Получено 14 февраля 2001 г.

Оглавление

Преосвященнейшие владыки и уважаемые пастыри стада Христова, доверенное Самим Господом Своим Апостолам!

Несмотря на мое недостоинство, в этот критический момент переживаемый ныне нашей Церковью, я чувствую своим долгом написать следующие строки. По собственному признанию Преосвященнейшего Архиепископа Лавра, Секретаря Архиерейского Синода, Русская Зарубежная Церковь вовлечена в небывалую бурю : со всех сторон, как из среды духовенства, так и верующих поднимаются голоса против решений Архиерейского Собора и его Послания; в то время как другие, также многочисленные голоса, призывают к подчинению и послушанию, к доверию нашим Епископам. Что еще серьезнее, что некоторые служители, по причине полного непринятия решений Собора, прекращают поминать своих Епископов, которые в свою очередь, запрещают непоминающих. Одни говорят о бунте, непослушании, фанатизме, тогда как другие о предательстве, измене, апостасии.

Ни для кого сегодня не секрет, что наш Первоиерарх Митрополит Виталий, в своем послесоборном послании, отмежевался от некоторых решений последнего Собора; что Преосвященный Епископ Варнава отказался ставить свою подпись под соборным Посланием, которого однако придерживается нынешний состав нашего Епископата. Русская Зарубежная Церковь по-видимому стоит на грани взрыва, разделения, именно в тот самый час, когда внешние обстоятельства в России и в православном мире вообще, требовали бы наоборот, чтобы наша дорогая Церковь, хранила свое единство и силу исповедания. Как могло это случиться и следует ли примиряться с этой трагедией? Неужели нет разумного выхода из этого страшного хода к неминуемому разделению?

Не очевидны ли явные причины этого кризиса? Нисколько не уделив времени на предварительные соборные размышления, и тем самым избегая существенный этап в бытии нашей Церкви, октябрьский Собор принял многие постановления и решения, выразив их таким своеобразным новейшим образом, что один из патриархийных аппаратчиков назвал его «революционным». В этом как раз и состоят то яблоко раздора и тот богословский пробел, которые подрывают жизнь нашей Церкви, имея в виду наше отношение к Московскому патриархату, основанное не на личных и легкомысленных мнениях, не на язвительных или эмоциональных суждениях и пристрастиях, на учении Святых Отцов, Правил и Канонов Вселенских и Поместных Соборов, истории Соборов и Церкви, а также на примерах Новомучеников и Исповедников Российских. Долгое время наша Церковь в своей полноте не касалась этого щепетильного вопроса до полной своей разрешимости, даже если некоторые Первоиерархи, епископы, духовенство и миряне нашей Церкви ясно выражались по нему. Положение в Советском Союзе и может быть, опасения несогласий, откладывали решение этого вопроса на неопределенное будущее.

Сегодня этот вопрос стал главенствующим. Между теми, кто согласно выражению приснопамятного нашего митрополита Филарета, считают Московскую патриархию «церковью нечестивых» и теми, кто считают ее второй и важной, правда порабощенной, частью Русской Церкви образовалась пропасть, которую можно преодолеть только лишь глубоким и настоящим богословским соборным разумом, который бы вобрал в себя и дал бы выразиться всем верным и ответственным мирянам нашей Церкви, её епископату, духовенству и верующим как в России, так и за границей, сторонникам и не принимающим решения последнего октябрьского Собора, чтобы во взаимной любви и страхе Божьем обрести ту ясную и твердую позицию, которая явится тем фундаментом нашего единства – искреннего и нелицемерного, основанного не на разногласии, но на общем усердии.

Если мы не предпримем этого смелого шага, наша Церковь глубоко погрузится в то криводорожье, которым характеризуются сегодня Поместные православные Церкви. Пример этих Церквей нас должен научить, как же поступить дальше: одна часть из нас попытается хранить показное единство ценою печальных изворотов, пряча за этим единством власти неприсущий доныне нашей Церкви авторитаризм; и укрывая глубокие и духовно-парализующие разногласия, которые мы наблюдаем в так называемых официальных Церквах. Другая часть, подобно многочисленным старостильным греческим группировкам инстинктивно разбредется по бесконечным разделениям, не скрывая от чего по совести отказалась, но пренебрегая тем, что объединяет и спасает, умножая тем самым непонимания и осуждения.

Это наше усилие еще возможно с помощью Божьей если в нас еще достаточно взаимной любви и уважения, жажды единства в Правде Божьей. Как многие из нас я учился в Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле, я дорожу нашей Русской Зарубежной Церковью, я бережно храню память о тех, кто нам предшествовал и почивают ныне о Господе, мне дороги те, кто и ныне живет в нашей Церкви в тяжелейших порою условиях и кто предстоит перед престолом, воздев руки свои ко Господу.

Как и многим среди вас, мне страшно подумать и увидеть растерзанную нашу Церковь -- поносимую и осмеянную, и я охвачен ужасом. Я умоляю наших владык святых, наш Синод отказаться от спорных решений Собора, отменить наказания против протестующих и также просить протестующих прервать всякое поспешное отложение от своего священноначалия и отменить всякое преждевременное осуждение Синодом. Чтобы всем вместе приготовиться в поиске, посте и молитве к пленарному Собору по этому жизненному вопросу -- каким должно быть отношение нашей Церкви к нынешней Московской патриархии. Пусть это письмо, как всякий искренний призыв к согласию в Церкви встретит доброжелательный ответ в лоне нашего Епископата и духовенства.

Iерей Константин Бусыгин (Сан-Пауло, Бразилия)
Iерей Алексий Данкан (Атланта, США)
Iерей Квентин де Кастельбажак (Лион, Франция)

Rambler's Top100 TopList