Получено 1 декабря 2002 г. Духовное завещание протоиерея Льва Лебедева.

Оглавление

----------------------------------------------------------------------------------------
При перепечатке, ссылка на http://www.russia-talk.com/ ОБЯЗАТЕЛЬНА
----------------------------------------------------------------------------------------

Моим духовным чадам[1]

Братие дорогие, родные дети о Христе Иисусе!

Господь посетил меня такими болезнями и так меня предупредил, что теперь каждый день может стать для меня последним. Может быть, я проживу ещё немало лет, а, может быть, оставлю этот мир очень скоро. Если последнее случится, и мы с вами в этой[2] жизни более не увидимся, то я хотел бы, очень хотел бы сказать вам всем то же самое, что говорил перед уходом из этого мира Иоанн Богослов: "Дети, любите друг друга!". Вы все всегда были в моём сердце и оно согревало вас как могло. Другое дело, что могло оно мало!.. Мало было у меня огня любви к ближним, ибо я был человеком грешным и всегда переживал в совести своей, -- что я дам вам, чему могу научить, когда себя учить не умел, как отвечу пред Богом за вас? И теперь, у решающей черты, которая разделяет два мира, два образа бытия, я снова с тревогой спрашиваю себя: что я дал тем, кто в детской простоте вверяли мне свои души? Чему научил? Наверное, только Господь покажет мне в нелицеприятном свете всё, что было сделано мною как священником и хорошего и дурного. И поскольку я не знаю Божия суда о себе, прошу всех вас в меру ваших сил и чувств поминать меня в храмах и в душе, когда меня возьмут от вас.

"Любите друг друга"... Это та "заповедь новая", которую Христос положил в основание Церкви Своей. Вот почему, если мы хотим быть в Церкви и Церковью, если мы хотим быть едино со Христом, мы должны научиться любить друг друга. Этому нужно истинно учиться, как и всякому другому доброму делу. Не иметь зависти и ревности, уметь прощать обиды и колкости, не отчуждаться сердцем друг от друга, быть выше мелочного самолюбия, -- вот что нужно делать. Тогда и взаимная помощь станет естественной нормой отношений. Только там Христос, только там Церковь, где есть непритворная, нелицемерная любовь православных между собой.

Единственное, что может (и должно!) полагать разделение -- это ересь, в какой бы форме она ни выступала. После второго и третьего увещания отступайтесь от еретичествующего, не допускайте более в собрание своё. Блюдите чистоту сердечную и тогда легче будет распознать, где правда, а где неправда. Избегайте любопрений о вещах высоких и неудобь разумеваемых. Вообще избегайте пустословия. Можно и повеселиться духовно и пошутить, но всё -- в меру. К еретикам сознательным, упорным (например, к обновленцам и модернистам) относитесь как к волкам в овечьих шкурах. Не прельщайтесь никакими приятными человеческими качествами, какие у них могут быть, а смотрите в корень: перед вами враги Божий, враги Православия, стремящиеся подточить самые корни его. Действуйте против таких со всяким усердием и без сожаления: волков прогоняют от стада овечьего, не жалея о том, что волки остались без еды...

Время такое, что нужно непременно дотерпеть до конца, оберегая свою душу, сколько есть сил, но в особенности -- сберегая Церковь. Она нам всем Матерь и подвизаться за неё нужно до смерти, до крови. Если хотите принять, то Церковь таинственно есть Богородица[3]. Она, кажется, и без нашей защиты могла бы обойтись. Но мы без этого не обойдёмся. Всякое попущение врагам Православия является нашим отступлением от Церкви, от Девы Марии. Вот почему нам нужно стоять за Неё до смерти. На все основные вопросы о сущности Святого Православия вы найдёте ответ в моих сочинениях. Предлагаю их вам не потому, что высоко ставлю себя, а потому лишь, что знаю, что Дух Божий просвещал меня к написанию того, что написано (теперь я могу об этом сказать прямо). И в написанном не только в строках, но и "между строк", во внутренних смыслах заложено очень многое! Во всяком случае -- достаточное в современных условиях для того, чтобы верно сориентироваться относительно сущности и особенностей подлинного Православия.

Ещё Вам хочу пожелать быть внимательными к Богу, к Духу Святому. Старайтесь стяжать "благую часть" Мариина всецелого, до самозабвения, внимания Христу. Для этого почаще в сердце и уме молитесь Святому Духу. Мы ведь Его почти забыли! Молитвы Ему читаем только потому, что они находятся в составе молитвенных правил и служб церковных. А чтобы лично подвизаться о молитве Святому Духу, испытывать в ней такую же потребность, как в молитвах Христу, Матери Божией, святым, -- этого у нас почему-то нет. А ведь ныне Он, Дух Святый, царствует в Церкви, почему она и называется Царством благодати. Он послан Христом от Отца как Утешитель, который наставляет верных на всякую истину. Не забывайте припадать и к Нему!

Помогайте друг другу во всём. Но не навязывайтесь никому в учителя и наставники, как это делал один наш знакомый несчастный (да вразумит и просветит его Господь!). Господь Сам вам даст учителя и гораздо лучшего, чем я. Вы же любите друг друга! В этом -- всё Евангелие, как говорил Иоанн Богослов (сам один из Евангелистов).

Все встретимся в Иерусалиме новом, на новой земле (Откр. 21, 1-2)! А пока терпите и подвизайтесь!

Богу же нашему слава во веки веков, аминь!

Протоиерей Лев Лебедев[4]
16 июня 1985 года

----------------------------------

В начало

Примечания (составитель примечаний Алексей Лебедев).

 1. Находилось в запечатанном конверте, надпись на котором гласила, что вскрыть дозволяется только после смерти автора.

2. Здесь и далее выделено автором. -- А. Л.

3. "По учению Св. Писания, Церковь есть единый живой, благодатный организм, как лоза и ветви (Ин. 15, 1-8) или, по настойчивому утверждению Ап. Павла -- таинственное Тело Христово (здесь и далее выделено прот. Львом. -- А. Л.), Глава которому -- Он Сам, а все верующие суть члены (части, частицы) этого Тела... Единство Тела (организма) обеспечивается, естественно, плотью и кровью, но в данном случае -- Плотью и Кровью Христовой в таинстве Евхаристии. Единство Евхаристии -- это единство Церкви. Отсюда все мы, православные, причащаясь Тела и Крови Господа Христа, становимся едино с Ним и друг с другом. Но ведь Плоть и Кровь Христовы образовались ("исткались") от пречистых девственных кровей Пресвятой Девы Марии! В таком случае, становясь через таинство Причащения едино со Христом, мы неизбежно входим в некое отношение и к Его Матери, отношение, которое невозможно определить иначе, как -- сыновнее! Она, Пресвятая Богородица, оказывается Матерью Тела и Крови Её Сына, Господа Христа, притом -- Матерью не в каком-либо символическом, образном, поэтическом или переносном смысле, а в самом духовно-реальном, онтологическом, т. е. не духовной только Матерью (хотя и духовной тоже!), но Матерью кровной, по Крови и Плоти Сына Своего. Тогда мы обязаны определённо констатировать, что Матерь личного человеческого Тела Спасителя непременно является таинственно и Матерью Его таинственного Тела, то есть Матерью Церкви!.. Выражение "Церковь Божия" может употребляться в двух разных значениях, -- образном, расширенном ("Горний мир", "Царство Божие") и специальном, собственном ("Тело Христово", Глава которому Он Сам, а верующие люди члены (частицы) этого Тела). Тогда к Церкви, в этом втором собственном понятии относится истина о Матери Божией как Матери Церкви... Христос, распятый на Кресте, видя Матерь Свою и Иоанна Богослова, сказал Ей: "Жено, се сын твой", а Иоанну -- "Се Матерь твоя" (Ин. 19, 26-27). По единодушному мнению отцов Церкви, это означало всыновление всех истинно верующих, в лице Ал. Иоанна, Своей Пречистой Матери... Издревле, по обычаю, в православных храмах по обеим сторонам Царских врат, символизирующих вход в Царство Небесное, помещаются в равном положении справа -- икона Спасителя, слева -- Богородицы. Смысл расположения икон ясен: вход в Царство Небесное осуществляется только через Христа и посредством Его Матери. А почему же ещё и Матери? Да как раз потому, что Она -- Матерь Церкви Своего Сына, а вне Церкви, без неё спасение невозможно!.. К любым святым мы обращаемся с прошением: "моли Бога о нас", а к Богородице -- "спаси нас!". Естественно, что Её спасительное делание принципиально отлично от того, что делается Христом; Матерь Божия спасает нас своими ходатайствами и прошениями ко Христу. А Он их принимает не так, как молитвы других Своих угодников-святых, а как бы по долгу послушания Сына Своей Матери, в соответствии с заповедью Закона Божия "чти отца и матерь"... Со всеми... возможными оговорками и уточнениями, предстательство Матери Божией за людей -- это соразделение с Сыном Его власти спасения... Подчеркнём, что такое восприятие Богородицы не ставит знака равенства между Нею и Церковью. Она и Церковь -- не тождественные понятия (мать не то же самое, что её дети). Личность (ипостась) Церкви как возлюбленной "невесты Агнца" реализуется и во всей совокупности верующих, и в каждой человеческой личности, стремящейся к обожению и причастной Христу. Личность человека -- "малая ипостась" Церкви или "малая церковь", т. к., по слову Писания, каждый верующий есть "храм Божий" (храм Духа Святаго). Но, по верному наблюдению В. Н. Лосского, в Церкви как соборе множества личностей есть некое духовное "сердце", "мистическое средоточие, совершенство, уже осуществившееся в одной человеческой личности, полностью соединённой с Богом и не подлежащей ни воскресению, ни суду. Эта личность -- Дева Мария, Матерь Божия, Та, что дала Своё человечество Слову и родила Бога, ставшего человеком..." (В. Н. Лосский. Очерки мистического богословия Восточной Церкви. Богословские труды, вып. VIII, М. 1972, с. 101). Прот. Лев Лебедев "Возрастающее участие Богородицы в судьбах Церкви и мира перед Вторым Пришествием Христовым", г. Курск, 1997 г., машинопись.

4. Написано после обширного сердечного инфаркта.

В начало

---------------------------------------

  Rambler's Top100  TopList