Получено 9 февраля 2001 г.

Добавление 6 марта 2001 г. Если Вы согласны с мыслями, высказываемыми ниже, Вы можете подписаться под этим письмом, послав письмо о. Андрею Кенсису,   frandrew@telusplanet.net, на узле которого собираются такие подписи.

Оглавление

ИСПРАВЛЕНО 25 янв./7 февраля 2001 года, День памяти Св. Григория Богослова, архиеп. Царьградскаго
14/27 января 2001 года, День памяти Св. Равноапостольныя Нины, просветительницы Грузии

ИСПОВЕДАНИЕ ИСКОННОЙ ПОЗИЦИИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
Верных Чад Митрополита Виталия,
Первоиерарха Русской Православной Церкви Заграницей

Преосвященные Архипастыри, всечестные пастыри, боголюбивые иноки и инокини и все верные чада Истинной Церкви Христовой!

Волнения и нестроения, которые происходят в нашей Церкви после Архиерейского Собора, состоявшегося в октябре 2000 года, побудили нас, клириков и мирян Русской Православной Церкви Заграницей, находящихся в России и по всему миру, обратиться к вам, возлюбленные Aрхипастыри, собратья и дорогие чада, с данным Исповеданием и с призывом поддержать нашего Первоиерарха Митрополита Виталия. Об этом множество писем и посланий со всего света, направляются Архиереям Церкви Христовой. Письма остаются без ответа, а от владыки Митрополита многие послания скрываются.

Недавнее общение некоторых священников с Первоиерархом привело его в недоумение от услышанного. Владыку Митрополита нужно помочь и поддержать перед трудностями, ожидающими его на заседании Синода. Епископы должны были бы пересмотреть документы, не принятые Полнотой Церкви. Господь с Новомучениками и Исповедниками Российскими будут ему сподвижниками на этом тяжелом поприще. Однако наша совесть заставляет наши сердца присоединиться к Митрополиту.

Минувшие десять лет, увенчавшие кровавый и мученический для Церкви Российской ХХ век, произвели немало перемен на нашей многострадальной родине, как и во всем мире. Московская патриархия, получив видимую свободу, начала активно реставрировать храмы и развивать все направления церковно-общественной деятельности. Видимым символом этого процесса стал вознесшийся над Москвой храм Христа Спасителя, крупнейший храм России. Многие русские люди, как в России, так и за границей, с радостью и даже восторгом восприняли все эти перемены, полагая, что в них и состоит процесс подлинного духовного возрождения нашего Отечества, воскресения Святой Руси.

Подобные настроения сказались и на работе нашего Архиерейского Собора, в докладах и в некоторых итоговых документах. Однако многие чада нашей Церкви, как на Родине, так и в рассеянии, продолжают сомневаться: не является ли то, что происходит сейчас в России, лишь обманчивой видимостью духовного возрождения... лукавой подменой, с помощью которой силы всемирной апостасии хотят прельстить, «аще возможно, и избранных»?

Чтобы правильно ответить на этот судьбоносный для нас вопрос, нужно еще раз определить, что такое Московская патриархия и теперешние Поместные Православные Церкви. В этом определении мы должны опираться на все Священное Предание истинно Православной Церкви Христовой, на учение святых Новомучеников и Исповедников Российских, на исповедание гонимой Катакомбной Церкви и на заветы наших блаженно почивших отцов-Первоиерархов Митрополитов Антония, Анастасия и Филарета. Начнем с самого, как может показаться, второстепенного обстоятельства.

Почему наша Церковь, начиная с 1927 года и по сей день, не могла признать законным официальное руководство Московской патриархии, и никогда не подчинялась ему? Да потому, что митрополит Сергий (Страгородский), попытавшийся устроить противоестественный союз Невесты Христовой с антихристом в лице безбожной советской власти и злодея-Сталина, узурпировал церковную власть, захватил то, что ему не принадлежало. Церковный переворот, и даже скажем больше, церковную революцию Сергий произвел вопреки прямым указаниям и обличениям своего непосредственного начальника, Местоблюстителя Патриаршего Престола Митрополита Петра (Полянского). Более того, и это самое страшное, Сергий пошел на безоговорочный разрыв с Новомучениками и Исповедниками Российскими, назвав их политическими преступниками, осудив их священный подвиг, подвергнув их кощунственным каноническим прещениям, которые, конечно же, пали на главу самого основоположника сергианства.

В результате, новообразованная сергиевская церковь оказалась вне церковного общения, вне ограды Церкви Христовой, которая, в лице катакомбных исповедников, изрекла ей грозную анафему, признанную впоследствии и многими нашими Иерархами. Нам нельзя забывать, что Святитель Новосвященномученик Патриарх Тихон предал Анафеме всех, которые гнали Святую Церковь Христову ещё в 1918 году. Грозно звучат Его слова «Властью данной Нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовым, анафематствуем вас, если только вы носите еще имена христианские и хотя по рождению своему принадлежите к Церкви Православной». Так он взывал к Православным Христианам «Заклинаю и всех вас, верных чад Православной Церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое-либо общение: " Измите злаго от вас самех "»( 1 Кор. 5, 13). Вместо того чтобы прислушаться к Патриарху, Сергий с его последователями объединились с атеистами большевиками и апостасийное духовенство в 1927 году венчалось страшной «Декларацией». Выражая свою лояльность советскому правительству, сергиане полностью сдали свою свободу, объявляя советам: «Мы хотим быть Православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской родиной, радости и успехи которой—наши радости и успехи, а неудачи—наши неудачи. Всякий удар, направленный в Союз, будь то война, бойкот, какое-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобное Варшавскому, сознается нами как удар, направленный в нас». Таким образом и связали наш многострадальный народ... После сергиевского переворота и образования безбожниками своей карманной церкви в лице Сергия и его преемников, всю полноту Православной Российской Церкви составили Катакомбная Церковь на Родине и Зарубежная Церковь в рассеянии. Все наши Соборы 30-80-х годов свидетельствовали об их неразрывном духовно-каноническом единстве, выражением которого является поминовение «Православного епископства Гонимыя Церкве Российския».

Итак, Московская патриархия, попавшая под анафему Священномученика Патриарха Тихона, осужденная Новомучениками, анафематствованная катакомбниками, непризнанная русским рассеянием, не является ни «Матерью-Церковью», ни «частью Русской Церкви». Она является неканоническим образованием, расколом, учиненным митрополитом Сергием (Страгородским) ради союза с безбожной властью. Хотя ныне Московская патриархия и не исповедует сергианства в его «чистой», наиболее грубой, форме, но весь ее епископат и клир, унаследовав дух сергианства, посему не может быть признан законным. Московская патриархия, даже до сего дня, продолжает оставаться неканоничной и незаконной, а посему «частью» Апостольской Церкви являться не может.

Но дело не ограничивается лишь незаконностью администрации Московской патриархии. За те семь с лишним десятилетий, которые прошли со времени раскола митрополита Сергия, Московская патриархия сумела превратиться в еретическую организацию. Такова, впрочем, судьба всякого раскола. Противление Церкви Христовой, нарушение соборности, неизбежно приводит к появлению богословского обоснования такого противления и нарушен. Раскольники НЕ имея больше защиты от Благодати Божией передаваемой от Христовой Церкви, бороться с бесами, которые, срываясь с цепи, одолевают легко свою беззащитную жертву, особенно раздувая в ней гордость. Тогда уже жертва, при помощи своего нового хозяина находит богословское обоснование раскола, которое всегда есть ересь. Самой первой по времени ересью Московской патриархии стало учение о том, что «всякая власть», в том числе власть антихриста, -- «от Бога», поэтому христиане должны ей повиноваться и подчиняться. Митрополит Сергий в принципе не понимал смысла мученичества. Тем более он был противником мученичества от советской власти, воспринимая Церковь как земную организацию, как общественный институт.

Второй ересью Московской патриархии стал экуменизм, преданный анафеме Архиерейским Собором РПЦЗ в 1983 году. Сейчас сергиане пытаются лавировать, как бы пересматривая свои прежние «грубо» экуменические взгляды. Но тот факт, что они не приносят церковного покаяния в этой ереси и даже формально не выходят из Всемирного совета церквей и других экуменических организаций, говорит о том, что они по-прежнему верны этой ереси. Экуменизм это «универсальная ересь», всеересь, которая является апокалиптическим сплавом всех ересей, когда-либо бывших в истории Церкви. Поэтому нет смысла подробно останавливаться на обзоре более мелких, так сказать, «частных» ересей, которых придерживается Московская патриархия.

Мы убеждены и заявляем об этом во всеуслышание, что члены нашего Архиерейского Собора по-видимому поторопились, заявив, что Московская патриархия фактически отказалась от сергианства. Ее нынешняя «симфония» с «властью мира сего», оправдание декларации Сергия, отсутствие покаяния в сергианстве и даже формального снятия не законных прещений с Новомучеников, наконец ее высокомерное отношение к Истинной Российской Церкви, которую патриархия именует не иначе как «так называемая» и «карловацкий раскол», - все это говорит о том, что сергианство живо. Оно лишь приспособилось, мимикрировалось под реалии нынешнего исторического момента.

По совести, мы должны также отвергнуть совершенную Московской патриархией кощунственную «канонизацию» Новомучеников и Исповедников Российских, в том числе Царственных Мучеников. Патриархия этой «канонизацией» в точности совершила то, в чем Господь наш Иисус Христос обличал современных Ему фарисеев -- украсила гробницу пророков, в убийстве и поругании которых, сама же принимала непосредственное и активное участие. К тому же, в сонм «канонизированных» святых, включены «правые оппозиционеры», осудившие сергиан, а также сами сергиане, извергшие из сана наших Новомучеников. Такое абсурдное сочетание патриархийной «канонизации» является очередным обманом русского народа. Более того, возможность обращаться с молитвой к Новомученикам Российским, открыла народу не Московская патриархия, (как написано в нашем Архиерейском Соборном Послании), а сам мученический подвиг этих святых, которые были прославлены нашей Церковью в 1981 году. Молитва русского народа к этим святым никогда не прерывалась с самого первого дня их мученического подвига, а усилила и умножила ее именно зарубежная канонизация.

Совесть христианская также не может согласиться с подписанным членами нашего Архиерейского Собора письмом «Его святейшеству, святейшему патриарху Сербскому Павлу», в котором есть такие слова: «Будучи вашими братьями по крови и по вере, мы всегда дорожили евхаристическим общением между нашими Церквами-сестрами и желаем сохранить утешение этого общения до конца времен». . . «Мы просим Ваше Святейшество, не отстранять нас от литургического общения с Вами, ибо мы все желаем вместе с Вами едиными усты и единым сердцем вечно славить Спасителя нашего -- Христа Бога.» Действительно, многострадальный сербский народ нами горячо любим. Но так же как русский народ изнемогает будучи обманут сергианско-экуменической Московской патриархией, так страдает и сербский народ, официальная иерархия которого «и сама не входит, и народ не пускает» в лоно Истинного неповрежденного Православия. В свое время Сербская Церковь оказала гостеприимство нашим иерархам-изгнанникам во главе с Блаженнейшим Митрополитом Антонием (Храповицким). Но надо иметь в виду, что современная Сербская патриархия, признававшая МП, (отступницу от истинного Православия), не имеет уже отношения к той Истинной Сербской Церкви, которая когда-то, не боясь советской власти, покровительствовала и заботилась о РЗЦ. Сегодня официальная Сербская церковь--часть экуменического «мирового православия», во главе которого стоят, борющиеся друг с другом за первенство, Московская и Константинопольская патриархии. Та церковь, которая является частью экуменического «православия», нам не может быть «сестра». К тому же, Сербская патриархия состоит почти во всех экуменических организациях, в том числе во Всемирном совете церквей, и на практике участвует в экуменизме еще активнее, чем Московская патриархия. Поэтому, сохраняя горячую любовь к сербскому народу и всячески ему сопереживая, мы должны совершенно оградиться от евхаристического общения с официальной Сербской патриархией, как причастной ереси экуменизма. Конечно, в Сербии есть истинно-православные христиане, с которыми мы и должны иметь духовное единство. Такого же мнения следует придерживаться и об официальной Грузинской патриархии. Грузинская патриархия, хоть и вышла формально из Всемирного совета церквей, но продолжает состоять в общении со всеми экуменическими патриархатами и выступает активной гонительницей истинно-православных христиан на территории Грузии.

Еще одной ошибкой является безоговорочное признание «канонизаций», совершаемых Московской патриархией, с автоматическим включением в наши святцы «канонизированных» ею лиц. Этим решением Собора признается каноничность Московской патриархии. В таком случае, мы должны были бы признать себя раскольниками и принести покаяние перед сергианами.

При исследовании соборных документов становится ясно, что на нашем Соборе были приняты определенные меры для сближения с МП, как с подлинной Русской Церковью. Причем, употреблялась ложная оценка ее действий. Если посмотреть пройденный путь с первого определения в 1994 г., что Московская патриархия есть одна из частей Русской Православной Церкви, если вспомнить, как Вл. Марк дважды встречался с Патриархом Алексием, как он же подписывал с архиеп. Феофаном Германским в 1997 г. "Заявление" от имени единой Русской Православной Церкви (указывая лишь в скобках составные части - МП и РПЦЗ), то мы легко убедимся, что новый курс, появившийся на нашем Соборе, не есть случайность, а по-видимому результат продолжительных последовательных действий. В письме к Патриарху Павлу наши епископы прямо объявили, что «должно произойти желанное сближение и, даст Бог, духовное соединение между двумя расторгнутыми частями Русской Церкви -- находящейся на Родине и попавшей заграницу. Просим Ваше Святейшество содействовать этому». Когда поступили протесты со стороны верующих, участники Собора пытались заверить, что нет прямого указания на соединение с МП, и по отношению к некоторым непокорным священнослужителям стали применять санкции.

С глубокой тревогой за будущую судьбу нашей Русской Церкви, мы, поддерживающие Первосвятителя Русской Православной Церкви Заграницей, веря что он отвечает перед Богом за верность Истинному Православию Нашей Церкви и всех своих чад, а не за сохранение любой ценой внешней церковной организации (в последнем случае он ничем не отличался бы от митрополита Сергия), официально и во всеуслышание заявляем следующее:

  1. Памятуя о примере, святых Новомучеников и Исповедников Российских, следуя заветам блаженно почивших Первоиерархов, сохранивших верность Истинному Православию, мы заявляем, что не можем признать полностью за истину Послание Архиерейского Собора РПЦЗ от 13/26 октября «Возлюбленным чадам Церкви, во Отечестве и в рассеянии сущим», протестуем против письма Архиерейского Собора РПЦЗ «Его святейшеству, святейшему патриарху Сербскому Павлу» и не можем быть согласны с Резолюцией Собора по некоторым докладам.
  2. Свидетельствуем перед лицом всего мира, что мы полностью и безоговорочно признаем анафематствование на ересь экуменизма в том виде, в котором она сформулирована в Соборной анафеме 1983 года. В связи с этим, мы не можем состоять в общении ни с одной церковью, участвующей в экуменическом движении, состоящей во Всемирном совете церквей или имеющей какое-либо каноническое общение с еретиками-экуменистами.
  3. Мы отказываемся от эклезиологии, которая учит, будто Церковь Христова состоит из «больных членов» - экуменистов и «здоровых» - истинно-православных. Таким образом, приверженцы этой теории допускают пребывание в Церкви Христовой одновременно и еретиков, и православных. На самом деле, все члены земной Церкви Христовой, плоть носящие и в мире живущие, являются «больными», а Церковь - лечебница их душ. Однако, войти в эту благодатную лечебницу могут лишь православные.
  4. Свидетельствуем свою верность исповеднической позиции духовно-единой Катакомбной и Зарубежной Церквей по вопросу о статусе Московской патриархии. Исповедуем, что Московская патриархия есть раскол и ересь, что она не является частью Единой Святой, Соборной и Апостольской Церкви. Ее воссоединение с Православием возможно лишь через покаяние и ПРИСОЕДИНЕНИЕ к Истинной Церкви. Никакого компромиссного «воссоединения» или «соединения» с МП быть не может, ибо такое «воссоединение» означало бы простое присоединение к еретическому сообществу. Исходя из вышесказанного, совершенно неприемлемо принятие какой-либо «широкой автономии» от еретического и раскольничьего сергианского сообщества, называющего себя «Матерью-Церковью». Интересно было бы представить себе в Церковной истории факт принятия православными «широкой автономии», например, от иконоборцев (ересь 8-9 столетия).
  5. Мы молим (коленно-преклоненно с любовью и слезами) всех Архипастырей, вернуться на исконную позицию РПЦЗ и исповедовать Святое Православие в Любви и Истине Христовой. Пастырей, монашествующих и мирян призываем (с любовью), не принять тех решений Архиерейского Собора 2000 года, которые противоречат традиционному исповеданию нашей Церкви, сохранив верность традиции и преданию наших отцов. Пусть Господь наш Иисус Христос, через своих архиереев, судит всех нас на будущем законном Соборе Поместной Православной Российской Церкви и на Страшном Своем Суде

Протоиерей Константин Федоров

Подписи:

Rambler's Top100 TopList