Получено 9 июня 2002 г. В авторский текст редакция добавила интернетовские ссылки на соответствующие события и документы. Перевод с французского был сделан редакцией узла "Мысли о России".

Во время оформления данного доклада для установки на узел из Лиона было получено сообщение, что собрание, для которого готовился этот доклад, состоялось со следующими результатами: за Вл. Митрополита -- 51 голос; за Вл. Лавра -- 35. Два голоса были признаны недействительными. Итак, приход Св. Николая остаётся под омофором Митрополита Виталия.

Оглавление

----------------------------------------------------------------------------------------
При перепечатке, ссылка на http://www.russia-talk.com/ ОБЯЗАТЕЛЬНА
----------------------------------------------------------------------------------------

Кто является раскольником?

Доклад, представленный Протодиаконом Германом Ивановым-Тринадцатым
чрезвычайному общему собранию прихода Св. Николая в г. Лионе, Франция, 9 июня 2002 г.

Это вопрос, который часто возникает: подал ли Митрополит Виталий в отставку или нет? Это и есть вопрос, который меня попросили обсудить.

Если бы можно было дать точный ответ, то в нашем приходе не было бы никаких споров, и можно было бы надеяться, что и не было бы всех волнений, которые им овладели.

Если кто-нибудь сказал бы вам: "он никогда не подавал в отставку" или наоборот -- "да, он подал в отставку", то знайте, что каждый из этих ответов и правильный и неправильный в разной степени, конечно.

Вы должны знать, что, по правилам Русской Православной Церкви Заграницей ("РПЦЗ"), Митрополит избирается пожизненно (статья 33 Устава). Он может, конечно, подать в отставку по причинам здоровья. Но его нельзя отстранить. Устав РПЦЗ не предусматривает отречения путём голосования.

Это причина, по которой, с самого начала кризиса, я всё время возвращаюсь к тому, что должно быть для нас единственным помышлением, единственной линией поведения: это требование моральных принципов христианской совести, которые должны нами руководить более надёжно, чем чисто юридические или канонические соображения.

Тем не менее я нисколько не избегаю юридических или канонических аспектов, но приглашаю вас подойти к вопросу с точки зрения морали и моральных принципов, понятных каждому из нас, а не вступать в канонические или экклезиологические споры, в которые вас затягивают.

Нужно напомнить исторические факты. В октябре 2000 г. состоялся Архиерейский Собор РПЦЗ, который, как все знают, наверно самый скандальный и постыдный в истории нашей Церкви. Это тот же собор, который назначил еп. Амвросия нашим правящим архиереем вопреки мнению большей части нашего духовенства, включая о. Квинтина и меня. Это назначение, также как и результаты этого собора, которые открывали путь к сближению, если не объединению, с советской церковью Московского патриархата не были плодами случайности, но завершением длинной подрывной работы, вехи которой я смогу своевременно припомнить, работы, проведенной систематически некоторыми епископами, которые на самом деле захватили руководство нашей Церкви, лишая Митрополита всякой власти.

Последствия этого собора погибельны: если некоторые радуются, то другие, священники и целые приходы наоборот покидают Церковь. Раскол огромен. Духовенство Франции, со своей стороны, решает сражаться изнутри. Мы взываем к Синоду, умоляем нас выслушать. Были составлены семь официальных документов, в которых был канонически обоснован акт обвинения. Мы целых шесть месяцев бились о стеклянную стену, которая так и не разбилась, а всё закончилось никогда ещё в нашей Церкви невиданным беззаконием: 12 священников со своим епископом, дело которых не слушалось и не рассматривалось, были запрещены в служении!

Митрополит Виталий понимает, что враги РПЦЗ, из чрева самой Церкви, захватили власть и готовят операцию родственную тем, которую в иные времена именовали "сталинскими чистками": устранить малейшее сопротивление тех, кто смеет восставать против нового курса, навязываемого нашей Церкви. Митрополит, зная, что те, которых запретили в служении, являются самыми надёжными защитниками истинного пути РПЦЗ, делает то, что его заставляет сделать моральный долг: снимает прещение по долгу и праву моральному, хоть и не строго по уставу.

И почти в 92 года, с рыцарской лихостью, которой он один знает секрет, Митрополит снова перенимает инициативу. Он покидает здание Синода, где он знает, что для него нет свободы действий, где за ним следят и шпионят и -- уезжает в свой скит в Мансонвилле, в Канаде. Прибыв туда, он совершенно секретно вызывает к себе Вл. Варнаву, трёх священников и меня, чтобы обсудить ситуацию и попробовать найти средства для предотвращения программы уничтожения РПЦЗ, принятую некоторыми епископами.

Результаты трёхдневного совещания воплотились в Послание Митрополита Виталия от 22 июня 2001 г. Послание замечательное, сильное, отвечающее надеждам всех тех, кто уже не смел надеяться на то, что голос РПЦЗ прозвучит снова: глас вопиющего истину в пустыне. Это Послание было как бомба: оно вызвало энтузиазм и слёзы радости у одних и растерянность у тех, кто думали, что стали полными хозяевами Церкви.

Этот текст и его перевод был сразу послан по факсу в Лион в ночь с субботы на воскресенье и прочитан с амвона после Литургии. Будучи ещё в Канаде, я не присутствовал при чтении. Но мне описывали эту трогательную сцену, когда о. Квинтин, прерывающимся от волнения голосом, с трудом прочитал Послание нашего Первоиерарха.

Епископы-отступники отреагировали моментально и буйно: Владыки Марк и Амвросий во главе; Вл. Гавриил (тот самый, который приезжал в Лион и, как будто бы, даже убедил о. Квинтина), опубликовывает возмутительный текст на официальном узле Синода на Интернете. Вл. Лавр, как всегда, на втором плане, но явно на стороне противников Митрополита.

Через три недели, на Петра и Павла, должна была состояться особая сессия Синода с главной целью празднования 50-летнего служения Митрополита Виталия в епископском сане. Это очень редкое событие и являлось общим праздником нашей Церкви. Увы, там, где ожидалась радость, произошёл неописуемый скандал, такой, какого мы ещё никогда не переживали. Как хищные птицы кидаются на свою добычу, так несколько епископов (кстати, самые младшие) резко обращаются к Митрополиту, грубо отказывая пустить священника, которого Митрополит пригласил быть его секретарём. Разыгралась фантастическая сцена. Митрополит с 50-летним архиерейским служением, уникальным и примерным пастырским опытом должен был выслушивать грубые выкрики еп. Гавриила с 5-летним стажем, ставшего епископом из иподиакона за несколько недель и который являлся викарным епископом Митрополита: "Как вы смели опубликовать этот текст, не спросив меня?" посмел выкрикивать он нашему Митрополиту. Со всех сторон посыпались нападки, хотели заставить Митрополита отречься, но он мужественно сопротивляется целых два дня. И только на третий день, 13 июля 2001 г., он как будто соглашается, чтобы вопрос о его уходе в отставку обсуждался на следующем соборе и тут же покидает зал заседания, сказав: "Мне кажется, что нам не о чем больше говорить".

Такое серьёзное дело как уход на покой Первоиерарха должно бы было быть подтверждено документом, написанным и подписанным собственной рукой Митрополита. Тот факт, что такой документ никогда не был представлен, явно говорит о том, что его не существует! Кроме того, каждый из вас знает, что с того момента, когда председатель встаёт и покидает зал заседания, собрание становится неправомочным. Несмотря на это, против всех юридических, гражданских, канонических и церковных правил, вероломные епископы не только продолжают заседать, но и выпускают т.н. "Акт", в котором они:

 

Начиная с этого числа, любое действие этой церковной структуры под руководством Вл. Лавра антиканонично в самом широком смысле этого слова. Этот акт является для структуры Вл. Лавра тем же, чем явилась декларация лояльности советской власти, обнародованная Митрополитом Сергием для советской церкви.. Это акт основания или рождения новой церковной структуры.

Так с середины июля 2001 года и до сего дня всё это подчиняется следующей логике: увековечивание факта никогда не превратит ложь в правду. В октябре 2001 г. состоялся Архиерейский Собор, который был преподнесен как исполнение просьбы Митрополита Виталия да и всех нас! Вы понимаете насколько абсурдно такое заявление, так как мы больше не находились в старой обстановке, но в неканоничной логике и реальности, когда Первоиерарх был цинично снят со своей должности. Всякий знает, что недостаточно того, чтобы епископы собрались и был бы собор, достойный этого названия. Вот потому Митрополит и назвал это сборище "Разбойничьим Собором", позаимствовав это выражение от названия знаменитого собора V века, в котором участвовало 130 епископов, в том числе и очень известные богословы.

Конечно, было бы лучше, если бы Митрополит вовсе не появлялся бы на соборе в октябре 2001 г., но он туда пришёл и раздал вышеупомянутое заявление от 18 октября 2001 г., начинающееся такими словами:

"Сознавая глубину греховного падения некоторых членов Архиерейского Собора нашей Церкви, в их интенсивном, но ещё не высказанном полностью желанием соединения с Московской Патриархией, я, с полной ответственностью перед Богом, русским православным народом и перед своей совестью, считаю своим архипастырским долгом заявить, что предстоящий Архиерейский Собор, имеющий открыться 23 октября 2001 года, нельзя назвать иначе, как собранием безответственных.".

Потом, по свидетельству самого еп. Гавриила, он им заявил "Я не вижу среди вас ни кого, кто мог бы стать преемником наших Митрополитов" и передал им ПУСТОЙ конверт, в котором должно было бы быть имя кандидата на пост Митрополита. Вот факты, вот как это произошло.

Нам говорили, что потом Митрополит якобы поздравлял новоизбранного Вл. Лавра. Пусть каждый из вас оценит подобное утверждение – будь оно верным или нет - по своей совести.

После этого события набегают одно за другим. 25 октября 2001 г. Митрополит покидает здание Синода при известных условиях и отправляется в Мансонвилль. Новые хозяева Синода, через посредников просят ФБР перехватить автомобиль Митрополита, что им не удаётся. Прибыв в Мансонвилль, Митрополит открыто обвиняет узурпаторов и взывает ко всем епископам, священникам и верующим, оставшимся верными РПЦЗ, присоединиться к нему. 1 ноября 2001 г. Митрополита захватывают и насильно тащат в психиатрическую клинику, где его подвергают унизительной экспертизе, результаты которой дают решительное изобличение отвратительным козням синодальных заговорщиков. Через три недели, 22 ноября 2001 г., синодалы предприняли ещё более широкую акцию против Митрополита, с наёмниками. Над Митрополитом совершили физическое насилие, его толкали, тащили, бросали на землю -- но это преступление чудом обернулось в их поражение. Сомнения многих в достоверности этих фактов, подтверждённых в на весь мир распространённых по Интернету фотографиях, заставляют Митрополита впервые подать официальную жалобу в суд против своих мучителей, которые ныне претендуют представлять РПЦЗ. В этой жалобе он подробно описывает постыдное нападение на него. В начале марта 2002 г. появляется письменный, мафиа-подобный договор, подписанный Вл. Лавром, требующий, чтобы секретарша Митрополита, в обмен на различные материальные блага, хитростью вывезла Митрополита Виталия в США и сдала в руки синодалов.

Таковы плоды, принесенные этим Синодом, к которым мы могли бы прибавить всю драму, перенесенную нашим приходом в Лионе, сценарий которой был тщательно разработан еп. Гавриилом.

Такова печальная ситуация, в которой сегодня находится РПЦЗ. Было бы бессмысленно отрицать наши трудности, но говорить о раскольничьей Церкви под омофором Митрополита Виталия было бы чепухой, сильно приближающейся к нечестности. Если и нужно применить все возможные усилия для преодоления кризиса, переживаемого нашей Церковью, то уж никак не решение, предложенное нам в Лионе, сможет успешно устранить кризис, а как раз наоборот.

А пока я напоминаю, что наш Митрополит есть тот, которого мы поминаем и имеем вот уже 16 лет, а наш правящий епископ, которого мы поминаем и имеем три с половиной года. Церковь, будучи "епископоцентричной", т.е. вся в епископе и вокруг епископа, у нас есть Первоиерарх и правящий епископ, которых мы давно поминаем и знаем, поэтому у нас нет причин менять их, кроме как если мы хотим оказаться в компании лиц, о которых справедливо спросить, как пишет наш иподиакон Владимир "являются ли они ещё христианами". Каждый из нас должен подумать и голосовать так, как ему диктует его совесть и его моральные устои.

В начало

---------------------------------------

  Rambler's Top100  TopList