Получено 23 июля 2002 г. со следующей припиской: "Это письмо было передано Синоду нашим Владыкой Алипием. Оно содержит комментарии о том, что происходит в нашей церкви. Один прихожанин попросил меня опубликовать это в Интернете. Теперь вы можете понять, почему мы так пали". Редакция узла "Мысли о России" согласна, что "мы" пали очень низко. Но всё это ОТКРЫТО проявилось ещё на апостасийном Архиерейском Соборе 2000 г., а потом -- в длинной цепи надругательств над Митрополитом Виталием и духовенством, сохранившим верность своему священноначалию. Читая "крик души" Архиепископа Алипия невольно вспоминается свидетельство М. Виталия, попытки упрятать его в психушку, позорный договор "митрополита" Лавра о выдаче ему М. Виталия, "налёт" на него "еп." Михаила с наёмниками и многое ещё... А в отношении того, что Архиепископ Алипий вдруг прозрел, вспоминается заявление одного католического священника из произведения Ремарка (цитируется по памяти): "Когда приходили за нашими друзьями, мы за них не заступились. А теперь, когда приходят за нами, за нас уже некому заступиться". Перевод этого материала с английского был сделан редакцией узла МоР.

Добавление 29 июля 2002 г. В ответ на запросы о ситуации в Чикагско-детройтсткой епархии, редакция поместила перевод письма Епархиального правления, а также перевела несколько сводок о здоровье Арх. Алипия, помещаемых секретарём епархии на епархиальный узел на английском языке. Сводки это приведены в конце письма Арх. Алипия. К сожалению сводки эти обрываются 24 июня 2002 г., т.е. за неделю до "откровения" Арх. Алипия, приведенного ниже. В течение всего июля Епархиальное правление Чикагско-детройтской епархии глухо молчит о своём правящем архиерее.

Добавление 30 июля 2002 г. В этот день редакции прислали оригинал письма Вл. Алипия на русском языке, по старой орфографии. Поэтому редакция заменила свой перевод этим документом, предварительно переведя его на новую орфографию, а также исправив в нём случившиеся описки.

Оглавление

----------------------------------------------------------------------------------------
При перепечатке, ссылка на http://www.russia-talk.com/ ОБЯЗАТЕЛЬНА
----------------------------------------------------------------------------------------

1 июля 2002 г.

НЕНУЖНЫЕ СКОРБИ,
причинённые архиепископу Алипию.

Меня хиротонисали во епископа в 1974 г., так что я уже 28 лет служу в Чикагско-Детройтской Епархии. Когда я прибыл в Чикаго, то увидел вскоре, что для развития приходской жизни там много неудобств. Прежде всего там был плохой район; через улицу довольно часто кричала музыка; церковь была расписана граффито; не было паркинга и т.д. Вл. Архиепископ Сёрафим не хотел менять места, говоря: "Когда я умру, делай что хочешь", но потом он согласился и разрешил начать особый строительный фонд (ко времени покупки земли у нас на этом фонде было 60.000.00).

К 1980-му году Вл. Серафим с о. Феофаном почти целиком переселились во Владимирово и только иногда приезжали в Чикаго.

Среди прихожан, желавших тоже поменять место, я как-то высказал мысль, хорошо было бы купить землю уже с домом, так как строительство двух зданий, церкви и дома, нам не под силу. И вдруг Владимир Г. Филиппов нашел подходящий участок земли, который нам понравился и который мы вскоре купили. Но пусть никто не подумает, что это получилось как-то почти магически. Ведь были и другие земли или здания, на которые мы прицеливались, и купленную землю не так легко было освоить или добиться соответствующего разрешения. Купили мы землю в 1986 г., но строить церковь сразу было бы трудно, так как не было ещё денег.

В 1990 г. как раз на Новый Год я поселился в доме на купленной земле. В том же году весной ко мне пришёл Владимир Г. Филиппов и сказал: "Нам нужно уже строить церковь". Мне как раз нужны были эти слова, и мы все сразу загорелись этим делом. В сентябре загорелась у нас работа и к сентябрю 1991-го года у нас уже была 1-я служба. Я сразу же тогда начал расписывать церковь и этот труд длился около 9-ти лет.

На всех документах, купчей и строительных, стоит моя подпись, что показывает и доказывает, что я являюсь начальником этого места, тем более, и это могут засвидетельствовать все старожилы, что я больше всех потрудился на этом месте. Конечно, я не один работал, а с помощью других.

Но вот случилось со мной несчастье. Я решил подрезать шелковичные деревья на южной стороне храма, так как они сорили дорожку своими плодами, их топтали ногами и разносили по разным местам и в храм тоже.

Я поднялся на лестнице и стал пилить толстую ветку электрической цепной пилой. Когда я перепилил до половины, она, оторвавшись, ударила по лестнице. Я упал на цементную дорожку, по словам очевидца, головой вниз, повредив поясницу. Я сразу лишился чувств. О. Павел Ивашевич ("проявивший" себя в преступном нападении на М. Виталия, ред.) вызвал скорую помощь и определил меня в Lutheran Сеnегаl Ноsрital (Лютеранская больница общего типа, ред.). Мне была сделана операция и, говорят, удачная. О. Павел много мне помог, часто приходил ко мне, ночевал в палате, помогая мне, когда нужно было перевернуться на другую сторону. Я благодарен о. Павлу за его помощь. Видя это, я полностью доверился ему.

Но вскоре я стал замечать за ним нечто-то другое. Я понял, что его забота обо мне была прикрытием чего-то другого. О. Павел решил воспользоваться моим тяжёлым положением, чтобы избавиться от меня и захватить приход полностью в свои руки. Я и раньше замечал за ним стремление к властолюбию, но полагал, что благоразумие всё-таки возьмёт верх. Но, к сожалению, на этот раз этого не случилось.

Устраивая для меня будущую судьбу, он ни разу не заикнулся об этом, ни разу не посоветовался со мной, но всё держал в секрете и даже договорился с докторами госпиталя, чтобы они способствовали ему в этом.

Вдруг я узнал, что на среду вечером (5-го июня) назначено обсуждение моего положения с привлечением лечащих меня докторов. Многие прихожане пришли на это собрание. К своему удивлению они увидели не лечащих меня докторов, а наших прихожан-докторов, которые меня не лечили и видели только на Пасху, т.е. в начале мая, но наученные о. Павлом, смело давали негативное свидетельство, пользуясь устарелыми сведениями первых дней, вместо последних. Поэтому это свидетельство я считаю фальшивкой. Мне приписывали: я лежу пластом на кровати, почти без движения, у меня отшибленные мозги, и я ничего не соображаю, и потому меня задумали определить в старческий дом, т.е. приговорить к смерти, или куда-нибудь подальше от Чикаго, чтобы я не смог вернуться в свою резиденцию. Я не помню ни одного случая, чтобы болящему архиерею запретили вернуться в свою резиденцию. Болел Вл. Аверкий, но его не определили в старчески дом. Болел Вл. Антоний Сан-францисский и З-А -- его тоже никуда не определяли и т.д.

Многие прихожане возражали против намеренно ложных свидетельств и считали, что Владыка, много потрудившийся при храме, заслужил лучшего отношения и, конечно, должен вернуться в свою резиденцию. Когда был спор, приехала доктор Нина Ефимовна Горун, которая перед этим посетила меня в госпитале, а потом приехала на собрание. Она смело заявила, что свидетельства ложны, она только что была у Владыки и видела, что он легко передвигается с коляски на кровать и обратно, а часто просто сидит на кровати. С головой у него всё в порядке, никакой потери памяти нет.

О. Павел не ожидал такого поворота дела, сразу прекратил собрание, сказав, что ему нужно спешить. На собрании не было микрофона, было плохо слышно, и многие не понимали в чём дело. О. Павел ушёл вместе с докторами и вместе они составили "Решение совета" собрания, основываясь на первоначальных данных о болезни, которые уже не соответствовали моей болезни, несмотря, на то, что были данные о моей болезни, гораздо положительнее, а потому, я считаю "Решение совета" фальшивым с нарочитым стремлением меня подальше удалить от моей резиденции. Агрессивное донесение о. Павла архиерейскому Синоду возымело своё действие, тем более, что Вл. Гавриил был кумом о. Павлу. Всё это делалось за моей спиной тайно, не спросив меня и не уведомив меня ни единым словом, поверив священнику с сомнительной репутацией и не послав никого для проверки. Такое поведение с болящим архиереем вне всякого понятая о справедливости.

Когда я узнал о таком коварном заговоре, я не мог иначе поступить, как только обратиться к светскому адвокату и пригрозить ему судом в клевете. Только после этого я смог получить от Вл. Лавра согласие на то, что я смогу вернуться в свою резиденцию.

К 20-му июня была назначена выписка меня из госпиталя. За четыре дня до этого, в воскресенье, я решил поехать в церковь, так как я не был уже в церкви два месяца. Помощница: доктора мне разрешила отлучиться на три часа. Мне передали, что каким-то образом о. Павел узнал об этом, вошёл в контакт с госпиталем и потребовал, чтобы меня не пустили, боясь "бунта" в церкви. И старший врач передал мне, чтобы я не ехал в церковь. Какой вздор? Он всячески пытался предотвратить моё возвращение в резиденцию. Всем прихожанам он внушал, что я совсем потерял память и всякую способность к логике. Он боялся, что его ложь вдруг обнаружится. Полтора месяца моя квартира была под обычными замками. Тут он поменял замки. Делал препятствия, чтобы не было приспособлений вроде въездной дорожки для коляски и т.д., чтобы сделать невозможным моё возвращение. Но я всё-таки вернулся, и были сделаны приспособления. Семь дней потребовалось, чтобы установить лифт. Пять дней я посещал Rehabilitation Institute of Chicago (Чикагский реанимационный институт, ред.) и посетил в субботу-воскресенье церковь: меня вместе с коляской выносили и вносили по ступенькам, рискуя сделать повреждение себе и мне. Это было всё по причине о. Павла, который делал всё, чтобы меня не пустить на мою квартиру. Но когда я вернулся, может быть, о. Павел примирился с этим и прекратил свою войну против архиерея. Нет. В глаза он вежлив, а за глаза продолжаете своё грязное дело. Людям, которые интересовались моим приездом, он говорил: как он приехал, так и уедет. Он распространяет слух, что я вернулся в свою резиденцию вопреки постановлению Синода. Диакон Григорий, полностью подпав под агрессивное поведение о. Павла, заметил по моему адресу: "Архиепископу Алипию нужно было попросить разрешение, чтобы войти в церковь". Между прочим старосте Георгию доложили, что при доме архиепископа Али Пия пристраивается специальный выход с лифтом, и церковь должна заплатить около пяти с чем-то тысяч. Он ответил: "Я ничего не знаю, это должен решать Синод". Я хотел бы спросить "Синод", думали ли они о том, что делали. Я являюсь старшим членом Синода, назначение было собором епископов. Меня не могли просто выбросить по указке о. Павла. Мне не было прислано извещение, что собирается Синод, и не было прислано ни одно постановление. Указ о лишении моих прав был прислан епископом Гавриилом врачу госпиталя, копию этого указа я получил от адвоката, но лично он мне не дал, считая этот Указ конфиденциальным, т.е. секретным.

Синод дал о. Павлу титул "Дын" (по-видимому, английское "Dean", т.е. "Благочинный", ред.). Что это значит? Он считает, что этот титул выше Настоятеля храма, Архиепископа по сану. Вы не могли лишить моего положения без суда, для которого у меня нет преступления. Если кто заболел и по болезни неспособен нести своего послушания, то поручается это производить помощнику, но только временно, без какого-либо титула, до некоего выздоровления архиерея, уже способного вести дело.

Мне помогают регент Георгий Перекрестов и Матфей Панчишин. О. Павел пытался и пытается отогнать от меня моих помощников. На Духов день и на частной панихиде он сказал проповедь о том, что каждый должен знать своё место в обществе и в церкви, глядя на Георгия и других, которые мне помогали. Я бы хотел знать, какое место его в обществе и в церкви. Он только священник, но претендует на область епископа, совершенно не считается со своим начальником-архиепископом и по своему эгоистическому усмотрению решает его судьбу. Ведёт себя диктаторски и своим поведением разгоняет прихожан. Он прогнал Юрия (в оригинале было написано "Юлия" но ниже упоминается "Юра", ред.), который готов был остаться, чтобы мне помогать. Пригрозил Юре выдать его американским властям.

Такое поведение священника при правящем Архиепископе преступно. К сожалению, он заручился поддержкой некоторых членов Синода. Я обращаюсь к членам Синода как к собратьям, и прошу поправить это ложное положение; если они в действительности пекутся о справедливости.

Я требую отмену Authorization ("авторизация", англицизм, означающийполномочивание", ред.) епископа Гавриила, основанном на ранних, а следовательно ложных сведениях. О. Павел до сих пор пользуется этой авторизацией, утверждая, что Митрополит не имел права нарушать постановление Синода. Я старейший член Синода, и мне ничего об этом не сообщали и никакого протокола не присылали, а поэтому я сомневаюсь, что такой Синод был. На основании этой авторизации о. Павел совсем не считается с правящим Архиепископом. Такого беззакония никогда не было в нашей Зарубежной Церкви.

(Подпись)
+ Архиепископ Алипий.

В начало

-------------------------------------------------------

Сводки о состоянии здоровья Архиепископа Алипия, помещаемые в рубрике "Информация о здоровье Архиепископа Алипия" на узле Чикагско-детройтской епархии. Сводки обрываются 24 июня 2002 г., т.е. после выхода Арх. Алипия из госпиталя и приезда его "вопреки настояниям Архиерейского Синода", как говорится в сводке от 21 июня 2002 г., в архиерейские покои. Сводки эти, как и письмо Епархиального правления, отражают стремление епархиального совета отделаться от своего Архиепископа за ненадобностью.

Сводка от 24 июня 2002 г.

Хорошие новости о здоровье Арх. Алипия. По сведениям о. Павла Ивашевича, кто совершал все богослужения в Свято-Покровском Соборе в г. Дес Плейнс, штат Иллинойс, во время Пятидесятницы, Арх. Алипий оказался в состоянии присутствовать некоторое время на Всенощной в субботу вечером, а также почти на почти всей Божественной Литургии в воскресенье утром. Его Высокопреосвященство причастился в алтаре Святых Христовых Таин. А также произнёс краткую проповедь по окончании Божественной Литургии. В течение службы Арх. Алипий оставался в инвалидной коляске, но, благодаря Господа Бога, принимал максимальное участие в меру своего состояния. После произнесения проповеди Арх. Алипий отправился в свои покои.

Священник Григорий Джойс
Секретарь епархии.

------------------------------------------------

Сводка от 21 июня 2002 г.

Отец Павел (Ивашевич, ред.) попросил меня поместить на узле следующую информацию для осведомления всех интересующихся состоянием здоровья Арх. Алипия:

Правление епархии сожалеет о создавшейся ситуации. Однако, согласно специальной письменной инструкции Арх. Алипия, не только решения о его здоровье, но даже консультации, должны приниматься только назначенным им "Защитником пациента". Таковой "Защитник пациента" не является членом Епархиального совета. Поэтому Епархиальное правление большей частью не осведомлено ни о здоровье, ни об уходе за Архипастырем.

Просим всех молиться о здравии Арх. Алипия.

Священник Григорий Джойс
Секретарь епархии.

----------------------------------------

Сводка от 18 июня 2002 г.

Отец Павел (Ивашевич, ред.) только что сообщил мне, что наблюдается улучшение в состоянии Владыки Алипия. Его перевели из кровати в инвалидную коляску и у него улучшился аппетит. Кроме этого он начал шевелить пальцы на ногах. Это соответствует прогнозам нейрохирургов. К сожалению это не значит, что Владыка в скором времени сможет ходить.

По стечению неблагоприятных обстоятельств, духовенство епархии не имеет больше возможности получать информацию о здоровье Его Высокопреосвященства кроме того, что сказано выше. Поэтому лица, желающие узнать больше о здоровье Арх. Алипия, должны обращаться непосредственно в Архиерейский Синод и спрашивать Его Преосвященство, еп. Гавриила, секретаря Архиерейского Синода. Просим всех молиться о здравии нашего Архипастыря.

Священник Григорий Джойс
Секретарь епархии.

------------------------------------------------

В начало

Ниже приводится письмо, которое отец Павел Ивашевич поместил на узел Чикагско-детройтской епархии. Оно было послано за две недели до письма Владыки Алипия от 1 июля 2002., приведенного выше.

Письмо Епархиального Совета верующим епархии

2/15-го июня 2002
Мученик Юстин и другие

Духовенству и мирянам Чикагско-детройтской епархии.

Дорогие отцы, братья и сестры во Христе!

Как вы уже все знаете, наш любимый Архиепископ Алипий претерпел серьёзные увечья, делающие его инвалидом, когда он подрезал ветки на дереве около собора. На основании мнения компетентных докторов стало ясно, что Архиепископ теперь не способен выполнять свои обязанности как Епископ епархии, и вероятно будет нуждаться в постоянном уходе до конца своей жизни. Сознавая серьёзность состояния Архиепископа, Архиерейский Синод изучает разные возможности ухода за Архиепископом, и примет надлежащие меры, чтобы было обеспечено дальнейшее управление Епархией.

С благословения Митрополита Лавра, на то время пока Архиепископ Алипий физически нетрудоспособен, все епархиальные дела поручаются Благочинному епархии отцу Павлу Ивашевичу, который примет соответствующие меры для того, чтобы поддерживать связь с синодальными властями для обеспечения надлежащего порядка в епархии. Синод считает, что в теперешнем положении физически нетрудоспособный Архиепископ Алипий не должен жить в своих покоях при Соборе на 1800 Ли Стрит, ибо эти покои не пригодны для медицинского ухода за Архиепископом. Все решения, касающиеся вопроса проживания Архиепископа Алипия в своих покоях при Соборе, будут приниматься Архиерейским Синодом.

И епархия и Синод исследуют возможности обеспечения Архиепископу Алипию долгосрочного медицинского ухода. И потому мы обращаемся к отдельным лицам или организациям, которые считают, что они профессионально компетентны и имеют возможности, чтобы ухаживать за Архиепископом, с просьбой присылать нам свои письменные предложения. Такие предложения должны включать подробный план долгосрочного ухода за Архиепископом 24 часа в день, 7 дней в неделю. Также нужно указать квалификации людей, которые будут ухаживать за Архиепископом, представить полный бюджет, и указать стоимость такого ухода. Мы надеемся, что предложение такого рода станет основой юридически-обязывающего договора об уходе за Архиепископом между выбранной организацией и Русской Православной Зарубежной Церковью. Предложения должны быть посланы отцу Павлу Ивашевичу, который передаст их Епархиальному Юридическому Совету для обсуждения и оценки.

В это трудное время важно обеспечить надлежащий порядок как в Епархии, так и в приходе при Соборе. Не должно быть помех в уходе за Архиепископом Алипием: ему нужно дать возможность отдыхать, выздоравливать, и получать пользу от реабилитации. Хотя мы приветствуем вашу помощь и доброжелательство к Архиепископу Алипию, мы не допустим смуты в делах Епархии и в уходе за Владыкой. К несчастью, было несколько необоснованных, клеветнических, и даже криминальных обвинений против отца Павла Ивашевича насчет теперешнего положения. В будущем, в случае безответственных и клеветнических высказываниях против любого духовного лица нашей епархии, мы будем требовать полных доказательств, и дело будет передано в Епархиальный Суд и/или в Гражданский Суд, для судебного разбирательства. Нарушения порядка в Церкви будут встречены всеми мерами, имеющимися в распоряжении Епархиального и Гражданского Судов.

В настоящий же момент Вы больше всего можете помочь Вашими горячими молитвами за здравие Владыки, а также посильными взносами в Фонд Ухода за Архиепископом.

Мы горячо молимся о том, чтобы Владыка максимально вернул себе способность функционировать, чтобы ему был обеспечен наилучший уход, и чтобы Епархия продолжала бы жить в мире и порядке в это смутное время. Чтобы достичь эти цели, от всех потребуется сотрудничество, молитва и помощь.

Во Христе;

Духовенство Епархиального Совета:

Отец Павел Ивашевич, Благочинный
Отец Григорий Джойс, Секретарь
Отец Иеремия Лох
Отец Мартин Свансон
Отец Диакон Григорий Добров

Копия послана Архиерейскому Синоду на адрес Владыки Гавриила Манхетенского, секретаря Архиерейского Синода.

В начало

---------------------------------------

  Rambler's Top100  TopList