Составлено 10 октября 2002 г.

Оглавление

----------------------------------------------------------------------------------------
При перепечатке, ссылка на http://www.russia-talk.com/ ОБЯЗАТЕЛЬНА
----------------------------------------------------------------------------------------

Что в действительности написал о. Серафим (Роуз)

Несколько дней тому назад один из наших читателей, прочитав комментарий об использовании мыслей о. Серафима (Роуза) официальным узлом РПЦз(Л) в "отрывке" из его статьи, указал редакции узла "Мысли о России" на несоответствие между этим "отрывком" и оригиналом статьи на английском языке, также находящейся на узле РПЦз(Л). (Редакция использует новое написание сокращённого наименования Русской Православной Церкви Заграницей под руководством "Митрополита" Лавра, появившегося на их официальном узле, где слово "Заграницей" начало писаться с маленькой буквы.)

Первая реакция при взгляде на перевод оригинала -- зачем понадобилось что-то "отрывать" от статьи о. Серафима? Согласно компьютерному подсчёту, в переводе полной статьи -- 1.348 слов (8.676 знаков), а в "отрывке" -- 727 слов (4.623 знака), т.е. "отрывок" чуть больше ПОЛОВИНЫ оригинала(!?). Казалось бы, что к трудам такого мыслителя, как о. Серафим, следовало бы относиться более бережно и почтительно? Однако, сравнив "отрывок" с оригиналом, становится ясно, что тут дело совсем не в длине, а в том ЧТО и КАК "отрывать", т.е., что перед нами типичная гебистская фальсификация -- намеренно искажённая подборка абзацев и фраз, выхваченных из статьи о. Серафима с целью обеления своего курса на "желанное сближение" с Московской Патриархией. Глядя на такое недостойное поведение лиц, именующих себя ПРАВОСЛАВНЫМИ архиереями, невольно приходят на ум пророческие слова Ф. Достоевского, "Раз отвергнув Христа, ум человеческий может дойти до удивительных результатов", "Гражданин", Дневник писателя, 1873 г. Результаты, что и говорить, удивительные. Тут же вспоминаются и другие действа лавровского синода, позаимствованные из арсенала КГБ и применённые к своему Первоиерарху после узурпации власти в РПЦЗ в октябре 2001 г. Так, уже в начале ноября 2001 г., только-только захватив власть в свои руки, в канадскую резиденцию М. Виталия в Мансонвилле (куда тот чудом спасся от "собратьев" за неделю до этого) откомандировывается "епископ" Михаил, чтобы упрятать Митрополита в психушку; после того, как канадские врачи признают Владыку Митрополита нормальным и отпускают, 22 ноября 2001 г. тот же "еп." Михаил с группой наёмников пытается силой увезти Митрополита в Нью-Йорк на расправу; когда канадская полиция пресекает и эту попытку "обезвредить" престарелого Владыку, 1 марта 2002 г. "вождь" ново-обновленческой группировки РПЦЗ, "Митрополит" Лавр, заключает позорный договор с секретарём Митрополита Л. Д. Роснянской, обязывающий её передать Митрополита Виталия в их руки. И вот теперь, вдобавок к текущим судебным процессам против Митрополита Виталия, -- попытка использовать престиж о. Серафима (Роуза), чтобы, "политически-корректно" отредактировав его труд, как-то придать видимость благообразия и законности своему предательскому поведению.

Но довольно, предоставим читателю сделать свои собственные выводы. Для удобства сравнения тексты "отрывка" и перевода полной статьи о. Серафима, откуда "синодские мудрецы" выудили слова, которые они, по-видимому, считают полезными для оправдания своего теперешнего курса, размещены ниже в параллельных колонках. Разбивка на абзацы -- в соответствии с английским оригиналом. Части текста, вырезанные "синодской цензурой" из английского оригинала при составлении своего "отрывка", были переведены редакцией узла "Мысли о России" и выделены красным курсивом.

В левой колонке приведен "отрывок" из статьи о. Серафима так, как он появился на русской половине официального узла РПЦз(Л) в сентябре 2002 г.

frseraphim-r.gif (3359 bytes)

В правой колонке приведен перевод статьи о. Серафима, появившейся на английской части официального узла РПЦз(Л) в сентябре 2002 г.
 

Иеромонах Серафим (Роуз)
ЦАРСКИЙ ПУТЬ
Истинное православие в век апостасии
(Отрывок из статьи)

...Сегодня более чем когда-либо за пятьдесят лет борьбы за сохранение православной традиции, в век богоотступничества, голос истинного и несгибаемого православия мог бы быть услышан по всему миру и оказать глубокое влияние на будущее развитие Православных Церквей.

 

Иеромонах Серафим (Роуз)
ЦАРСКИЙ ПУТЬ
Истинное православие в век апостасии

Сегодня более чем когда-либо за пятьдесят лет борьбы за сохранение православной традиции, в век богоотступничества, голос истинного и несгибаемого православия мог бы быть услышан по всему миру и оказать глубокое влияние на будущее развитие Православных Церквей. Возможно, правда, что уже сейчас чересчур поздно, чтобы предотвратить "Восьмой экуменический собор" и "экуменический" Союз, явившийся его следствием; но, может быть, одна или более из поместных Церквей могут быть уговорены вернуться с этого гибельного пути, который приведёт к окончательной ликвидации (как Православных) тех юрисдикций, которые следуют ему до конца; и, во всяком случае, отдельные лица и целые общины наверняка могут быть спасены от этого пути, не говоря уже о тех из сомневающихся, которые ещё смогут найти дорогу в спасительную ограду истинной Церкви Христовой.

 

Поэтому жизненно важно, чтобы это действительно был голос истинного, то есть святоотеческого, православия. К сожалению, иногда случается, особенно в пылу полемики, что по существу здравые позиции православия преувеличивают с одной стороны и не понимают с другой, тем самым у некоторых создается ошибочное впечатление, что сегодня дело истинного православия -- это экстремизм, что-то вроде "правой" реакции на официальные Православные Церкви. Такой политический взгляд на борьбу за истинное православие неправилен. Наоборот, среди лучших ее представителей -- будь то в России, Греции или рассеянии -- эта борьба приняла форму возврата к святоотеческому пути умеренности, среднего между двумя крайностями, именуемого святыми отцами царским путем.

 

Поэтому жизненно важно, чтобы это действительно был голос истинного, то есть святоотеческого, православия. К сожалению, иногда случается, особенно в пылу полемики, что по существу здравые позиции православия преувеличивают с одной стороны и не понимают с другой, тем самым у некоторых создается ошибочное впечатление, что сегодня дело истинного православия -- это экстремизм, что-то вроде "правой" реакции на преобладающе "левый" курс, которым следует руководство "официальных" Православных Церквей. Такой политический взгляд на борьбу за истинное православие неправилен. Наоборот, среди лучших ее представителей -- будь то в России, Греции или рассеянии -- эта борьба приняла форму возврата к святоотеческому пути умеренности, среднего между двумя крайностями, именуемого святыми отцами царским путем.

 

Учение об этом "царском пути" поясняет святой Василий Великий: "Правый сердцем тот, чья мысль не уклоняется ни в излишество, ни в недостаток, но направляется только к середине добродетели". Но, возможно, это учение яснее всего изложил великий православный отец V века святой Иоанн Кассиан. Он столкнулся с задачей, сходной с той, какая ныне стоит перед православием: изложить чистое учение восточных отцов народам Запада, которые тогда были духовно незрелы и еще не понимали глубины и тонкости духовного учения православного Востока. Применяя это учение к жизни, они были склонны или к расслабленности, или к излишней строгости. Святой Кассиан излагает православное учение о "царском пути" в своем собеседовании "О трезвении", в котором святой Иоанн Лествичник отмечал "прекрасную и возвышенную философию".

 

Учение об этом "царском пути" поясняет, например, в своих Духовных наставлениях Авва Дорофей, где он специально цитирует из Книги Второзакония: "не уклоняйтесь ни на-право, ни на-лево"; но идите царским путём, а также святой Василий Великий: "Правый сердцем тот, чья мысль не уклоняется ни в излишество, ни в недостаток, но направляется только к середине добродетели". Но, возможно, это учение яснее всего изложил великий православный отец V века святой Иоанн Кассиан. Он столкнулся с задачей, сходной с той, какая ныне стоит перед православием: изложить чистое учение восточных отцов народам Запада, которые тогда были духовно незрелы и еще не понимали глубины и тонкости духовного учения православного Востока. Применяя это учение к жизни, они были склонны или к расслабленности, или к излишней строгости. Святой Кассиан излагает православное учение о "царском пути" в своем собеседовании "О трезвении" (или "разборчивости"), в котором святой Иоанн Лествичник (ступенька 4:105) отмечал "прекрасную и возвышенную философию":

 

"Изо всех сил и со всем напряжением должны мы стремиться к тому, чтобы посредством смирения стяжать благой дар трезвения, который может сохранить нас неповрежденными от чрезмерности с обеих сторон. Ибо, как говорят отцы, крайности существуют с обеих сторон -- справа есть опасность быть обманутым излишним воздержанием, а слева -- увлечься в беззаботность и расслабленность". А искушение "справа" даже еще более опасно, чем "слева". "Чрезмерное воздержание вреднее насыщения, потому что посредством покаяния от последнего можно перейти к правильному пониманию, а от первого -- нет" (то есть потому, что гордость своей "добродетельностью" стоит поперек пути покаянного смирения, которое и может послужить делу спасения).

 

"Изо всех сил и со всем напряжением должны мы стремиться к тому, чтобы посредством смирения стяжать благой дар трезвения, который может сохранить нас неповрежденными от чрезмерности с обеих сторон. Ибо, как говорят отцы, крайности в обе стороны могут быть одинаково вредны -- избыток поста и объедения, избыток бдительности и спячки, а также другие излишества". Трезвение "учит человека идти царским путём, избегая крайностей с обеих сторон -- справа есть опасность быть обманутым излишним воздержанием, а слева -- увлечься в беззаботность и расслабленность". А искушение "справа" даже еще более опасно, чем "слева": "Чрезмерное воздержание вреднее насыщения, потому что посредством покаяния от последнего можно перейти к правильному пониманию, а от первого -- нет" (то есть потому, что гордость своей "добродетельностью" стоит поперек пути покаянного смирения, которое и может послужить делу спасения). (Собеседования, II, главы 16, 2, 17.)

 

Прилагая это учение к нашим условиям, мы можем сказать, что "царский путь" истинного православия сегодня -- это середина между крайностями экуменизма и реформации с одной стороны, и "ревностью не по разуму" -- с другой. Истинное православие не идет "в ногу со временем" с одной стороны, но в то же время не делает "строгость", или "правильность", или "каноничность" (хорошие сами по себе понятия) извинением фарисейского самодовольства, исключительности или недоверия. Не следует путать эту истинно православную умеренность с теплохладностью и безразличием или же с любыми видами компромисса между политическими крайностями.

 

Прилагая это учение к нашим условиям, мы можем сказать, что "царский путь" истинного православия сегодня -- это середина между крайностями экуменизма и реформации с одной стороны, и "ревностью не по разуму" (Рим. 10:2) -- с другой. Истинное православие не идет "в ногу со временем" с одной стороны, но в то же время не делает "строгость", или "правильность", или "каноничность" (хорошие сами по себе понятия) извинением фарисейского самодовольства, исключительности или недоверия. Не следует путать эту истинно православную умеренность с теплохладностью и безразличием или же с любыми видами компромисса между политическими крайностями.

 

Потребность реформы настолько сейчас носится в воздухе, что любой человек, чьи взгляды сформированы духом времени, будет рассматривать истинное православие как близкое к фанатизму. Но всякий, кто смотрит на дело глубже и применяет святоотеческие мерки, увидит, что "царский путь" далек от экстремизма любого рода.

Русская Православная Церковь заграницей была по Божию Промыслу поставлена в очень удобное положение для того, чтобы сохранить "царский путь" среди путаницы православия XX века. Живя в изгнании и бедности, в мире, который не понял страдания ее народа, она сосредоточила свое внимание на сохранении в целости веры, объединяющей ее людей, и поэтому вполне естественно, что она чувствует себя чужой умонастроениям основывающимся на религиозном безразличии и самодовольстве, на материальном процветании и бездушном "интернационализме". С другой стороны, она была сохранена от падения в крайность "справа" (выражение такой крайности могло бы быть заявление, что таинства Московского Патриархата безблагодатны) благодаря сознанию того факта, что сергианская Церковь в России несвободна. (Точное суждение о ее состоянии предпишем предоставить свободному собору Русской Православной Церкви)...

 

Потребность реформы настолько сейчас носится в воздухе, что любой человек, чьи взгляды сформированы духом времени, будет рассматривать истинное православие как близкое к фанатизму. Но всякий, кто смотрит на дело глубже и применяет святоотеческие мерки, увидит, что "царский путь" далек от экстремизма любого рода. Возможно, что ни один православный наставник современности не даёт такого примера здоровой и горячей Православной умеренности, как покойный Архиепископ Аверкий; его многочисленные статьи и проповеди дышат живительным духом Православного рвения без каких-либо уклонений ни в "право" ни "влево", но с постоянным упором на духовную сторону истинного Православия. (В особенности см. "Святое рвение", Православное Слово, май-июнь 1975). Русская Православная Церковь заграницей была по Божию Промыслу поставлена в очень удобное положение для того, чтобы сохранить "царский путь" среди путаницы православия XX века. Живя в изгнании и бедности, в мире, который не понял страдания ее народа, она сосредоточила свое внимание на сохранении в целости веры, объединяющей ее людей, и поэтому вполне естественно, что она чувствует себя чужой умонастроениям основывающимся на религиозном безразличии и самодовольстве, на материальном процветании и бездушном "интернационализме". С другой стороны, она была сохранена от падения в крайность "справа" (выражение такой крайности могло бы быть заявление, что таинства Московского Патриархата безблагодатны) благодаря сознанию того факта, что сергианская Церковь в России несвободна. (Точное суждение о ее состоянии предпишем предоставить свободному собору Русской Православной Церкви).

   

Если тут есть кажущееся противоречие (если вы не отрицаете их Таинства, то почему вы не поддерживаете евхаристического общения с ними?), то это так только с точки зрения умствующих; те, кто подходят к церковным вопросам как с сердцем, так и с головой, без труда примут эту позицию, которая является свидетельством оставленным Русской Церкви её мудрым Превоиерархом, Митрополитом Анастасием (+1965).

   

Находясь на свободе, Русская Православная Церковь Заграницей считала одним из своих важных обязательств выражать солидарность и полное евхаристическое общение с катакомбной Истинной Православной Церковью России, чьё существование полностью игнорируется и даже отрицается "официальным" Православием. Если будет воля Божия и страшные испытания Русской Церкви и народа закончатся, другие Православные Церкви может быть лучше поймут положение Русской Церкви; до того времени, наверно всё, на что можно надеяться, что свободные Православные Церкви никогда не отрицали права Русской Православной Церкви Заграницей на существование или благодатность её Таинств и почти все в течение большого времени оставались в евхаристическом общении с нею (пока её неучастие в экуменическом движении не изолировало её и сделало её укором [совести] для других Церквей, особенно в течение последнего десятилетия), и до сегодняшнего дня они противились (по крайней мере пассивно) политически-вдохновлённым попыткам Московского Патриархата объявить её "раскольничьей" и "неканоничной".

   

В недавние годы Русская Православная Церковь Заграницей также поддержала и признала Истинно-Православных Христиан Греции, положение которых в течение долгого времени также было чрезвычайно тяжёлым и не находило понимания. В Греции первый удар по Церкви (календарная реформа) не был таким же смертельным, как "Декларация" Митрополита Сергия в России. Поэтому богословскому сознанию Православного греческого народа потребовалось больше времени, чтобы увидеть её полное анти-православное значение. Кроме этого только немногие епископы в Греции оказались достаточно смелыми для того, чтобы присоединиться к движению (не в пример тому, как количество не-сергианских епископов в России в начале превышало количество всего греческого епископата). И только в недавние годы движение старостильников стало "интелектуально респектабельным" по мере того, как больше и больше выпускников университетов присоединилось к нему. В течение своего существования оно перенесло преследования, иногда довольно жёсткие, со стороны правительства и официальной Церкви; и до сегодняшнего дня оно осталось презираемым "передовым" [элементом] и полностью не признаётся "официальным" Православным миром. К сожалению, внутренние разногласия и разделения продолжают ослаблять движение старостильников, а также у них нет единого объединённого голоса для выражения своей позиции за святоотеческое Православие. Несмотря на это, нельзя отрицать Православную суть их позиции и следует только приветствовать такие здоровые выступления в её пользу, как представлено в следующей статье.

 

Рост за последние годы сознания общности истинного православии по всему миру, будь то катакомбная Церковь в России, старостильники в Греции или Русская Церковь заграницей навел некоторых на мысль об "общем фронте" Церквей-исповедниц перед лицом экуменического движения, которое завладело "официальным" православием. Однако при нынешних условиях это скорее политический взгляд на ситуацию, когда значение миссии истинного православия воспринимается слишком внешне. Подлинные размеры истинно православного протеста против безразличного, теплохладного и даже богоотступнического "православия" еще только должны быть выявлены. Особенно -- в России. Но не может быть, чтобы свидетельство стольких мучеников, исповедников и борцов истинного православия в XX столетии было тщетно. Да сохранит Бог Своих ревнителей на царском пути истинного православия.

"Православное слово" ном. 70 Калифорния 1976 г.

 

Рост за последние годы сознания общности истинного православии по всему миру, будь то катакомбная Церковь в России, старостильники в Греции или Русская Церковь заграницей навел некоторых на мысль об "общем фронте" Церквей-исповедниц перед лицом экуменического движения, которое завладело "официальным" православием. Однако при нынешних условиях возможность этого мала; и, во всяком случае, это политический взгляд на ситуацию, когда значение миссии истинного православия воспринимается слишком внешне. Подлинные размеры истинно православного протеста против "экуменического Православия", против безразличного, теплохладного богоотступнического Православия еще только должны быть выявлены. Особенно -- в России. Но не может быть, чтобы свидетельство стольких мучеников, исповедников и борцов истинного православия в XX столетии было тщетно. Да сохранит Бог Своих ревнителей на царском пути истинного Православия, верных Ему и Его Святой Церкви во веки веков!

Данная статья впервые появилась в журнале "Православное слово", сентябрь-октябрь, 1976 (70), 143-149.

 

В начало

---------------------------------------

  Rambler's Top100  TopList