Оглавление

Получено 28 декабря 2000 г.

Как это все могло случиться?

Возлюбленные братья и сестры!

Деяния Архиерейского Собора РПЦЗ октября месяца с.г. ввергли многих верных чад нашей Церкви в тяжелое испытание.

Что случилось? И как это случилось?

Случилось то, что на нашем Соборе важнейшие действия производились в угоду Московской Патриархии. После волны протестов со стороны верующих некоторые участники его пытались заверить, что ничего не было решено в отношение сближения с МП. Однако, реальность совсем иная. Она вытекает главным образом из Соборного Послания, из послужившего для его написания доклада еп. Евтихия и также из Обращения к Сербскому Патриарху.

Эти документы были исследованы многими авторами, из трудов которых выделяются "Великий Соблазн и Потрясение" священников братьев Алферовых и "Письмо Владыке Митрополиту" матушки игумении Иулиании.

Из соответствующего анализа выступает, что на нашем Соборе были приняты определенные меры для сближения с МП, как с подлинной Русской Церковью. Причем, употреблялась ложная оценка её действий. В результате получилось бездушное послание, где заверения о нашем стоянии в правде Божией становились неубедительными. Если прибавить к всему выход на санкциональные мероприятия по отношению к непокорным, то перед нами вырисовывается подлинный образ действий Патриархии. И тогда, что с того, что нет прямого указания на соединение с МП, когда МП уже среди нас.

Можно допустить, что многие архиереи на Соборе не продумали всего того, что случилось, не имели возможности проанализировать употребляемые термины. Может быть для некоторых неожиданным явился психологический натиск ( "Моя подпись, писал один архиерей, стоит под Посланием потому, что на Соборе часть архиереев вели себя дерзко, и отказ ставить подпись был бы равносилен учинению раскола"). И поэтому у нас должно быть упование, что Милостивый Господь укажет призванным "право править слово истины", как впредь правильно поступить и не дать нашу Церковь окончательно на попрание и лишение самого ценного, чем она светила на весь мир, её духовной свободы.

Как это все могло случиться? Уже в мае 1993 г. на Архиерейском Соборе, состоявшемся в Леснинской обители, были впервые внесены незаметные изменения в нашем отношении к МП. Архиереи посчитали, что Церковь в России стала свободной и переменили давнее поминовение "О Православном епископстве гонимыя Церкви Российския" на "О Православном епископстве Церкви Российския". О какой Церкви тогда была речь? – Обнаружилась неопределенность и установился конфуз между "гонимой Русской Церковью" Тихоновцев, Иосифлян и всех катакомбников, с одной стороны, и МП с другой. Как будто мало кто тогда понял значение происшедшего. Ведь МП с помощью ОМОНа уже стала отбирать перешедшие к нам храмы в России, и наша Церковь стала гонимой от МП. Поэтому, Митрополит и целый ряд священнослужителей никогда не меняли прежней формулы, свидетельстуя, что для них Российская Церковь не была МП.

Далее, Послание Собора, состоявшегося в той же обители в октябре 1994 г, уже явно установило новый курс по отношению к МП.

"Мы ... полагаем, писалось в Послании, что пришло время искать живого общения со всеми частями Единой Русской Православной Церкви. Причем не может быть речи об объединении или подчинении нас Московской Патриархии, а пока лишь об улучшении отношений". Здесь, как и впоследствии, применялись успокоительные слова : "Целью таких собеседований не может являться компромисс между истиной и ложью. Незыблемый краеугольный камень нашего упования Сам Господь наш Иисус Христос. Не может быть общения света со тьмою". Иными словами, появился у нас в употреблении двойной язык. Это было первый раз в истории нашей Церкви.

Все эти составляющие мы находим в последнем соборном Послании октября 2000 г. Но здесь степень сдвигов в сторону МП стала наглядной для всех.

Какая была цель этой акции? – Выразить официально и провести в сознание людей (поэтому в частности создана специальная комиссия), что МП есть подлинная Русская Православная Церковь. Взамен мы сможем получить признание на существование на новых началах – Автономии. Впервые это понятие появилось в 1997 г. в Вестнике Германской Епархии, и такая перспектива для нашей Церкви была подтверждена Вл. Лавром в Вильмуасоне 17 июля 1999 г. Одно за другим потом так и последует. Нас признают все официальные Церкви. Но мы лишимся нашей духовной свободы и исповеднической природы нашей Церкви, как то было на протяжении почти всего 20-го века, в лице наших духовных вождей и нашего верующего народа, в наших святых, в чудотворных иконах и в прославлении множества святых, особенно святых Новомучеников в главе с благочестивейшим Царем-Мучеником Николаем.

Многие этого не видят, потому что не привыкли реагировать здоровым образом на ложь. Многие принимают за чистую монету распространяющийся в нашей среде лозунг "Вселенского Православия". В Вселенском Православии мы будем общаться с МП, КП и всякими Патриархатами, которые широко общаются с инославными. Да не будет!

Успокаивать себя тем, что в Послании 2000 г. были всего лишь неудачные выражения – нельзя. Если посмотреть пройденный путь с первого определения в 1994 г. что Московская Патриархия есть Часть Русской Церкви, если вспомнить, как Вл. Марк дважды встречался с Патриархом Алексием, как он же подписывал с архиеп. Феофаном Германским в 1997 г. "Заявление" от имени единой Русской Православной Церкви (указывая лишь в скобках составные части – МП и РПЦЗ), то мы легко убедимся, что новый курс, появившийся на нашем Соборе не есть случайность, а результат продолжительных последовательных действий, какие бы ни были произведенные в промежутке времени иные заявления, как "Обращение к Русскому Народу" и т.д.

Проводимая акция завершилась на последнем Соборе и в ряде церковно-организационных мероприятий. Итак, Вл. Михаил, неблаговоливший к МП был снят с управления русскими епархиями Петербурга и Москвы. Тогда как, Вл. Амвросий, убежденный проводитель нового курса в нашей Церкви, был назначен на Зап.-Европейскую епархию.

В 1998 г. о. Михаил Арцимович выразил мнение нашему общему знакомому, что Зарубежная Церковь больше не существует, что это дело прошлого и что теперь надо идти за Вл. Марком и за Вл. Амвросием.

Мы не можем согласиться, что РПЦЗ, как благодатное духовное тело, уже не существует, и, в этом плане, мы не можем идти за Вл. Марком и Вл. Амросием. И мы будем молиться и уповать на милость Божию, на молитвы Пречистыя Его Матери и всех Мучеников и Исповедников Российских, что Господь Бог не оставит нас неутешенными.

Если нам поставят в вину наше неповиновение соборному решению относительно назначения правящего епископа, о чем была подана мотивированная апелляция, мы считаем себя вправе сказать, что решения в связи с новым курсом, допущенным в нашей Церкви, не позволяют нам нести повиновение, как в нормальных условиях церковной жизни, разве как ввиде слепого повиновения и в равнодушии к церковной Истине.

По всем признакам современного мира, мы знаем, что ныне истинную Церковь ожидает участь малого и гонимого стада, а отнюдь не блестящее мирским светом "Вселенское Православие".

Пр. Вениамин Жуков - 15 декабря 2000 г
Храм Всех Святых в Земле Российской Просиявших – Париж

Rambler's Top100 TopList