Оглавление

ВЕЛИКИЙ СОБЛАЗН И ПОТРЯСЕНИЕ

Через сеть Интернет всему мiру стало известно официальное Послание Архиерейского Собора РПЦЗ. Нам не хотелось бы не только доводить его до сведения читателей, но даже и упоминать о нем. Если когда-то от наших архиереев исходили ко всему миру послания скорбные, то на этот раз пришло крайне прискорбное. Но теперь, когда и патриархийные деятели, и разные отколовшиеся от РПЦЗ лица начнут это послание снисходительно похвалять или осмеивать, молчание с нашей стороны будет уже неуместным.

Кроме того, стал известен и доклад одного из российских преосвященных, на основе которого это Послание составлено.

В Послании, в частности, сказано: "мы приветствуем обращение всего русского народа к молитве всем Новомученикам российским, которая отныне стала возможна, благодаря признанию их святости Архиерейским Собором Московской Патриархии". В докладе же прозвучало еще категоричнее: "хотя и есть изъяны в самом прославлении Патриархией св. Новомучеников Российских, но как один из вопросов, разделяющих РПЦЗ и РПЦ МП, он отныне должен быть полностью и безоговорочно снят. Мы должны приветствовать этот акт, как с точки зрения несомненной общенациональной пользы, так и с точки зрения преодоления одного из вопросов разделения".

Впрочем, в самом докладе свидетельствуется, что канонизация эта является лицемерным политическим делом, ибо к святым "безоговорочно" причислены и те исповедники, которых десятилетиями патриархия считала раскольниками и политическими преступниками, и теперь об этом не сделано ни малейшей оговорки. Подобно тому и "канонизация" латинянами восточных святых служила лишь средством углубления того обмана, который таит в себе политика "восточного обряда". Так и теперь, канонизация стала лишь приманкой для простодушных. И такую оговорку в этот "снимаемый вопрос разделения" ввести необходимо.

Дальше - горше. В послании приветствуется новая социальная концепция МП, "которая по существу перечеркивает Декларацию митрополита Сергия 1927 г." В докладе же, с одной стороны утверждается, что "можно сделать вывод, что с порочной политикой митр. Сергия в настоящем и в будущем, пока будет действительным этот руководственный документ в МП, - покончено", а с другой стороны, совершенно справедливо сказано, "что само принятие документа, полагающего конец "сергианству", произошло именно по традиционному сергианскому методу". Кроме того, Преосвященный докладчик прямо свидетельствует, что Декларация 1927 г. не только не осуждена, но постоянно оправдывается, что оговорка социальной доктрины МП о возможности ее неподчинения властям введена по согласованию с властью, которой "нужна авторитетная, а не открыто марионеточная церковь", что патриархия при разных правителях "приспосабливает соответственно каждый раз свое свидетельство, подводя под него подобие богословского фундамента". А потому, - резюмирует доклад, - "дурной пример нераскаянного оборотничества Патриархии приобретает характер большого духовного преступления, даже при учете принятых ею положительных решений". Но об этом оборотничестве МП в Послании нашего Собора не сказано ни слова! Напротив того, принято решение создать постоянно действующую комиссию при Архиерейском Синоде по взаимоотношениям с Патриархией.

Конечно, у Архиерейского Собора Московской Патриархии есть свои положительные итоги. Она ухитрилась высказать некоторые правильные слова. И главная польза от этих слов состоит в том, что ее пасомые получают лишний повод убедиться в расхождении этих слов с ее действиями и почувствовать то "оборотничество" Патриархии, о котором сказано в докладе. Таким образом патриархийные документы могут косвенно способствовать прозрению людей. Но более светлых надежд с этими решениями связывать не стоит.

Все это подводит нас к неутешительному выводу: сказанное в Послании нашими архиереями сказано сознательно, а болезнь "сергианства" уже серьезно угрожает и нашей Церкви. При этом имеется в виду "сергианство" не в узком историческом смысле, а в более широком - как приспособление к богоотступному мiру путем лукавых компромиссов. Полная непричастность к этой болезни позволяла основоположникам и идеологам РПЦЗ распознавать ее симптомы и в западном мiре ("евлогианство") и бороться с нею. И напротив, только тому может показаться, что с "сергианской" политикой в МП покончено, кто сам встал на путь основателя Патриархии.

Отцы РПЦЗ, многие из которых прославлены Богом благодатными посмертными знамениями, сознавали уникальную миссию своей Церкви, потому что подвизались в свидетельстве истины, в духовном противостоянии мiровому злу. Для тех же, кто отказался от этого подвига, предпочитая закулисные переговоры с руководством МП, Зарубежная Церковь, конечно, не имеет никакой особой миссии в мiре, а является в лучшем случае всего лишь одной из частей Русской Церкви, равноценной с апостасийной Патриархией. Историческое "сергианство", добровольно став на путь лжи, приводит к духовной слепоте, к потере способности отличать зло от добра, лукавство от благочестия, критиканство от свидетельства истины. И ныне мы видим, как и в нашей Церкви некоторые клирики, начав с лукавой полуправды и оправдания патриархийной лжи, дошли до того, что почитают зрячими, трезвыми и призванными спасать РПЦЗ только самих себя, а отцов РПЦЗ и нынешнего Первоиерарха - устаревшими и отжившими.

Что же касается своей паствы, то в Послании осуждаются те, кто "предпочитают личной добродетельной жизни подозрения к другим, ссоры, составление союзов для осуждения других и различные действия, расшатывающие приходскую и епархиальную жизнь". А в докладе конкретно указывается, кто имеется ввиду: "Хорошо было бы нам обратиться к МП с просьбой изложить факты, допущенной с нашей стороны хулы и дезинформации, и за доказанные хуления и неправду попросить прощения и пресечь антицерковную тактику виновных критиканов от нашего имени". Что ж, в этом случае начать придется с самих себя, например, со своего весеннего исповеднического "Обращения к русскому народу", которое патриархийная пресса заклеймила хульным и клеветническим, и идя далее вглубь десятилетий, "пресечь антицерковную тактику" всех своих Первоиерархов, епископов и клириков, которые по мнению патриархии все были врагами Матери-церкви.

Одной из самых важных черт "сергианства", которая придала ему необратимый характер, было содействие гонителям Церкви, ликвидация неугодных им священнослужителей церковными средствами, т.е. предательство братий. В нашей Зарубежной Церкви первый прецедент этого был создан в 1997 г., когда были преданы и осуждены защитники Хевронского монастыря, только что пострадавшие от физического и нравственного насилия патриархийных захватчиков. Сейчас этот грех угрожает повториться. Ибо как иначе можно расценить предложение Патриархии указать, кто ей неугоден, чтобы самим наказать этих неугодных? И это притом, что в последние годы печатные органы Синода ("Православная Русь", например) совершенно отказались от идейного противостояния Патриархии по существу, реагируя лишь иногда на очередные ее насильнические действия против наших храмов, монастырей и т.д.

Теперь мы вынуждены констатировать, что Послание Архиерейского Собора РПЦЗ полностью противоречит:

- всей традиции Зарубежной Церкви, всей ее идеологии и преданию, выраженному в трудах ее основоположников и в решениях соборов;

- "Обращению к Русскому народу" от апреля с.г., в котором дается традиционная и точная оценка современной раскладке сил в мiре, состоянию МП и миссии Зарубежной Церкви;

- посланиям нашего Первоиерарха Митр. Виталия (в частности его предсоборному посланию), который твердо до сего времени держится курса предшествующих первосвятителей РПЦЗ, гласно исповедуя свою верность идеалам нашей Церкви;

- событиям последних месяцев, ознаменованных усилением давления на нашу Церковь со стороны МП, отобранием у нас одних храмов (Иерихон, Бари), поджогом других (Монреаль, Чили), закрытием третьих (Вена), разгулом пропагандной кампании со стороны МП в средствах информации. Особенно тревожным выглядит в последнее время факт увеличения числа перебежчиков - Женева, Оттава, Чикаго, Копенгаген;

- Послание полностью игнорирует предсоборные обращения к нашим Преосвященным со стороны множества клириков и приходских общин, как российских, так и собственно зарубежных, призывавших своих архиереев к стоянию в истине и обещавших им свою поддержку на этом пути. Поддержка сия сочтена теперь неуместной, а предлагавшие ее, очевидно, рассматриваются как потенциальные кандидаты на запрещения или на покой;

- наконец, послание противоречит и многим верным оценкам и наблюдениям цитированного нами доклада, на основе которого оно составлено. Впрочем, и сам доклад несет печать противоречий. При чтении его складывается впечатление о двух, не во всем согласных, авторах.

Чем может объясняться такая противоречивость? Только что на епархиальных собраниях и в личных беседах от наших епископов звучало, что никакой речи о самоликвидации РПЦЗ быть не может - и вдруг такое Послание, которое полностью лишает нашу Церковь канонического права на самостоятельное существование и перечеркивает всю 80-летнюю славную историю Зарубежной Церкви. Подписать такое Послание и не присоединиться сразу после этого к Патриархии – значит на весь мiр исповедать себя раскольником.

Отцы Зарубежной Церкви усиленно подчеркивали важное значение сохранения своей духовной свободы, без чего невозможно быть истинной Церковью. При этом имелась ввиду не правовая свобода (она зависит не от церкви, а от политических условий), а духовная, предполагающая независимость от всяких "ласковых" попыток соблазна и подкупа, от разных организаций и фондов, предлагающих услуги и помощь с тем, чтобы влиять на церковную идеологию и политику. События последних лет, в особенности же противоречивые документы последнего Собора, прямо ставят перед всеми членами РПЦЗ вопрос: насколько сохранена духовная свобода нашим руководством? Насколько оно самостоятельно в своих решениях, словах и делах, если в них не видно целостности и единства? Мы не можем поверить, что наши архипастыри встали на путь капитуляции перед МП, в особенности же тому, что сделали это по собственному желанию, добровольно.

В последние годы мы неоднократно слышали, что при контактах с МП речь не идет о самоликвидации нашей Церкви. Но простая административная независимость Зарубежья мало чего стоит, тем более, что саму Патриархию она не устраивает. На наших глазах уничтожается идейная и каноническая основа этой независимости. Наша церковная пресса перестала обращаться к наследию отцов и учителей Зарубежья, предпочитая материалы общего характера и патриархийные перепечатки. Тем самым постепенно готовилось идейное самоупразднение нашей Церкви. После того, как идейные различия между РПЦЗ И МП будут окончательно стерты в умах людей, административный переход в Патриархию будет подготовлен на три четверти. Очевидно, например, что обратившиеся недавно в МП женевские клирики и прихожане, безстыдно хвалящиеся, что они могут быть приняты на выгодных для себя условиях "ставропигии", по духу и мировоззрению своему давно уже не являлись членами нашей Церкви.

Послание Собора призывает нас хранить личное благочестие, которому мешает "критическое отношение к общественным порокам". Действительно, критиканство, сплетничество, ерничество, самопревозношение, церковное политиканство - все эти вещи с благочестием несовместимы. И об этом читатели нашего Листка могут прочесть у нас едва ли не в каждом номере на конкретных примерах. Но благочестие, соединенное с лукавством, становится уже не благочестием, а ханжеством. Возможность такого "перекоса" в другую сторону тоже не следует забывать. Примеры такого благочестия с избытком дает нам и Патриархия.

Послание прошедшего нашего Собора подводит нашу Церковь к опасной черте. Возможно ли что-то исправить, чтобы не перешагнуть ее? На что рассчитывают авторы Послания и чего хотят? Станут ли они далее говорить со смятенными своими пасомыми в духе митр. Антония или же будут продолжать начатую теперь речь в духе митр. Сергия? Уже очевидно, что последовательное продолжение в таком духе привнесет в Зарубежную Церковь раскол, прежде всего - в самом Зарубежье. (В России же раскола не будет, ибо такой курс наших архиереев просто оставит их здесь без единого пасомого, и совершенно непонятно, как наши российские епископы могли этого не понимать, подписывая такой документ). С кем хотят остаться сторонники сближения с МП? По-настоящему благочестивых, достойных и заслуженных пастырей в самом Зарубежье они рискуют потерять вместе с их паствой. Исповеднически настроенный благочестивый костяк в Патриархию не пойдет - это очевидно уже теперь. Но тщетны и надежды на сохранение остальных. Разве Патриархия допустит наших епископов в свои ряды на равных правах? Разве она не заменит (хотя бы постепенно) все кафедры и все настоятельские места в Зарубежье своими проверенными кадрами? А те, побыв на теплых зарубежных местах по пять лет, разве не скинут притворную личину своего благочестия? Вот и придется еще раз увидеть красного попа во всей его хевронско-иерихонской красе! Тогда и остальные прихожане Зарубежья, ушедшие в МП, в ужасе сбегут от таких пастырей.

Что сулит нашим владыкам подчинение Московскому священноначалию? Задумались ли они об этом? В лучшем случае - это "почетный покой" в каком-нибудь монастыре, подобно о. Александру Киселеву.

Нам, живущим в России, прекрасно видно состояние патриархийного духовенства и динамика его развития. О, каким горьким и тягостным станет для добровольных пленников их позднее прозрение!

Мы же, постоянно отстаивающие идеалы Зарубежной Церкви и постоянно защищавшие до сих пор ее священноначалие от нападок со всех сторон, - и теперь верим, что Зарубежная Церковь устоит, только не знаем, в каких персоналиях. Горе отпадшим от нее, но им не удастся увлечь ее всю за собою. Пережила она послевоенный кризис, переживет и теперешний. Наступившее не по нашей вине смятение не должно толкать нас на незаконные, неканонические шаги и раскольнические действия. Не нужно нам искать какие-то "духовные трущобы" (по выражению владыки Виталия), не нужно никакой скрытой борьбы с конкретными епископами на местах или непослушания. Ведь все подобные действия лишат нас главного - духовного, идейного и канонического преемства со своими основоположниками, подлинными "карловчанами". Пусть этим именем ругают нас, оно важно для нас так же, как в четвертом веке было хвально имя "никейца", а в пятом - "халкидонца". Потщимся сохранить свое славное имя, звание и упование!

Иеромонах Дионисий
Иерей Тимофей
Алферовы

Rambler's Top100 TopList