Получено 12 августа 2004 г. Ниже приведен перевод статьи о событиях в РПЦЗ, появившейся в Уолл Стрит Джорнал от 12 августа 2004 г.; ответ на неё ведущего узла "Мысли о России", тоже от 12 августа; перевод статьи о результатах суда против Митрополита Виталия от 3 апреля 2003 г.; для удобства читателя, также приведены английские оригиналы всех приведенных документов. Все переводы были сделаны редакцией МоР.

Оглавление

----------------------------------------------------------------------------------------
При перепечатке, ссылка на http://www.russia-talk.com/ ОБЯЗАТЕЛЬНА
----------------------------------------------------------------------------------------

 

Неправославный раздор, церковь в изгнании расколота по вопросу воссоединения с Россией; нажим Путина по воссоединению встречает сопротивление в США; мечты о царском времени.

Авери Джонсон
Штатный репортёр Уолл Стрит Джорнал
12 августа 2004 г.; стр. А1

Два флага, завёрнутые в холст, стоят в сторонке среди золотых икон и тающих свечей в особняке на верхней восточной стороне Манхеттена. На древке, к которому прикреплены флаги, находится табличка, суммирующая суть разделения в Русской Православной Церкви: «Хранить в Зарубежной Церкви до тех пор, пока они смогут быть возвращены в свободную Россию».

По прошествии около 13 лет после распада Советского Союза, члены Русской Православной Церкви Заграницей, более широко известной как Зарубежная Церковь, не могут согласиться «свободна» ли Россия. Т.е., достаточно ли свободна для того, чтобы вернуть флаги на родину и воссоединить эмигрантскую церковь с той, которая осталась после падения царизма.

В Зарубежной Церкви образовались два лагеря.

Одну фракцию возглавляет Архиепископ Берлинский и Великобританский Марк, сухощавый господин невысокого роста с большой бородой. Он вырос протестантом в бывшей Восточной Германии, полюбил русскую культуру и принял православие. Воодушевлённый физическим восстановлением храмов в России, духовным голодом её народа и религиозной активностью президента Владимира Путина, Архиепископ Марк, живущий в Мюнхене, прилагает большие усилия для слияния Зарубежной Церкви с той церковью, которая осталась [в СССР, пер.] и пошла на компромисс с коммунистами.

«Первый параграф нашего Положения гласит, что мы являемся временной самоуправляемой структурой до падения коммунистического режима», -- говорит он. «Совершенно ясное заявление... которое давно уже пора провести в жизнь».

Второй лагерь возглавляется Епископом Манхэттенским Гавриилом, прадед которого был уморен голодом коммунистами в 1930-х годах за то, что он отказался повиноваться им. Полный мужчина, родители которого покинули Россию в 1926 г. и в конце-концов обосновались в Австралии, заявляет, что путинская Россия всё ещё напоминает тоталитарную страну, которую покинули его предки. Он считает, что руководство Московского Патриархата, как именуется московская церковь, состоит из тех же людей, которые поставили церковь на колени перед советским атеистическим режимом. «Церковь в России должна признать, что её путь был ошибочен», заявляет он.

Всё это восходит к 1054 г., когда произошел раскол между православием и католицизмом, приведя к созданию отдельных руководящих центров в Константинополе и Риме. Разгром Константинополя, от которого произошло греческое православие, в 1453 г. дал Москве основание считать себя «Третьим Римом». Со временем русская церковь и государство сблизились, особенно после возникновения династии Романовых, укрепивших свою власть в 1600-х годах.

После того как большевики захватили власть в России в 1917 г., они лишили Московский Патриархат его имущества, взорвали его храмы и зверски убили царственную семью. Глава Московского Патриархата умер в тюрьме. Его преемник, Митрополит Сергий, получил свободу, пообещав быть лояльным по отношению к Советскому Союзу.

Уцелевшие русские аристократы и духовенство создали Зарубежную Церковь в тогдашней Югославии с целью хранить царскую религию до тех пор, пока русские не получат возможность снова свободно молиться у на своей родине. Один из южных полков царской армии передал Зарубежной Церкви свои флаги с изображением двуглавого имперского орла, изображением Св. Георгия, поражающего дракона и буквой «Н», обозначающей царя Николая I. Зарубежная Церковь, претендующая на то, что в ней состоит около 100.000 членов в разных частях мира, перенесла свою штаб-квартиру в Нью-Йорк в 1950 г. (Отдельная ветвь русского православия, известная как Православная Церковь в Америке, прекратила общение с Москвой в 1970-х годах. Её 750.000 членов совершают службы на английском языке и подчёркивают свою проамериканскую ориентацию. Воссоединение не является животрепещущим вопросом для них, так как они давно уже помирились с Московским Патриархатом.)

Поколения последователей Зарубежной Церкви пытались воссоздать славу времён Романовых. Они пользовались своими царскими титулами, учили детей читать Пушкина в оригинале и устраивали торжественные балы в лучших гостиницах Нью-Йорка. Их церковь служит в основном по церковно-славянски – старой версией русского языка. Праздничные богослужения занимают до пяти часов. Только единицы говорили о воссоединении с Москвой.

В прошлом году в это дело вмешался г-н Путин в надежде объединить две ветви православной церкви для восстановления национального самосознания в стране, разодранной падением Советского Союза.

«В идеологическом вакууме постсоветской России наибольшим потенциалом для автоматического привлечения последователей обладает символика русского православия», заявляет Лоуренс Уззел, директор Международного центра по вопросам религиозной свободы. «Церковь и государство для Путина – неоспоримые авторитеты».

25 сентября 2003 г., урвав время в течение своего трёхдневного визита в ООН, г-н Путин встретился с епископами Зарубежной Церкви в российском консулате в Нью-Йорке. Епископы в облачениях и ставший президентом бывший агент КГБ закусили капустным борщём, сёмгой и блинами с икрой. Г-н Путин, по воспоминаниям Епископа Гавриила, говорил о главенствующей роли церкви в примирении России. Епископ спросил насчёт установления дня в память убитых советским коммунизмом; г-н Путин ответил, что подумает об этом.

Русский президент передал приглашение посетить Москву от главы Московского Патриархата, Алексия II, пытавшегося воссоединить церкви в течение последних 10 лет. После долгих размышлений Зарубежная Церковь в мае [2004 г., пер.] откомандировала своего вождя, Митрополита Лавра, проживающего в джорданвилльском монастыре, и Архиепископа Марка, а также других в Россию. Они молились на могиле своего бывшего руководителя, на месте убийства царственной семьи и шахтах, в которые были брошены останки некоторых членов царской семьи. После встречи с г-ном Путиным на его подмосковной даче, предводители обеих церквей обещали разрешить проблему разделения церквей.

Этот флирт с воссоединением возбудил протесты в США. «Путин использует церковь в своих интересах», кипятится 70-тилетний Пётр Колтыпин, ратующий за восстановление монархии в России. Он с 500 других лиц попросили Архиерейский Синод в июле [2004 г., пер.], чтобы те посоветовались с мирянами до проведения дальнейших шагов.

Противники воссоединения протестуют на одном их форумов Яху, на верхней Восточной стороне [Манхеттена, пер.] и своих загородных домах, а также на трапезах после воскресных служб. При штаб-квартире Зарубежной Церкви на углу 93-й улицы и Парк авеню также есть часовня.

За борщом и колбасой в особняке, 80-тилетняя Марина Ледковская, далёкая родственница писателя Владимира Набокова, хулит попытки примирения. Она считает, что г-н Путин «такой же как Ленин и Сталин».

Большинство потомков русских, которые поддерживали династию Романовых в 1920-х годах, хотят, чтобы Зарубежная Церковь существовала отдельно от Москвы. Но есть и такие, которые меняют своё мнение, осознавая, что их дети и внуки безразличны к тому кто, что и кому сделал в 1927 г. Вот что говорит Николай Романов, проживающий в Швейцарии, являющийся главой одной из ветвей императорской семьи: «Если мы, Романовы, можем простить и забыть, то время шагать в будущее».

Комитеты двух церквей встретились в июне [2004 г., пер.] и наметили следующую встречу на сентябрь 2004 г. Камнем преткновения является обет лояльности советской власти Митрополита Сергия в 1927 г. Некоторые члены Зарубежной Церкви требуют официального извинения. Другие считают, что Московский Патриархат уже косвенно осудил действия Сергия. Окончательное решение о воссоединении принадлежит Архиерейским Соборам обеих церквей.

А пока две церкви потихоньку сближаются. Ранее этим летом художественное изделие известное как Чудотворная икона Тихвинской Божьей Матери, вывезенная из Советского Союза после 2-й мировой войны и хранившейся священником в Чикаго, была возвращена в Россию. Во время своего посещения России в июне, делегация Зарубежной Церкви молились перед этой иконой на Всенощной с православными верующими в Храме Христа Спасителя, массивном белом здании, сооружённом в 2000 г. на месте, где был расположен первоначальный Храм Христа Спасителя, взорванный коммунистами и замененный бассейном для плавания.

Писать можно Avery Johnson, avery.johnson@ WSJ.com

------------------------------------------------

В начало

Редакция узла «Мысли о России» сразу же написала письмо автору следующего содержания:

Глубокоуважаемый г-н Джонсон!

Спасибо за освещение событий, происходящих в Русской Православной Церкви Заграницей («РПЦЗ»), озаглавленное «Неправославный раздор, церковь в изгнании расколота по вопросу воссоединения с Россией», в номере за 12 июля 2004 г.

Чётко сознавая, что газетная статья не может содержать столько информации сколько хотелось бы, Ваш суммарный отчёт может быть улучшен некоторыми уточнениями приводимых Вами фактов.

Один из главных пунктов – «другой лагерь» возглавляется не Епископом Гавриилом, а незаконно смещённым в 2001 г. главой традиционной РПЦЗ Митрополитом Виталием Устиновым. Епископ Гавриил иногда высказывал оппозиционные мнения, но, большей частью, он верно следует «партийной линии» Архиепископа Марка. Поэтому он не возглавляет никаких «вторых лагерей».

В жизни «второй лагерь» существует под омофором М. Виталия, который собрал верных чад РПЦЗ, которые протестуют против «воссоединения» с Московским Патриархатом, «МП». (Я взял термин «воссоединение» в кавычки, чтобы подчеркнуть, что невозможно «воссоединить» то, что никогда не было вместе.) Эта новая структура именуется «РПЦЗ(В)» -- Русская Православная Церковь Заграницей под омофором Митрополита Виталия. Я являюсь старостой одного из приходов РПЦЗ(В) в г. Наяке, штат Нью-Йорк, инкорпорированном в штате Нью-Йорк под названием «Прихода Новомучеников и Исповедников Российских». Другие приходы РПЦЗ(В) существуют в США, Канаде, Франции, Российской Федерации и некоторый республиках бывшего Советского Союза.

Во избежание непрекращающихся судебных процессов со стороны своих бывших «братьев во Христе», М. Виталий в данный момент живёт в г. Магсонвилль, Канада, в монастыре, который он построил в лучшие времена. До сих пор ему удалось выиграть несколько судебных процессов, ведущихся против него. Для Вашего удобства я вклеил ниже статью, которая появилась в газете Нью-Йорк Пост более года тому назад. Но процессы продолжаются.

Второй значительный пункт. Дело не в том «кто, что и кому сделал в 1927 г.». Верно, что отправным пунктом является позорная декларация Митрополита Сергия 1927 г., которая фактически поставила Русскую Православную Церковь («РПЦ») под контроль коммунистического правительства. Дело в СЕГОДНЯШНЕМ сергианстве – «церковной» структуре лжи и обмана, выросшей на фундаменте этой декларации за годы советской власти, ВКЛЮЧАЯ постсоветский период.

Наконец, ещё один пункт – Ваше заявление о том, что «Некоторые члены Зарубежной Церкви требуют официального извинения.». В действительности требуется – в соответствии с православными канонами – ПОКАЯНИЕ перед Богом, а не «извинение». Другими словами, весь епископат МП состоит из бывших сотрудников КГБ, начиная с «патриарха Алексия II», более известного во время своего сотрудничества с КГБ как «сексот Дроздов». До сих пор ни один из около 150 епископов не покаялся.

Всё вышеизложенное документально обосновано на моём узле в суммарном файле. Этот файл является последовательным описанием событий, происшедших в РПЦЗ после того, как стремление её епископов к объединению с МП выявились в октябре 2000 г. Папка, посвящённая этим событиям, на данный момент содержит 384 файла. К сожалению, 99% из них на русском языке -- мой узел предназначен для русскоязычной аудитории.

С уважением
Пётр Н. Будзилович.

------------------------------------------------------------

В начало

Перевод статьи из Нью-Йорк Пост

Церковь проиграла странную священную войну
New York Post, 3 апреля 2003 г.
Автор: Dareh Gregorian

3 апреля 2003 г. -- Русская церковь проиграла странное дело в суде, заключающееся в попытке взять под свой контроль личные дела своего бывшего начальника, насильно вывезти его из Канады и заставить жить в старческом доме в Нью-Йорке. Судья Верховного суда в Манхеттене, Phylis Gangel-Jacob, отказала в иске, поданном Русской Православной Церковью Заграницей, назвав это дело "исключительно необыкновенным".

Она отметила наличие "интриг", церковной междоусобицы, а также обвинений в промывании мозгов и похищении в отношении бывшего главы церкви, 93-хлетнего Виталия Устинова.

До своей отставки в 2001 г. Устинов являлся многолетним "митрополитом" РПЦЗ, что равносильно папе римскому.

После своего ухода Устинову оказался недоволен своим преемником, Митрополитом Лавром, а также тем направлением, которому начала следовать церковь. Поэтому, заявила судья, он основал свою собственную церковь в Канаде, под названием Русская Православная Церковь в Изгнании.

Поэтому руководство РПЦЗ заключило, что он или сумасшедший или ему промывают мозги.

Они обратились в суд, заявляя, что Устинов "не способен ни заботиться о себе, ни заведовать своим имуществом". Они также заявляли, что его бывший секретарь и другие "манипулируют им и используют его в целях создания враждебной группировки, что создаёт хаос и беспорядки в их церкви".

Руководство РПЦЗ заявляло, что Устинов проявлял признаки "ненормального поведения" перед своей отставкой и что он "был увезен из Нью-Йорка [в Канаду] против своей воли".

Посторонний врач установил, что у него нет никаких "психических болезней" и что он вполне способен следить за собой. Но, согласно заключению другого врача, работающего для РПЦЗ, он не в состоянии следить за собой и вести свои финансовые дела, а также, что он нуждается в опекуне.

Церковь обратилась в суд с просьбой стать опекуном Устинова, утверждая, что церковь привезёт его в Нью-Йорк и поместит в старческий дом.

Судья заключила, что церковное руководство использовало Устинова как "пешку" и что их "забота о [его] личном благополучии была второстепенным фактором, скрывающим истинную цель этого дела: контроль над церковным имуществом".

Судья добавила, что её специалисты установили, что Устинов "находится там, где он хочет быть и что он совершенно ясно проявил способность принять такое решение".

-------------------------------------------

В начало

Оригиналы на английском языке.

In Unorthodox Rift,
Exiled Church Splits
On Rejoining Russia
Putin's Push for Reunification
Meets Resistance in U.S.;
Longing for Days of Czars

By AVERY JOHNSON
Staff Reporter of THE WALL STREET JOURNAL
August 12, 2004; Page A1

Two banners wrapped in brown burlap sit tucked away amid golden icons and dripping candles in a mansion on Manhattan's Upper East Side. The pole to which the banners are attached bears a plaque that encapsulates the divide in the Russian Orthodox Church: "To be kept by the Church Abroad until such a time that they may be returned to a free Russia."
Some 13 years after the Soviet Union disintegrated, members of the Russian Orthodox Church Outside of Russia, more commonly known as the Church Abroad, cannot agree on whether Russia is "free" -- that is, free enough to return the banners to the motherland and reunite the emigre church with the one that remained behind when the czars fell.

Two camps have emerged within the Church Abroad.

Leading one faction is Archbishop Mark of Berlin, Germany and Great Britain, a small wiry man with a long beard. He grew up as a Protestant in what was then East Germany, fell in love with Russian culture and converted to Orthodoxy. Impressed by the physical resurrection of churches in Russia, the spiritual yearning of its people and the religious stirrings of President Vladimir Putin, Archbishop Mark, who is based in Munich, is pushing for a merger of the Church Abroad with the church that stayed behind and cut a deal with the Communists.

"The first paragraph of our statutes says we are a temporarily self-governing body until the moment of the fall of the Communist regime," he says. "It's a clear-cut statement ... that we are overdue on living up to."

Heading the other camp is Bishop Gabriel of Manhattan, whose great-grandfather was starved to death by the Communists in the 1930s because he refused to bow to them. A stout man whose parents fled Russia in 1926 and eventually settled in Australia, Bishop Gabriel says Mr. Putin's Russia still resembles the totalitarian country his forebears fled. The leaders of the Moscow Patriarchate, as the Moscow church is known, are the same ones who led the church to kneel before Soviet atheism, he contends. "The church in Russia needs to recognize that its path was wrong," he says.

It all goes back to 1054, when Orthodoxy and Catholicism split, creating separate power centers in Constantinople and Rome. The sacking of Constantinople, from which Greek Orthodoxy eventually sprang, in 1453 led Moscow to assert itself as the "Third Rome." Over time, the Russian church and state grew closer, especially after the Romanovs, the royal family, consolidated their power in the 1600s.

When the Bolsheviks seized control of Russia in 1917, they stripped the Moscow Patriarchate of its property, dynamited its churches and slaughtered the royal family. The leader of the Moscow Patriarchate died in jail. His successor, Metropolitan Sergius, won his freedom in 1927 by pledging allegiance to the Soviets.

Surviving Russian aristocrats and clergy formed the Church Abroad in what was then Yugoslavia to preserve the religion of the czars until Russians were free to worship at home again. A southern regiment in the czar's army entrusted to the exiled church the banners, which feature a two-headed imperial eagle, the likeness of Saint George the dragon-slayer and an "N" for Czar Nicholas I. The Church Abroad, which claims about 100,000 members world-wide and has parishes in many parts of the U.S., moved its headquarters to New York in 1950. (A separate offshoot of Russian Orthodoxy, known as the Orthodox Church in America, cut its ties with Moscow in the 1970s. Its 750,000 members conduct services in English and stress their American identity. Reunification isn't an issue for them, having long ago made peace with the Moscow Patriarchate.)

For generations, adherents of the Church Abroad tried to recreate the glorious days of the Romanovs. They used their royal titles, raised their children to read Pushkin in the original Russian and threw formal balls at ritzy New York hotels. Their church holds services mostly in Old Church Slavonic, an older form of Russian. Feast-day ceremonies last upward of five hours. Only a few members of the church ever talked about reuniting with Moscow.

Last year, Mr. Putin intervened, hoping to bring back together the two branches of Russian Orthodoxy in an effort to restore a national identity to a country ripped apart by the Soviet Union's collapse.

"In the ideological vacuum that is post-Soviet Russia, the most potent collection of symbols that attract automatic loyalty are those of Russian Orthodoxy," says Lawrence Uzzell, director of International Religious Freedom Watch. "For Putin, church and state are like mom and apple pie."

On Sept. 25, 2003, taking a break from a three-day visit to the United Nations, Mr. Putin met with bishops of the Church Abroad at the Russian Consulate in New York. The robed bishops and the former KGB-operative-turned-president lunched on cabbage soup, salmon and blini with caviar. Mr. Putin talked about the church's central role in the reconciliation of Russia, Bishop Gabriel recalls. The bishop asked him about creating a day of remembrance for those killed by Soviet communism; Mr. Putin said he'd think about it.

The Russian president passed along an invitation to visit Moscow from the head of the Moscow Patriarchate, Alexy II, who has been trying to reunite the churches for the past decade. After much deliberation, the Church Abroad in May sent its leader, Metropolitan Laurus, who is based at the church's monastery in Jordanville, N.Y., and Archbishop Mark and others to Russia. They prayed at the remains of their martyred former leader, at the site where the royal family was slaughtered and at the mineshaft where some of the royal remains were thrown. After meeting with Mr. Putin in his private residence outside Moscow, leaders of the two churches pledged to try to mend their differences.

Back in the U.S., this flirtation with reunification sparked an outcry. "Putin is using the church for his own goals," seethes Peter Koltypin, 70, who favors a return to the monarchy in Russia. He and 500 others presented a petition to a conference of Church Abroad bishops in July, asking that the leadership confer with the laity before proceeding further.

Opponents of unification now rally the faithful on a Yahoo group, at their Upper East Side and suburban New York homes, and at lunches after Sunday service. The Church Abroad's headquarters, at the corner of 93rd Street and Park Avenue in Manhattan, doubles as a chapel.

Over borscht and bologna at the mansion, Marina Ledkovsky, 80, a distant cousin of writer Vladimir Nabokov, decries the move toward reconciliation. Mr. Putin is "the same as Lenin and Stalin," she says.

Most of the descendents of Russians who backed the Romanov dynasty in the 1920s want to keep the Church Abroad separate from Moscow. But some are defecting, realizing that their children and grandchildren don't much care who did what to whom in 1927. Says Prince Nicholas Romanov, a Swiss resident who leads one branch of the royal family: "If we Romanovs can forgive and forget, then it is time to move on."

Committees of the two churches met in June in Moscow and have planned another meeting in Germany in September. The thorniest issue remains Metropolitan Sergius's 1927 pledge of allegiance to the Soviets. Some in the Church Abroad want an official apology. Others say the Moscow Patriarchate has already tacitly renounced Sergius's actions. The final decision on reunification is up to each church's council of bishops.

In the meantime, the two churches are inching closer. Earlier this summer, an artifact known as the Miracle-working Tikhvin Icon of the Mother of God, which had been spirited out of the Soviet Union after World War II and held by a priest in Chicago, was returned to Russia. During its June visit to Moscow, the Church Abroad's delegation worshipped the icon in an all-night vigil with Russian orthodox faithful at the Church of Christ the Savior, a massive white structure erected in 2000 on the spot where the Soviets razed the original church and replaced it with a swimming pool.

Write to Avery Johnson at avery.johnson@WSJ.com

--------------------------------------------------

Dear Mr. Johnson:

Thank you for exposing some happenings within the Russian Orthodox Church Abroad ("ROCA") titled "In Unorthodox Rift, Exiled Church Splits on Rejoining Russia" in the Aug. 12, 2004 WSJ issue.

Fully realizing that a newspaper article cannot be as exhaustive as one would like, your summary of events could stand some factual "fine tuning."

One major point is that "the other camp" is being led not by Bishop Gabriel of Manhattan, but by the unlawfully deposed in 2001 head of the traditional ROCA -- Metropolitan Vitaly (Oustinow). B. Gabriel might have at times expressed some opposing views, but, for the most part, he faithfully toes the "party line" of Archbishop Mark. As such, he does not lead any "other camp."

Actually, the "other camp" exists under the omophorium of M. Vitaly, who gathered those ROCA faithful who oppose the "reunification" with the Moscow Patriarchate ("MP") [I put the "reunification" in quote marks to emphasize that one cannot reunite something which has never been united). This new body is known as the "ROCA(V)" -- Russian Orthodox Church Abroad under the omophorium of Metropolitan Vitaly. I am the Warden of one of the parishes of the ROCA(V) in Nyack, NY, incorporated in the State of New York as "The New Martyrs of Russian Orthodox Church." Other ROCA(V) parishes are in the U.S., Canada, France, the Russian Federation, and some republics of the former Soviet Union.

To avoid incessant legal persecution by his former "brothers in Christ," M. Vitaly presently lives in Mansonville, Canada in a monastery built by him in happier days. So far, he successfully defeated several law suits against him. For your convenience, I pasted one article that appeared in the NY Post over a year ago, below. But there are more law suits pending.

Another major point is that the issue here is NOT "who did what to whom in 1927." True, the point of departure IS the infamous declaration by Metropolitan Sergius in 1927 that effectively placed the Russian Orthodox Church ("ROC") under the control of the Communist government. The issue is the PRESENT "sergianism" -- the "church" structure of lies and deception that came about on the basis of this declaration throughout the Soviet era, INCLUDING the post-Soviet years.

Yet another point is your statement that "Some in the Church Abroad want an official apology." What IS wanted -- in accordance with Orthodox canons -- is a REPENTANCE before God, not an "apology." That is to say, the entire body of bishops of the MP is comprised of former KGB agents, starting with their "patriarch Aleksi II," better known during his KGB service as "secret agent Drozdov." To date, not one from among some 150, has done so.

All of the above is well DOCUMENTED at my web site, with a summary file http://www.russia-talk.com/otkliki/summary.htm. This is a blow-by-blow listing of events that have taken place in the ROCA since the move toward Moscow on the part of its Bishops surfaced in October of 2000. The subdirectory devoted to these events at this moment contains 384 files. Unfortunately, it's 99% in Russian -- my web site targets Russian-speaking audience.

Sincerely,
Peter N. Budzilovich

--------------------------------

Subject: ROCOR -vs- Oustinow NY Post 04-03-03
CHURCH LOSES IN WACKY HOLY WAR
By DAREH GREGORIAN

April 3, 2003 -- A Russian church has lost a bizarre legal bid to take control of its former leader's personal affairs, force him to leave Canada and live in a nursing home in New York. Manhattan Supreme Court Justice Phyllis Gangel-Jacob, dismissing the action brought by the Russian Orthodox Church Outside of Russia, called the case "most unusual."

She noted that it included "intrigue," church infighting, and accusations of brainwashing and kidnapping involving the church's 93-year-old former leader, Vitaly Oustinow.

Until he retired in 2001, Oustinow was ROCOR's longtime "metropolitan," the equivalent of the pope.

After he left, Oustinow became unhappy with his successor, Metropolitan Laurus, and the direction the church was taking. So he started his own church in Canada, called the Russian Orthodox Church in Exile, the judge said.

That apparently convinced higher-ups at ROCOR that he was either crazy or being brainwashed.

They went to court, charging that Oustinow "is unable to care for his own personal needs or manage his property," charging that his former secretary and others were "manipulating and taking advantage of [him] to form a group antagonistic to, and creat[ing] havoc and disruption in, their church."

ROCOR officials charged that Oustinow was showing signs of "abnormal behavior" before he retired, claiming he was "spirited away from New York [to Canada] against his will."

A neutral doctor found he had no "psychiatric disease" and was fully capable of caring for himself. But another examination, by a psychiatrist working for ROCOR, found he was incapable of taking care of himself and his finances and that he needed a guardian.
The church went to court asking to become Oustinow's guardian, saying it would bring him back to New York and put him in a nursing home.

The judge found that ROCOR officials were using Oustinow as a "pawn," and the "concern for [his] personal well-being has been shown to be only tangential to the real reason underlying the purpose of this proceeding: the control of church property."

The judge added that her own experts found Oustinow "was where he wants to be and that he had the clear capacity to make that decision."



В начало

---------------------------------------

Rambler's Top100  TopList