Получено 31 мая 2001 г. Данное письмо было написано священнику РПЦЗ в США и, чтобы не навлечь на него гнева власть имущих, его имя не указывается. Но это не имеет большого значения, так как могло быть написано любому. Интернетовские ссылки в авторском тексте были добавлены редакцией для удобства читателя.

Оглавление

------------------------------------------

Дорогой о Господе Отец ***!

Вы просите меня -- и я очень ценю тот факт, что Вы не спешите нас осуждать -- каковы наши возражения против назначения Вевейского Епископа Амвросия. Это уже длинная и старая история, которую я попытаюсь вкратце наложить.

Вл. Лавр приезжал в Европу в июле 1999 г., с тем, чтобы проконсультировать наше духовенство по поводу замещения архиепископа Серафима, который просился на покой. Вл. Лавр сперва встретил некоторых членов нашего духовенства -- в том числе и Вл. Амвросия -- в Люксембурге, затем некоторых из нас в Вильмуасоне, под Парижем. Мы ему тогда объясняли, почему мы не хотим Вл. Амвросия в качестве Епархиального Архиерея и мы по этому поводу передали ему письмо, подписанное 12 священниками и диаконами. Следует отметить, что Вл. Варнава не был даже проконсультирован на эту тему. В то время наше главное возражение относилось к экклеэиологии Вл. Амвросия, очень близкой к экклезиологии Германского Вл. Марка, которого он поддерживал. Отметим, что наша встреча с Вл. Лавром состоялась немного после того, как мы все узнали о двух, до сего времени тайных, встречах Вл. Марка с патриархом Алексием и о его невероятной совместной декларации с советским епископом в Германии.

На нашей встрече с Вл. Лавром мы не входили в подробности всех провинностей, в которых мы упрекали Вл. Амвросия, думая, что наше принципиальное несогласие будет услышано. Однако наше письмо с возражениями даже не было прочитано на Соборе, когда разбирался вопрос о Западно-Европейской Епархии! Это вероятно то, что синодальные указы именуют "всестороннее обсуждение вопроса"!

А к этому времени Вл. Амвросий, в качестве викарного епископа и администратора части Епархии, совершил уже некоторые серьезные провинности, по поводу которых протест был направлен к Вл. Митрополиту.

29 июня 1995 г., Вл. Амвросий, в облачении, участвовал и богослужении по случаю закладки первого камня нового румынского храма в Женеве, сослужа с митрополитом Дамаскиным из Константинопольской Патриархии (печально известный лидер экуменических собеседований) и с митрополитом Серафимом из Румынской Патриархии, и он, вместе с ними, расписался на грамате, вложенной в камень. А это священнодействие совпадало во времени с отчаянными попытками нашего духовенства в Париже сохранить от насильственных действий этих самых "официальных" церквей парижский румынский храм с общиной, перешедшей под омофор наших Митрополитов! Думал ли тогда Вл. Амвросий об анафеме, провозглашённой нашей Церковью против экуменизма?

В Женеве, начиная с 1994 г., Вл. Амвросий отлично знал, что старший соборный священник, протоиерей Павел Цветков, поддерживал постоянные контакты с духовенством Московской патриархии, и тайно даже сослужил с ним в Париже. Само собой разумеется, что критическое отношение Вл. Амвросия к нашему Митрополиту Виталию, его двусмысленные соображения относительно официальных Церквей, как и о каноничности самой нашей Церкви, никак не могли вернуть часть духовенства и Женевских прихожан на правый путь. Наоборот, положение всё только ухудшалось: в апреле 2000 г. он преподал своё благословение(!) для устройства некой "группы размышления", цель которой было подготовить изменения статутов Женевского собора в пользу Московской патриархии, что привело к нескольким встречам со смоленским митрополитом Кириллом (Гундяевым). 8 октября 2000 г., судя по словам двух священников, замешанных в этом предательстве нашего собора, Вл. Амвросий счёл нужным на одном заседании признать, что основное препятствие между нашей Церковью и Московской патриархией является "психологическая преграда". В октябре 2000 г. первая попытка, предпринятая двумя священниками перевести собор в Московскую патриархию, провалилась, или, вернее была отложена. Возвратясь с Собора, Вл. Амвросий сперва сильно реагировал (но с невероятным утверждением, что он никогда не мог подозревать, что отец Павел мог бы сделать такую вещь...) против этой преждевременной попытки, но тут же объяснил, что отныне имеется комиссия, основанная для соединения нашей Церкви с Московской патриархией, и что препятствия, каковыми были Новомученики и сергианство, теперь устранены. С этих пор группа промосковских заговорщиков получила юридический контроль над собором, поменяла статуты и уже несколькими голосованиями показала, что готова переходить в Московскую патриархию. Во всём этом процессе Вл. Амвросий ведёт себя удивительно пассивно. Недавно он допустил, чтобы хор Женевского собора пел в Консерватории псалмы вместе с еврейскими хорами во второе воскресенье Великого Поста и благословил организацию, под его высоким покровительством, бала в пользу церкви в субботу вечером 12 мая. Вот до чего дошла наша бедная Епархия, собор нашего любимого приснопамятного Архиепископа Антония!

В Брюсселе, с тех пор как он стал викарием ответственным за эту часть Епархии, Вл. Амвросии свёл на нет все усилия священника Храма-Памятника, отца Николая Семенова, направленные к тому, чтобы вернуть приход к нормальному положению: храмом заведовало -- и так остается поныне -- совершенно антиканоническое общество, так называемая АSВL, находящееся в руках нескольких семейств, среди которых некоторые ничего общего не имеют с Русской Зарубежной Церковью, которая однако воздвигла этот храм. Когда отец Николай решил устроить собрания, чтобы уладить этот вопрос путём слияния Приходского Совета с этой АSBL, Вл. Амвросий неожиданно решил аннулировать решения, принятые на первом собрании, а затем, когда он был Собором назначен правящим архиереем, он запретил о. Николая, когда тот собирался созвать второе собрание в январе 2001 г. Хотел бы Вл. Амвросий сдать Храм-Памятник в руки этой малочисленной промосковской фракции, то не поступил бы иначе! Он открыто заявил на одном из таких собраний в Брюсселе, в сентябре 2000 г., что нет никакого значения, в какой церкви вы причащаетесь, будь то даже в Константинопольской или Московской, если вы посещаете службы в одном из приходов нашей Церкви, вы можете быть полноправным членом Приходского Совета (см. звуковую запись этого собрания).

Я мог бы продолжить список этих наших возражений (некоторые из них, как например его деятельность в Страсбурге, упоминаются в нашем ответном письме Архиепископу Лавру). Но, дорогой Отче, после примеров Женевы и Брюсселя, понимаете ли Вы теперь, отчего мы крайне встревожены архиерейской деятельностью Вл. Амвросия? В Брюсселе, где мы имеем верных и ревностных членов Зарубежной Церкви, он губит все их усилия и безжалостно пытается подавить их сопротивление промосковской группировке. Зато в Женеве, где его паства совращена с истинного пути, шатка в своей вере, Вл. Амвросий проявляет двуличие и несостоятельность. Почему?

Синод нас осудил. Но знайте, что некоторые Архиереи в нашей Церкви, как и вне её, считают что наши поступки правильны, а поступки Синода -- неканоничны. Наше сопротивление не есть сопротивление лично Вл. Амвросию, его личному поведению. Наше сопротивление зиждется на церковных соображениях, соображениях веры и никто не может заставить нас поминать епископа, на которого мы подали жалобу за нарушения вопросов веры, Церкви, до тех пор пока его дело не будет рассмотрено.

А тем не менее, ради успокоения, когда мы получили увещание с ПОДПИСЬЮ(?) нашего Митрополита Виталия в феврале месяце, мы предложили Секретарю Синода временно поминать Вл. Амвросия до его суда, если только мы получим заверение в том, что такой суд состоится. Никакого ответа. Затем мы ещё просили Вл. Лавра устроить, по случаю его пребывания в Европе, собрание духовенства во Франции вместе с Вл. Варнавой и Амвросием, чтобы найти выход из этого кризисного положения. Ответ Вам известен: все мы были -- в том числе и Вл. Варнава -- запрещены и вызваны факсом в Мюнхен с тем, чтобы мы покаялись и подчинились Вл. Амвросию, и к тому же в такой короткий срок, что для большинства из нас это было вообще практически невозможно туда явиться. Мы уже были осуждены, не имев даже возможности изложить наше мнение!

Несколько недель тому назад наш Вл. Серафим приблизительно таким образом изложил мне наше положение : "Инженер посылается в определенный край для постройки железной дороги. Местные жители говорят ему: осторожно, тут место болотисто. Но он не обращает никакого внимания и естественно происходит катастрофа. Кого следует считать ответственным перед людьми и властями? Ведь именно так и поступил Вл. Лавр. Но теперь наши епископы как будто стали и непогрешимы и безответственны. И следовательно они вас, священников, осуждают". И на самом деле от нас требуют, чтобы мы покаялись и безоговорочно подчинились, не желая признать малейшей ошибки и не желая даже выслушать дело !

Дорогой Отче, молитесь за всех нас, ибо настали очень тяжелые времена. От нас требуют слепое послушание Синоду и соборным решениям. Но дело Вл. Амвросия явно показывает, что что-то неправильно действует в нашей Церкви и это влечёт уже катастрофические последствия. Я искренне тронут Вашим призывом к единству нашей дорогой Зарубежной Церкви. Но я не верю в духовную, нравственную и каноническую действительность компромисса, в котором исповедание веры нашей Церкви было бы искажено, как мы это наблюдаем с положением в Женеве. Помните ли Вы Открытое письмо, подписанное тремя из нас священниками, вышедшими из Джорданвиля? Вместо того, чтобы по настоящему обсудить вопрос, большинство священнослужителей уверяют, что никаких проблем нет, разве только в головах некоторых экстремистов... Не знаю, что будет дальше, но возлагаю надежды на Всемилостивого Спасителя, читающего в сердцах наших.

Иерей Квинтин де Кастельбажак
Лион, Франция

 

Rambler's Top100   TopList