Получено 4 декабря 2001 г. Статья была напечатана в газете "Новое Русское Слово" от 4 декабря 2001 г. Для удобства читателя в авторский текст редакция добавила ссылки на доступные на Интернете события и документы.

Оглавление

-----------------------------------------------

КРИЗИС

После октябрьского нью-йоркского собора Зарубежной Церкви (РПЦЗ) в ней все явственней оформляется раскол. Часть приходов и прихожан, преимущественно во Франции, Канаде и в России остались под омофором митрополита Виталия, большинство же поминает нового первоиерарха, митрополита Лавра, избранного на прошедшем соборе.

Предыстория

Причиной раскола стало очевидное сближение нынешнего руководства РПЦЗ с Московской Патриархией (МП) и “Вселенским православием”. В 1927 году она не приняла декларации митрополита Сергия (Страгородского) с выражением лояльности безбожному режиму. Позднее к этому добавилось неприятие экуменизма, в объятия которого двинулось «Вселенское православие», в том числе и МП.

В последние годы появились признаки того, что позиция РПЦЗ по отношению к МП и к экуменизму стала смягчаться. Послание собора РПЦЗ прошлого года содержало фразы, дававшие повод предположить, что зарубежный Синод не намерен больше требовать от МП покаяния за сергианство и готов начать сближение, для чего обратился с просьбой о посредничестве к сербскому патриарху Павлу. Как Московский, так и Сербский Патриархат участвуют в экуменическом движении.

Соборное послание не подписал еп. Варнава Каннский. Позднее к протесту присоединилась часть духовенства, главным образом, во Франции. Малый Синод РПЦЗ под председательством архиепископа Лавра запретил их всех в служении. Впоследствии этот запрет был снят главой РПЦЗ митрополитом Виталием. Можно предположить, что конфликт способствовал уходу Первоиерарха на покой. Последний октябрьский собор в Нью-Йорке был созван, когда церковь уже находилась в кризисном состоянии.

“Плен” и “похищение” митрополита Виталия

На соборе кризис обострился. Как только митрополит Виталий подписал прошение об уходе на покой, Синод уволил и выдворил из синодального здания долголетнего секретаря митрополита Л.Д. Роснянскую, не дав ей возможности ни проститься с Владыкой, ни даже подняться за своими вещами. Ей просто вынесли сумку, из которой при ней изъяли паспорт митрополита и крупную сумму денег. После этого телефон в покоях митрополита был отключен, а к нему самому приставили наблюдателей. Роснянская с помощью полиции и в сопровождении группы сторонников вл. Виталия потребовала встречи с ним. Во время этой встречи он изъявил желание уехать в Канаду, что и сделал, несмотря на уговоры сотрудников Синода. По приезде туда он обнаружил, что все его канадские счета заморожены. Синод назвал отъезд митрополита похищением. Столь решительную трактовку отъезда, синодальные архиереи объясняли тем, что Роснянская, дескать, губила здоровье престарелого владыки лекарствами, подчинила его себе, изолировала от Синода и злоупотребляла его финансами.

Но, вероятно, не здоровье митрополита, а боязнь церковного раскола и вопросы собственности волновали зарубежный Синод в первую очередь. Это подтвердили последующие события.

Гефсиманский сад епископа Михаила

По прибытии в Канаду митрополит Виталий опубликовал послание, в котором назвал собор “разбойничьим” и заявил, что остается на своем посту. Сразу после этого в Свято-Преображенский скит с нарядом полиции нагрянул епископ Михаил — новый правящий архиерей Канадской епархии. Ворвавшись с полицией во время вечернего богослужения в алтарь, он даже не поклонился и не приложился к престолу, как ему это положено по сану, а направился к митрополиту. Вместе с ним в алтарь вошли вооруженные полицейские, в том числе женщина в брюках. Для полной аналогии с Гефсиманским садом не хватало только поцелуя.

Предъявив судебный исполнительный лист, приехавшие заставили митрополита отправиться на медэкспертизу в ближайшую психбольницу. Во время этого действа митрополит Виталий трижды предал еп. Михаила анафеме, что впоследствии и подтвердил в своем указе, запрещающем этого архиерея в служении.

Медэкспертиза показала, что митрополит Виталий психически здоров и может исполнять свои архиерейские обязанности.

Однако еп. Михаил не угомонился. Он добился — опять же с помощью судебной власти — повторной медицинской экспертизы вл. Виталия, а также временного удаления от него Роснянской. Вторая экспертиза была проведена тайно привезенным из Монреаля университетским преподавателем психиатрии. Несмотря на нежелание митрополита с ним общаться, тот признал первоиерарха неспособным отвечать за свои поступки. Цель еп. Михаила стала предельно ясна: назначить митрополиту Виталию своего опекуна, заставить его подписать документы о передаче собственности, а в случае сопротивления заполучить эту собственность через суд. Еп. Михаил доказал, что ради достижения цели он готов на все.

То, что произошло в четверг 22 ноября, напомнило худшие времена коммунистических гонений на деятелей церкви. Утром, когда митрополит только сел за завтрак с друзьями и паломниками, в том числе и семинаристами из святая святых Митрополита Лавра — Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле, в скит опять ворвался Михаил. На сей раз с ним, помимо адвокатов, были дюжие сотрудники частного охранного агентства. Продемонстрировав распоряжение Верховного суда Квебека о депортации митрополита Виталия в Синод, прибывшие приступили к действиям. Они закончились тем, что 91-го летнего старика силой вытащили из здания и затолкали в автомобиль. На улице его уронили, и один из агентов охранного агентства упал на него. В потасовке получил удар в глаз и Михаил.

Во время всего происходящего м. Виталий снова трижды предал Михаила анафеме. Что бы потом Михаил ни писал о добром отношении к нему митрополита Виталия, троекратное анафематствование осталось снятым на видеокамеру. Оспорить эту анафему тяжело, ибо прецедент единоличного, провозглашенного вне Собора анафематствования уже был. В 1918 году единоличным указом патриарх Тихон предал анафеме большевиков.

Похищению митрополита помешала квебекская полиция. Пока шло разбирательство, сторонники митрополита связались с адвокатами, и те добились прекращения операции. На другой день апелляционный суд отменил ордер на доставку митрополита Виталия в Нью-Йорк.

Поскольку позорные фотоснимки схватки в скиту быстро появились в интернете, что вызвало скандал, Синод вынужденно отмежевался от насильственных действий и отозвал Михаила Донскова в Свято-Троицкий монастырь для расследования обстоятельств дела. Временно он был также отстранен от управления Канадской епархией.

В Канаде молятся о том, чтобы эта «михаилиада» закончилась навсегда, хотя небольшая группа сторонников Михаила в Монреале собирала подписи в его защиту и отслужила молебен об умиротворении с упоминанием Михаила. Но таких — явное меньшинство. Конфликты еп. Михала с прихожанами начались давно: со спора о строительстве нового собора вместо сгоревшего. Михаил воспылал ненавистью к тем, кого считал противниками, и в борьбе с ними применял отнюдь не христианские методы. Во враги, естественно, попали и критики Синода.

В Свято-Николаевском соборе стали распространяться гневные проповеди против «раскольников», а также подметные письма и анонимки. Результатом этих действий и других поступков “михаиловцев” стало то, что из собора на подворье к новохиротонисанному еп. Сергию (Киндякову) ушли многие прихожане, большая часть священнослужителей и регент. После того, что произошло в Мэнсонвилле, Михаил Донсков, как духовное лицо, кончен. Но он — далеко не главная проблема Зарубежной церкви.

Вера и верность, трусость и измена

В официальном заявлении Синода по поводу мэнсонвилльских событий содеянное объяснялось нарушением указаний Архиерейского собора, хотя первопричиной сложного положения был назван увоз митрополита из Синода группой “безответственных враждебно настроенных лиц”. (Присутствие полиции и сообщения очевидцев свидетельствуют о том, что митрополит уехал в Канаду по своей воле).

Многократно отмечалось, что те люди, которые сейчас сплотились вокруг митрополита Виталия — его бывшие оппоненты. В самом деле, в Нью-Йорке ему помог о. Владимир Шишков, привезший его к себе домой. Там находились дочери еп. Григория Граббе и митрополит Валентин Суздальский. Первый в свое время был отправлен митрополитом Виталием на покой, второй — запрещен в служении. Кстати, при встрече вл. Виталий и вл. Валентин приветствовали друг друга как архиереи. Тогда же митрополит Виталий де-факто снял свое прещение с вл. Валентина.

Точно так же и в Монреале митрополита поддержали те, кто в свое время выступал против решения восстанавливать сгоревший Свято-Николаевский собор. Все эти люди — не бывшие враги митрополита Виталия, а печальники о благополучии и правильном курсе церкви, не боящиеся открыто говорить правду в глаза — будь то о деятельности еп. Варнавы в России, будь то о проблемах Суздаля, будь — о бессмыслице дорогостоящего восстановления сгоревших стен бывшего протестантского храма. Некоторые за это поплатились. Но именно они и сохранили верность своему Первоиерарху.

Стоит в этой связи упомянуть и бывших “верноподданных” высокопреосвященнейшего Виталия, вроде известного монархиста Дмитрия Веймарна, бывшего келейника митрополита, переметнувшегося на службу к новому владыке. Непонятно поведение другого бывшего келейника, иерея Павла Ивашевича. Хотя он и не участвовал в мэнсонвилльской потасовке, но все же спокойно смотрел на то, как престарелого владыку силой тащили и усаживали в автомобиль.

Крайне несправедливо обвинять сторонников митрополита в злом умысле, как и обвинять его преданного секретаря в том, что она травила Митрополита Виталия лекарствами и покушалась на его деньги, тем более, что это можно было легко проверить. Уже выявлено, что эти обвинения — ложны. Другое дело, что ее чрезмерная забота о митрополите вредила церкви — секретарь стала определять: кто, когда и по какому поводу может видеть главу церкви. Нет, наверное, в РПЦЗ человека, который не высказывал бы свое возмущение по этому поводу. Но почему архиереи не положили этому конец с самого начала и не ограничили полномочия Роснянской строго определенными рамками? Встает вопрос: бездействовали ли епископы по трусости, или потому, что им так было сподручнее заниматься своими делами и постепенно менять курс церкви?

Камо грядеши?

Сближается ли нынешняя РПЦЗ с МП и смягчает ли она свою позицию по отношению к экуменизму? Многое указывает на то, что это так. Помимо сослужений с экуменистами и братских встреч с иерархами МП, были и другие признаки. Как расценить проповедь южноамериканского еп. Александра в день настолования митрополита Лавра? В ней он заявил, что сергианство и экуменизм — это просто ярлыки, а важен процесс обновления в МП, который дошел уже и до епископов. В РПЦЗ сергианство и экуменизм всегда считались ересями, а не ярлыками.

Надо признать, что в соборных документах в этом отношении на сей раз все было в порядке, даже в послании Патриарху Алексию Второму говорилось о необходимости покаяния. Только вот “Святейший” сам положил конец флирту нынешнего Синода, предложив ему объединяться безо всяких условий, и сделать это побыстрее. Декларацию же митрополита Сергия Патриарх назвал «смелым шагом» ради спасения церкви. Другими словами, предложил Синоду не привередничать.

В дело объединения внес свою лепту и президент Путин, пригласивший сначала еп. Гавриила на прием в Вашингтон, а потом его же и митрополита Лавра с визитом в Москву. Что же, пусть поедут — им там представится возможность встать рядышком с тов. Дроздовым во фрунт под звуки большевицкого гимна.

На самом деле, нет ничего страшного ни в совместных посланиях, ни в визитах, если они совершаются ради свидетельствования истины. На днях еп. Гавриил дал интервью агентству “Интерфакс”. В нем он четко выступил против сергианства и экуменизма, а также говорил о необходимости покаяния со стороны МП и прославления тех новомучеников, которые выступили против декларации митрополита Сергия от 1927 года. Если это не только личное мнение секретаря Синода, а всего Собора, то тогда стоило бы продемонстрировать на деле, что курс РПЦЗ не изменился.

Как уврачевать раскол?

В синодальном заявлении по поводу мэнсонвилльских событий не только выражается надежда на добровольное возвращение митрополита Виталия в Синод, где ему обещается достойный его высокому сану внимательный уход, но также говорится и о стремлении к уврачеванию раскола и примирению всех враждующих.

Положение осложняется тем, что по прибытии из Нью-Йорка в Канаду, митрополит, сославшись на правила Двукратного Константинопольского собора, призвал свою паству поминать его, как первоиерарха, и вместе с еп. Варнавой Каннским совершил хиротонии трех новых епископов. Таким образом, в РПЦЗ оформился раскол.

Нью-йоркский Синод РПЦЗ не признал эти хиротонии, сославшись на их неканоничность, так как они были совершены ушедшим на покой митрополитом и запрещенными епископами. Увы, о канонах в РПЦЗ сейчас говорить просто смешно. Хиротонии должны совершаться только при всеобщем согласии всех епископов, а прещения — собором из 12 архиереев при троекратном вызове обвиняемых на духовный суд. Ничего этого не делалось в РПЦЗ уже давно. Епископы выбирались келейно, даже из разведенных кандидатов, а прещения и снятия санов производились огульно малым Синодом без суда и следствия. Получается, что сейчас каждый волен выбирать те каноны, которые ему подходят.

Так вот, если разговоры о верности курсу прежних Первоиерархов РПЦЗ — Антония, Анастасия и Филарета — это не просто слова, а истинная позиция нынешнего Синода, то решить вопрос можно просто. Надо соборно осудить все действия и заявления архиереев, свидетельствующие об обратном, и снять все незаконные прещения с тех, кто протестовал против нового курса.

К моменту появления этой статьи вл. Митрополиту вернули ключи от машины, паспорт и лишь ничтожную часть конфискованных денег. Надо возвратить все остальное и прекратить все суды (по канонам епископ не может судить другого епископа светским судом). Главное же — это не только покаяться перед митрополитом за содеянное, но и совершить самое трудное: собрать общий собор, на котором подтвердить совершенные хиротонии епископов. Все новые архиереи — не в пример Михаилу Донскову — может быть, и не лидеры в светском смысле этого слова, но зато духовные, не принимающие ложь священнослужители. Признать их возможно, ибо для нынешнего Синода даже недавние “агенты КГБ в митрах” стали досточтимыми архипастырями. И такими же для МП стали вчерашние “карловчане и раскольники”. Что же тогда говорить о тех, с кем вместе служили еще недавно?

Если это произойдет, митрополит Виталий сможет со спокойной совестью уйти на заслуженный покой, и во всей РПЦЗ установится мир. Боюсь только, что человеческая гордыня или, возможно, совсем другая, тайная повестка дня нью-йоркского Синода не позволит гонителям митрополита Виталия сделать этот единственный верный для достижения мира и единства Зарубежной церкви шаг.

Евгений СОКОЛОВ
Канада

Вернуться к началу

----------------------------------------------------

  Rambler's Top100  TopList