Получено 8 ноября 2002 г. В авторский текст редакция вставила интернетовские ссылки на некоторые упоминаемые события и/или документы, а также произвела необходимую корректорскую правку.

Оглавление

----------------------------------------------------------------------------------------
При перепечатке, ссылка на http://www.russia-talk.com/ ОБЯЗАТЕЛЬНА
----------------------------------------------------------------------------------------

РАЗЪЯСНЕНИЕ
об отношении к синоду митр. Лавра
от канцелярии Совещания Российских Преосвященных

Принято Совещанием Российских Преосвященных
22 октября/04 ноября 2002 г., в день памяти Св. Равноап. Аверкия Иерап.

Минул год со времени Архиерейского Собора РПЦЗ 2001 г., на котором в ней произошел раскол. Прошедший год показал, что раскол этот принял необратимый характер. При этом принципиальные причины расхождения между сторонниками прежнего законного Митрополита Виталия и нового незаконного митрополита Лавра часто оказывались заслоненными вторичными причинами и человеческими страстями. Пространственная удаленность и некоторая отстраненность от церковной политики Российских Архиереев позволяют им более спокойно и объективно оценивать прошедшие церковные события.

Формы церковной апостасии

Синод м. Лавра мы должны оценивать, прежде всего, по его несоответствию традиционному учению Зарубежной Церкви, Ее духу, Ее нормам церковной жизни и методам пастырства, а не по формальным признакам Православия из школьного катехизиса.

Главный вопрос, разделивший Русскую Церковь в ХХ веке –- это вопрос отношения Церкви к богоборной власти в России и связанный с этим вопрос духовной свободы и церковной независимости. Богоборная революция в России была репетицией апокалипсиса, а пришедший к власти коммунистический режим –- прообразом власти антихриста. Сергианство подчинилось этому режиму не только внешне, но и внутренне, занялось лжесвидетельством в его пользу, в угоду ему предало братьев по вере. Сергианство за земные блага окончательно утратило духовную свободу и превратило Церковь в придаток советской системы, а иерархию –- в часть советской номенклатуры.

Зарубежная и Катакомбная Церковь отвергли этот путь подчинения коммунистическому режиму.

Главное назначение Зарубежной Церкви Ее отцы и идеологи видели в духовном противостоянии богоборческому коммунизму и стоящей за его спиной міровой закулисе, подготавливающей пришествие антихриста. Они подчеркивали необходимость сохранения Церковью своей духовной свободы от порабощения антихристовыми силами. Только сохраняя свою, дарованную ей во Христе свободу, Церковь может выполнять свое назначение: служить спасению людей.

Духовную свободу Церкви от порабощения безбожным государством отстаивали все Новомученики и Исповедники Российские (особенно Митр. Кирилл Казанский, Митр. Иосиф Петроградский, Еп. Дамаскин Черниговский и др.) и завещали ее как важнейший признак Истинной Церкви. Они подчеркивали, что Церковь, утратившая свою духовную свободу и пошедшая в услужение врагам Христовым, не может считаться истинной, хотя бы и сохраняла свою организацию, догматы, каноны и богослужебный строй. Именно на этом основании они отказывались считать МП за Церковь Христову.

Отцы Зарубежной Церкви подчеркивали опасность утраты духовной свободы через участие в экуменическом движении, в котором истины Православия приравнивались к еретическим заблуждениям, а Церковь ставилась на один уровень с сектами.

Учителя Зарубежной Церкви говорили о двух основных видах апостасии (отступления от Христа) –- насильственном советском и соблазняющем западном, подчеркивая опасность последнего. Они различали три основные формы апостасии: сергианство (служение церковной иерархии не Христу, а Его врагам), экуменизм (упразднение Истины через объединение с еретиками) и восточный обряд папизма (сохранение догматического и богослужебного строя Православия при единственном условии подчинения Римскому папе). Будущее развитие отступления они видели как различное сочетание этих трех основных форм –- сергианствва, экуменизма и восточного обряда.

В настоящее время мы видим, как их предсказания сбываются. Указанные формы несколько модернизируются, переплетаются между собой, - сохраняя при этом свое отступническое содержание.

Апостасийный синод митрополита Лавра

Одним из главных положений нового курса м. Лавра, выраженного на Соборе РПЦЗ 2000 г. и подтвержденного собором 2001 г. было "снятие вопроса о сергианстве", якобы совершенное Московской патриархией через фальшивую канонизацию святых, в т.ч. и Новомучеников (но не только их), и еще более фальшивую Социальную концепцию (списанной ими с католической).

На совместной "Комиссии по единству Русской Церкви" из представителей РПЦЗ и МП, состоявшейся в ноябре 2001 г. в Венгрии, представителями МП было предложено считать сергианство разновидностью византийского сервилизма. От представителей РПЦЗ возражений не было.

Сергианская канонизация Новомучеников совершилась без всякого осуждения исторического сергианства и даже с его оправданием. Повторялась избитая ложь, что митр. Сергий "особой мудростью спас Церковь" и т.п. Социальная концепция, в которой декларировалась возможность гражданского неповиновения власти, в случае, если эта власть требует от человека противного христианской совести, так и осталась, по свидетельству самих патриархийных журналистов, пропагандистским опусом, предназначенным для внешней публики, а не для применения во внутренней церковной жизни.

Кроме декларирования снятия вопроса о сергианстве, синод м. Лавра приступил и к практическим шагам в сергианском направлении. Секретарь синода еп. Гавриил был на приеме у президента РФ Путина и получил от него официальное приглашение м. Лавру прибыть в Россию. Т.о. синод м. Лавра вошел в официальный контакт с офицером КГБ с целью заручиться его поддержкой в процессе слияния с официальным православием, и помощью в борьбе с Митрополитом Виталием –- т.е. совершил деяние, аналогичное сергианскому предательству. Само изгнание с поста Первоиерарха Митрополита Виталия синод м. Лавра совершил при содействии мірских властей и судов, подобно тому, как митр. Сергий не допустил возвращения к власти Митрополита Петра после его возвращения из заключения.

Следствием этого снятия вопроса о сергианстве явилось признание де-факто Московской патриархии со стороны синода м. Лавра в качестве полноценной части Русской Церкви (а некоторыми членами синода даже как "Матери-Церкви"). Это выразилось в обмене посланиями с патриархом Алексием ІІ, в создании официальной двусторонней комиссии по единству Русской Церкви, в неофициальной челночной дипломатии с МП в последние годы, особенно в восстановлении евхаристического общения РПЦЗ с МП на уровне духовенства и мірян.

Основу этому заложило Соглашение между архиеп. Марком и архиеп. Феофаном (МП) о признании патриархии равноценной и равноблагодатной частью Русской Церкви, лишь развивавшейся в других исторических условиях. Этому признанию МП со стороны архиеп. Марка и его единомышленников, предшествовало отрицание существования Катакомбной Церкви как части Истинной Русской Церкви со своим народом и духовенством, которой Зарубежная Церковь должна была оказать помощь в восстановлении полноты утраченного в процессе гонений канонического епископата.

Т.о. первое и главное, что разделяет нас с синодом м. Лавра –- это сергианство:

  1. снятие им вопроса об историческом сергианстве, что фактически означает оправдание этого явления,
  2. отрицание существования Катакомбной Церкви в России в последние десятилетия как части Истинной Русской Церкви со своим церковным народом и духовенством,
  3. при этом признание де-факто МП за полноценную часть Русской Церкви и установление с нею евхаристического общения на уровне духовенства и мірян,
  4. нео-сергианская политика содействия современным властям и процессу антихристовой міровой глобализации,
  5. сергианский дух, методы пастырства и стиль внутри церковной жизни.

Причина всему этому –- глубокое и всестороннее обмірщвление, слияние с богоотступным западным міром и утрата духовной свободы через порабощение земным благам и земному положению. Примирение с сергианством и оправдание этого явления неизбежно привело синод м. Лавра к внутреннему перерождению в сергианском духе.

Второе, что разделяет нас с синодом м. Лавра –- это экуменизм. Формально этот синод отрицается от экуменической идеологии и не является членом экуменического движения. Но фактически дело обстоит иначе.

Епископы синода м. Лавра неоднократно заявляли, что анафема РПЦЗ на экуменизм 1983 г. есть дело канцелярского недоразумения или даже чьей-то подделки, т.е. отрицали сам факт соборной анафемы Зарубежной Церковью ереси экуменизма. В нарушение этой анафемы, запрещающей евхаристическое общение с экуменическими церквами, синод м. Лавра состоит в официальном общении с экуменическими Сербской и Иерусалимской патриархиями. На интронизации Иерусалимского патриарха Иринея в августе 2001 г. архиеп. Марк сослужил с представителями всех официальных экуменических церквей, до этого в 1999 г. допускал служить в Гефсиманской обители и причащать сестер архиеп. Сергия из Константинопольской патриархии. С последним в н.г. сослужил в Субботу Акафиста Великого поста и еп. Амвросий Женевский, он же сослужил с епископами Грузинской патриархии в 2000 г. Архиеп. Марк и его клирики постоянно сослужат с представителями Сербской патриархии, причем иногда с участием и клириков Московской патриархии (например, в прошлом году совместное служение в подворьи Сербской патриархии в Венгрии с участием сербского еп. Даниила и клириков МП и РПЦЗ).

Все эти и подобные им действия говорят о том, что синод м. Лавра ищет признания со стороны официального экуменического православия, желает войти в его состав в качестве полноправного члена, дабы иметь все блага и удобства такого положения. Ради этого происходит отказ от традиционного учения РПЦЗ об экуменизме как о ереси, замалчивание этого учения, отказ от анафемы на экуменизм (и подпадение под собственную анафему), установление контакта с экуменистами явочным порядком. Если отцы РПЦЗ подчеркивали важность свидетельства Истинного Православия со стороны Зарубежной Церкви, то нынешние деятели синода м. Лавра подчеркивают, что они лишь одна из юрисдикций, желающая быть как все - т.е. отказались от Православного свидетельствования как за рубежом, так и в России.

Молитвенно-евхаристическое общение и другие совместные мероприятия с экуменистами неизбежно привели к необратимому духовному повреждению членов синода м. Лавра, т.ч. они утратили самое понятие об Истине. Все у них стало относительным, подчиненным изгибам церковной политики. Сама Зарубежная Церковь стала для них вещью условной, не имеющей ценности сама по себе без признания со стороны возглавителей экуменического православия, ложно понимаемого ими как "Вселенское православие". Идеалы, за которые подвизались отцы Зарубежной Церкви, для них не существуют. Это внутреннее отравление сергианским и экуменическим духом синода м. Лавра даже страшнее, чем внешнее участие его деятелей в совместных мероприятиях с экуменистами, т.к. менее заметно, а потому заразительнее для рядовых членов этой юрисдикции.

Третья форма апостасии –- восточный обряд, проявляется у синода м. Лавра в том, что главное внимание он уделяет внешнему подчинению новому церковному начальству. Единомыслие и единодушие с духовенством и церковным народом для этого синода не имеет большой цены, а только внешнее подчинение иерархии, хотя бы и при внутреннем несогласии с ее новым курсом. Как и в МП, синод м. Лавра поощряет карьеристов и приспособленцев, беспринципных и бесчестных людей –- именно такие люди выдвигаются им на первые роли. При этом всячески сохраняется видимость православия, декларируется верность прежнему курсу Зарубежной Церкви, скандальные переговоры ведутся втайне, в Заявлениях к народу выбираются наиболее расплывчатые и двусмысленные формулировки и т.д. Лидеры синода м. Лавра, напр. такие как архиеп. Марк, являют собою тип настоящих иезуитов восточного обряда, изощренных в коварстве, интригах и предательстве. Все это они наглядно показали в последние годы в России, и особенно в неправедном деле против Митрополита Виталия. Таким людям невозможно верить и с ними нельзя иметь дело.

В России синод м. Лавра в последний год проводил фактически свертывание своих приходов, особенно в Центральной России. Эта деятельность, как и прещения на неугодных, прежде всего на Преосвященных Лазаря и Вениамина, предпринималась синодом м. Лавра в угоду Московской патриархии. Эти предательские действия окончательно убеждают архиереев РИПЦ, что с синодом м. Лавра, - как с духовно чуждым, переродившимся в сергианско-экуменическом духе, враждебном Истинному Православию, –- не может быть никаких контактов.

За рубежом у синода м. Лавра самостоятельного будущего также не предвидится. Процесс его интеграции в міровое экуменическое православие и признание им де-факто Московской патриархии рано или поздно завершится открытой унией этого синода с Москвой или с Константинополем и получением от них автономии по евлогианскому образцу. Внутренне они для этого давно уже созрели, а внешняя церковная форма будет неизбежно приведена в соответствии с этим содержанием.

В начало

---------------------------------------

  Rambler's Top100  TopList