% иммигрантов стали не европейцы. Америка пришла от иммиграционной программы, подразумевающей пропорциональное представительство всех групп в США к такой, которая дискриминировала европейцев. Как в случае с ранним законодательством, иудейские представители и сенаторы, также как влиятельные иудейские организации, воздействующие на Конгресс, пошли в наступление. Им это удалось, поскольку в течение 41 года после 1924 года власть иудеев стремительно увеличивалась практически во всех сферах американской жизни.

В 1951 году сенатор Джейкоб Джавиц написал статью, которая называлась «Давайте распахнём наши ворота»,[498] и которая призывала к массовой неограниченной иммиграции. Джавиц и представитель Сэллер сыграли видную роль при принятии законопроекта в 1965 году. За девять лет до принятия иммиграционного акта Американский иудейский конгресс предлагал основные части законопроекта и восхвалял президента Эйзенхауэра за его недвусмысленную оппозицию национальной системе квот. В 1956 году в своей передовице они прославляли его за «смелость, проявленную в продвижении вперёд многих идей либеральной иммиграционной политики, и за то, что он занял позицию, на которой первоначально настаивал Американский иудейский конгресс и другие иудейские организации».[499]

ПРИЧИНЫ, ВЫЗВАВШИЕ БОРЬБУ ИУДЕЕВ ЗА ИММИГРАЦИОННЫЕ ЗАКОНЫ

Было бы глупым и непродуктивным для иудеев выступать за открытие границ и в то же время признавать, что мотивация их действий была вызвана интересами, которые противоречили бы европейцам-неиудеям. Они называли открытую иммиграцию «патриотической». С самого начала века они делали публичные заявления о том, что мультикультурность и разнообразие являются выгодными для США, умело маскируя при этом свою собственную стратегию.

После принятия статуса открытой иммиграции в 1965 году, такие иудейские авторы как Наоми У. Коуэн (Naomi W . Cohen) , почувствовали себя в большей безопасности и приоткрыли некоторые из реальных иудейских причин побуждающих их продвигать такого рода политику. Она писала о том, что, начиная с гонений в России в 1880-х годах, в ходе нацистской оккупации Европы и оканчивая несчастьями «холодной войны» в Восточной Европе, открытая иммиграция в западные нации служила иудейским интересам, поскольку «стремление выжить заставляло иудеев искать убежище в других странах».[500]

Коуэн также писала о том, что внешняя международная политика США также служит иудейским интересам, поскольку «сориентированная на принятие иностранцев Америка была наиболее чувствительной к проблемам иудеев-иностранцев».[501] Возможно, ещё более важным выступает то, что Коуэн лишь подразумевала, а именно то, что иудеи видели в политике открытой иммиграции крушение гомогенности и единства Америки, создание плюралистического общества, в котором иудеи смогли бы процветать. В своей монументальной книге «История иудеев в Америке», Говард Захар (Howard Sachar) отмечает, что плюрализм поддерживает «узаконение сохранения культуры меньшинства среди большинства общества-хозяина».[502] Так, в сущности, разрушая единство и сплочённость Америки, иудеи могли бы усилить своё собственное единство. В продолжении Захар подробно показывает, как усиливает иудейскую солидарность:

«Но влияние Каллена (Kallen) в реальности распространилось на всех образованных иудеев: узаконивая сохранение культуры меньшинства среди большинства общества-хозяина, плюрализм функционирует как интеллектуальная опора для образованных иудеев второго поколения, поддерживает их сплочённость и их наиболее упорные коллективные попытки во время суровой Депрессии и возобновления антисемитизма, во время шока, вызванного нацизмом и холокостом, вплоть до появления сионизма после Второй мировой воины, преисполнившего иудеев страстью искупления».[503]

Социальный психолог Кевин МакДональд (Kevin MacDonald) в книге «Народ, который будет жить сам по себе», указывал, что большинство антисемитских движений обычно существуют в этнически гомогенных нациях, и что «этнический религиозный плюрализм служит внешним интересам иудейства, поскольку иудеи становятся лишь одной из многих этнических групп... и становится трудным и даже невозможным для неиудеев создавать единые сплочённые группы, объединённые в своей оппозиции иудаизму».[504][505]

В своей книге «Конкретный народ: американские иудеи и их жизнь сегодня», Чарльз Зильберман (Charles Silberman) пишет, что:

«Американские иудеи поддерживают культурную толерантность из-за их веры, прочно укоренившейся в истории, в то, что иудеи находятся в безопасности лишь в таком обществе, которое представлено большим количеством разнообразных отношений и поведений, так же, как разнообразие религиозных и этнических групп. Например, именно эта вера, а не одобрение гомосексуализма, ведёт к тому, что большинство американских иудеев поддерживают “права геев”».[506]

Джон Хайэм (John Higham) в своей книге «Send These To Me: Immigrants in Urban Аmеriса» (Посылай их ко мне: иммигранты в урбанизированной Америке), ясно показывает, что спонсируемые иудеями изменения в иммиграционном праве были поражением политического и культурного участия в американском обществе «обычных людей Юга и Запада».[507]

В течение десятилетий предшествующих открытию границ в 1965 году, группы иудеев благочестиво заявляли о том, что не должно быть никакой дискриминации, направленной против любой группы иммигрантов и что это должно сыграть положительную роль для Америки. Но Ричард Арэнс (Richard Arens), руководитель штата сотрудников подкомитета Сената, который составил Акт Уолтера-Маккерена, указывал на то, что те же самые силы иудеев, которые выступали наиболее заядлыми приверженцами открытой иммиграции, лицемерно вступили в оппозицию той этнической иммиграции, которая, как они считали, противоречила их интересам:

«Одним из любопытных моментов, касающихся тех, кто наиболее активно утверждал, что акт 1952 года является дискриминационным, и что он не позволит принять значительное число потенциальных беженцев, выступил тот факт, что они противостоят принятию приблизительно одного миллиона арабских беженцев, которые сейчас живут в лагерях, в ужасающих обстоятельствах, после того как они вынуждены были переселиться из Израиля».[508]

Организованное иудейство не только хочет не дать возможности арабским беженцам вернуться в свои дома в Израиле, они также препятствуют их переселению в Соединённые Штаты. Видят ли они в лишённых места жительства палестинцах своих потенциальных политических оппонентов? Иудейские группы явно способствуют таким формам мультикультурности, которые подрывают единство неиудеев, а вовсе не тем, которые могут угрожать власти их собственной группы. Тогда становится очевидным, что их преданность мультикультурности является стратегией чистой воды, они приветствуют только те этнические группы, вливающиеся в нацию, которые смогут в дальнейшем плюрализировать американское общество и разрушить его единство.

В большинстве своём иудейские политические институты и средства массовой информации долгое время способствовали демографическому вторжению и разложению Америки. В то время как иудейская пресса обвиняла в «расизме» тех, кто выступал против потока цветных иммигрантов в Америку, Канаду и во все Европейские страны, на израильскую иммиграционную политику смотрели сквозь пальцы. Миллионы палестинцев покинули свои дома в результате захвата Израилем Палестины. Они не могут вернуться на свою древнюю родину, и многие вынуждены жить в лагерях беженцев, которые не многим отличаются от концентрационных лагерей с их нуждой и убожеством.

А. М. Розенталь (A. M. Rosenthal) уже долгое время является владельцем одного из, возможно, наиболее влиятельного журнала в Америке, которым владеет иудей, New York Times. Сторонник жёсткого курса в Израиле, он сожалеет о сионистском государстве лишь в том смысле, что оно является, на его взгляд, недостаточно сионистским. Но в передовице 1992 года Розенталь чувствует себя обязанным критиковать другую страну, которая желает сохранить своё расовое единство и культурное наследие:

«Им следовало бы установить квоты на иммиграцию и сформировать более плюралистическое государство путём принятия доктрины для граждан, основанную в большей степени на месте жительства, чем на кровных связях.

Также внушает беспокойство неудача Бонна при пересмотре старого закона, который уже коренился в этничности. В рамках существующей системы, турецкий рабочий по найму, который прожил в Германии 30 лет и говорит бегло на немецком, не сможет получить гражданство автоматически, в то время как русскоговорящий иммигрант, который может доказать, что имеет немецкие корни, обладает такой привилегией».[509]

Розенталь сравнивает современную немецкую иммиграционную политику с политикой нацистов. А разве израильское иммиграционное законодательство отличается?

Не только Германия, но и каждая белая нация выступает мишенью борьбы Розенталя за открытую иммиграцию. Только израильская иммиграционная политика — с наиболее драконовскими мерами — не досягаема для критики [Более того, ЛЮБАЯ критика Израиля официально считается «антисемитизмом» по определению американского Госдепа, Ред. Мор ]. В Америке Розенталь идентифицирует себя как потомка нелегала (его отца) и даже превозносит иммиграцию гаитян, многие из которых используют наркотики и заражены инфекцией ВИЧ:

«Почти всегда, когда я читаю о гаитянах, которые, рискуя всем, покидают свою страну и оканчивают свою жизнь за варварской проволокой, я думаю об иммигранте-нелегале, которого мне случалось знать, о его дочери и о его сыне (он сам)...

Даже неохотно признавая некоторые экономические ограничения, наша страна должна иметь моральную утончённость, для того, чтобы принять соседей, которые бегут из своих стран, где их жизнь — это ужас и голод и где они преследуются ружьями убийц...

Если бы это могло характеризовать принятие на наш Золотой Остров, то мы должны были бы встречать гаитян песнями и объятиями».[510]

Как постоянный читатель The New York Times, я всё дожидаюсь статьи Розенталя, призывающую к принятию в Израиль миллиона или более палестинцев, которые живут в нищете в лагерях для беженцев. Не призывает иудеев Розенталь и встречать палестинцев в Израиле «песнями и объятьями». Розенталь не глуп, но он до мозга костей лицемер. Он знает, что если палестинцы станут полноценными гражданами Израиля, то все те, которые находятся в лагерях беженцев вне его границ, быстро сметут сионистское государство точно так же, как цветная иммиграция разрушает Америку наших отцов. Но он нисколько не сожалеет об Америке, ведь он с гордостью идентифицирует себя с чужеземцами.

Розенталь гордится тем, кем он и многие другие иудеи является: чужими, а также нелегалами, с которыми он себя идентифицирует. Он живёт здесь, с выгодой используя преимущества американского гражданства, но он никогда не станет — и не сможет стать — настоящим американцем, который ставит интересы Америки выше сионистских.

Поскольку иудеи становятся всё более бесстыжими в своём использовании власти, некоторые даже хвастают своей ролью в лишении американских европейцев-неиудеев всякого влияния. Эрл Рааб (Earl Raab), исполнительный директор в отставке Перлмуттерского института защиты иудейства, член АДЛ и автор, который постоянно пишет для сан-францисского Jewish Bulletin, написал:

«Только после Второй мировой войны иммиграционное законодательство радикально изменилось в направлении устранения такой дискриминации. В одних из первых свидетельств политического возмужания, иудейское общество добилось ведущей роли в воздействии на эти перемены».[511]

Продолжая, Рааб торжествует по поводу приближающегося статуса меньшинства для белых в Америке:

«Бюро по переписи населения недавно доложило о том, что около половины американского населения вскоре станут не белыми или не европейцами. И все они будут американскими гражданами. Мы перешагнули барьер, за которым нацистско-арийский компонент мог бы преобладать в этой стране.

Мы промываем американцам мозги о противостоянии этническому фанатизму в течение полувека. Погода ещё не идеальна, но гетерогенная природа нашего населения имеет тенденцию становиться необратимой и делает наши конституционные ограничения, направленные против фанатизма более практичными, чем когда бы то ни было».[512]

Как отмечает Рааб сионистские активисты, которые поддерживают идею иудейского национального государства, подпитывают массовую нетрадиционную иммиграцию в Америку, и они мечтают о том времени, когда это преображение отразится на демографической картине граждан, имеющих право голоса.

Мне интересно, представляет ли в своём воображении сионист Израиль Сангвиль — который пустил в оборот термин «melting pot» (плавильный котёл) — иудейское государство в виде сплава иудеев и арабов, ислама и иудаизма? Принимая во внимание этноцентризм сионизма, я сомневаюсь в этом. Один американский создатель мультфильмов написал, что проблема «плавильного котла» состоит в том, что «дно обычно подгорает, а пена поднимается наверх». Несомненно, что Америка представляет собой сплав различных национальностей Европы в традиционное американское большинство, но, несмотря на всеобъемлющую пропаганду смешения рас в иудейской прессе, абсолютно не наблюдается значительного смешения белых и чёрных, и лишь маргинальное смешение метисского и английского компонентов. Однако того, чего сионисты не смогли добиться при помощи пропаганды смешанных браков, они достигнут посредством массовой иммиграции и различных уровней рождаемости.

Иудеи активно выступают за маленькие семьи среди лидеров американского большинства. Потворствования иудеев женскому освободительному движению и борьба за право на аборт снизило уровень рождаемости в наиболее интеллигентных и образованных американских семьях. Их открытая мечта — это разбавление белой расы на Западе любыми возможными способами. Продолжительная массовая не европейская иммиграция удовлетворяет этим целям.

В заключении необходимо отметить, что массовая цветная иммиграция является одним из наиболее эффективных орудий организованного иудейства в их культурной и этнической войне против американцев-европейцев. Мы не сможем выиграть эту борьбу не на жизнь, а на смерть до тех пор, пока наши люди не поймут, что мы уже вовлечены в войну, и что мы терпим серьёзное поражение. Если мы проиграем эту войну, это будет означать разрушение нашей американской культуры, наследия и свободы. Это будет означать не меньше, чем разрушение самого генотипа, который в своё время сделал возможным социальные, культурные и духовные творения, которые отличают нашу цивилизацию. Наши голоса заглушаются средствами массовой информации, которые находятся в руках наших врагов. Слишком многие из нас безмолвно наблюдают уничтожение нашего народа. Время уходит. Мы должны сказать своё слово сейчас и защитить себя. Мы должны бороться за то, чтобы великолепная культура, переданная нам нашими отцами, продолжала существовать. Мы должны предпринять все необходимые действия, чтобы обеспечить будущее нашим детям и последующим поколениям. Поскольку это справедливо для всех живых существ, мы должны бороться за наше право жить.

Если мы промолчим в этот критический час в истории нашего народа, мы будем искоренены и замолчим навсегда.

Это касается не только европейцев и американцев, но всех народов Земли.

+ + +

В начало

Rambler's Top100