Получено 8 ноября 2001 г. Итак, как было подмечено ранее, "тайное" всё более становится явным. В другом описании Мансонвильских гонений Первоиерарха РПЦИ отец Спиридон сделал упор на то, что происходило с Владыкой Митрполитом в госпитале. В данное повествование еп. Владимира редакция добавила соответствующие интернетовские ссылки.

Оглавление

-------------------------------------------------

Принудительное отправление Митрополита Виталия в психиатрическую лечебницу

"Иуда! целованием ли предаешь Сына человеческого?" (Лук. 22, 48).

Нижесвидетельствуемые события описываются так, как их увидел и воспринял автор, прямым очевидцем которых он являлся.

Вечером 19 октября/1 ноября 2001 г. на день памятивеликомученика Артемия в Свято-Преображенском скиту селения Мансонвилль мы начали в 6 ч. веч. вечернее богослужение, на котором присутствовали: Митрополит Виталий, Еп. Варнава, архим. Варфоломей, игум. Стефан, прот. Сергий Петров, иеромонах Владимир (на тот момент служащий священник) и ещё один паломник.

Богослужение происходило тихо и спокойно, стараясь по мере духовных сил удерживаться в рамках монастырского уклада. Нужно отметить, что в здешней горной местности в это время года темнеет очень рано, поэтому уже к моменту описываемых ниже событий на улице установилась полная темнота.

После обычного каждения на 8-й песни канона (было уже около 8-ми часов вечера) я, зайдя в алтарь, услышал (как, впрочем, и все присутствующие в храме) довольно внезапные и сильные стуки в дверь, которая была закрыта во избежание хотя и маловероятных, но всё же порой неожиданных пришельцев-туристов, которые, случалось, если не были предупреждены о правилах поведения в православном храме, вносили сумятицу в молитвенный настрой богослужения. Но то, что случилось дальше, превзошло все возможные ожидания. Стуки в дверь становились всё сильнее и настойчивее, создавая напряжённость и, видимо, имели целью быть с некоей претензией на психологическую обработку находящихся внутри храма.

"Что это такое? Что происходит?" -- спросил Вл. Митрополит. Ответив Владыке Виталию, что совершенно затрудняюсь представить, что бы это могло быть и, попросив Владыку не волноваться, я посмотрел в окно, чтобы попытаться понять смысл внезапного и мало-деликатного вторжения непрошеных "гостей" в нашу тихую обитель. Во дворе между храмом и монастырским зданием стояло несколько машин и какие-то люди суетились, бегая от дома к храму и обратно. В темноте, при недостаточном внешнем освещении, было трудно разобрать, что именно это за люди, а потому мы решили, до более точного выяснения, двери им не открывать. Для этой цели один священник вышел через алтарную дверь и направился к боковым входным дверям, где происходила вся эта излишне кем-то подогретая суматоха. Увидев полицейских и ещё каких-то людей, потребовавших немедленно видеть Митрополита Виталия Устинова, этот священник им популярно объяснил (на французском языке), что не нужно с таким нездоровым усердием брать приступом Божий храм -- через 15-20 минут закончится богослужение и тогда они смогут спокойно встретиться с Митрополитом. Но они не пожелали внять этому мудрому совету, а с ещё большей настойчивостью продолжали форсировать своё же неопределённое положение.

Когда мы с Владыкой Виталием увидели в окно, что среди осаждающих наш монастырский храм имеются люди в полицейской форме, то только тогда было решено открывать им входные двери.

В алтарь, где находился Владыка Митрополит и я, как служащий священник, ворвалось сразу несколько вооружённых огнестрельным и другим оружием полицейских, в том числе молодая женщина, одетая в полицейскую форму, и адвокаты, представляющие интересы Михаила Донскова (т.е. "епископа" Михаила. Почему я пишу слово "епископ" по отношению к этому человеку в кавычках -- этому я дам своё, полагаю обоснованное, объяснение ниже).

"И, когда еще говорил Он, вот, Иуда, один из двенадцати, пришел, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и старейшин народных" (Матф. 26,45).

"В тот час сказал Иисус народу: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями -- взять Меня; каждый день с вами сидел Я, уча в храме, и вы не брали Меня" (Матф. 26, 55).

Находясь у св. престола, и увидев эту картину осквернения св. храма (по правилам Православной Церкви входить в храм /а тем более -- в алтарь/ с оружием строго запрещено; также Св. Церковь возбраняет входить во св. алтарь женщинам), меня охватило возмущение и, подойдя к ним, я стал стараться объяснить как мог, в основном, полицейской даме, чтобы она покинула алтарь, так как её присутствием в нём нарушается одно из преданий Церкви Христовой. Я также отметил, что после её присутствия это св. место нужно будет окроплять св. водой (что впоследствии и было выполнено с прочтением "молитвы от осквернения храма от еретиков и отступников иже во святых отца нашего Никифора исповедника, Патриарха Коистантиня града"). Необходимо отдать должное её пониманию -- она без споров и с готовностью вышла на солею. Между тем, вечернее богослужение продолжалось, не прерываясь ни на минуту. Конечно, никакое молитвенное внимание в то время уже не было возможным, так как приходилось вперемешку то возглашать ектении, то разговаривать с полицейскими, объясняя им всю абсурдность их насильственной ночной облавы. Им было указано на часы, которые беспристрастно свидетельствовали о довольно позднем уже времени: 8 часов 09 минут вечера. Также им было сказано, что их действия в точности напоминают "советские" кэгэбэшные методы -- внезапные аресты под покровом темноты. На это представители полиции ответили, что лишь выполняют свой долг службы, после чего, правда, они заметно остепенили свою "активность" и вели себя дальше более корректно, по-прежнему продолжая оставаться в алтаре и дожидаясь окончания богослужения. Они были "правы" -- грех морального надругательства над престарелым Предстоятелем Русской Православной Зарубежной Церкви лежал не на них, нейтральных исполнителях, а на заказчиках этого позора, впоследствии вылившегося на их же головы. "Не рой ямы другому: сам попадешь в нее; не расставляй другому сети, сам запутаешься в них" — наставляет премудрый Сирах (сравн. гл. 27, ст. 29).

В чём же была причина их насильственного посещения с целью захвата Первоиерарха? "Судебное постановление: психиатрическая экспертиза Виталия Устинова" — мотивировали они. Этот судебный акт, предъявленный ими, мы рассмотрим ниже.

Вскоре в алтарь храма зашёл сам заказчик, или "проситель" (как это именуется в судебном акте), этого надругательства над Митрополитом Виталием -- "епископ" Михаил (Донсков).

"Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его. И, тотчас подошед к Иисусу, сказал: радуйся, Равви! И поцеловал Его. Иисус же сказал ему: друг! Для чего ты пришел? Тогда подошли, и возложили руки на Иисуса, и взяли Его" (Матф. 26, 48-50)

Прежде всего хочу отметить, что меня удивило то обстоятельство, почему "епископ" (Михаил), в силу своих прямых и святых обязанностей архипастыря (учителя и защитника святого алтаря), не предупредил заранее полицейских о невозможности вхождения в алтарь женщины и внесения туда оружия, и хотя бы не попытался воспрепятствовать этому осквернению святыни, но напротив, казалось, способствовал этому.

Уместно здесь вспомнить одну из мотивировок синодалов об удалении личного секретаря Митрополита Виталия г-жи Л. Д. Роснянской из синодального здания -- о "невозможности пребывания в Епископском доме женщины". В этом "каноническом преступлении" "блюстители синодальной чистоты" обвиняли Первоиерарха РПЦЗ... И вот мы видим, как представитель этих самых синодалов направляет в алтарь храма мужского монастыря вооружённую женщину...

Войдя а алтарь, "епископ" Михаил не посчитал нужным сделать три положенных поклона перед св. престолом и облобызать его и Напрестольное Св. Евангелие, а сразу направился к Владыке Виталию и, без "братского" целования, на вопрос Митрополита: "В чём дело!?", взяв его за локоть, ответил: "Сейчас нужно успокоить мiр".

"Один же из них, некто Каиафа, будучи на тот год первосвященником, сказал им; вы ничего не знаете; и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб. Сие же он сказал не от себя, но, будучи на тот год первосвященником, предсказал, что Иисус умрет за народ, и не только за народ, но чтобы и рассеянных чад Божиих собрать во едино" (Иоан. 11, 49-52).

"Сейчас нужно успокоитьмiр"... Мне показались странными эти слова викарного "епископа": "успокоить", -- через признание психически невменяемым Первосвятителя Русской Церкви, -- предстояло не разыгравшуюся смуту в Церкви, не возлюбленную и соблазнённую паству, не церковный народ, а именно "мiр", лежащий во зле и враждующий против Бога. Поэтому я подошел к Владыке Виталию и, взяв его осторожно под руку, сказал: "Владыко, не поддавайтесь и не слушайте -- это настоящая провокация". "Да, да!" -- ответил Владыка Митрополит. Мои слова не были основаны на пустом риторическом приёме голословного обвинения -- вскоре они подтвердятся медицинским свидетельством полной вменяемости и даже работоспособности Первоиерарха...

На моё обеспокоенное предупреждение Вл. Виталию "епископ" Михаил, на мой взгляд, недостаточно любвеобильно, как подобает архипастырю, посмотрев на меня, с небольшим повышением голоса сказал: "Ты -- молчи!!!". На это я ответил, что в данный момент разговариваю, вообще-то, не с ним, а с Владыкой Митрополитом...

----------------------------------------

...Здесь мне хотелось бы сделать небольшой экскурс в историю некогда поразившего меня разговора с епископом Михаилом Торонтским, когда мы возвращались вместе в автомобиле после службы в Храме-памятнике Покрова Пресвятой Богородицы г. Оттавы в город Монреаль. Тему разговора начал епископ Михаил. Он говорил о том, как католики "интересуются Православием". Слово "православие" он выделял с особым ироничным оттенком, произнося его по слогам и делая ударение на всём слове, а особенно на последнем слоге: "пра-во-сла- ви-ЕМ". Затем епископ Михаил перешёл в область "богословского новотворчества" заявив, что слово "православИЕ" выдумали евлогиане и что он, епископ Михаил, якобы, "борется с православиЕМ" ("я борюсь с православиЕМ" -- сказал тогда владыка). На моё недоумение, как же тогда быть с выражением "православный христианин", епископ-реформатор ответил, что произносить: "православный христианин" будет правильным, а слово "православИЕ" -- неправильно само по себе... "Ну, -- подумал я, -- начитался владыченька какой-нибудь литературы по апофатическому (отрицательному) богословию (прим. авт.: некоторые Свв. Отцы пользовались в изложении своих творений приёмами апофатики, например, св. Дионисий Ареопагит) и вот теперь самостоятельно "богословствует". "Только не говорите это с амвона, -- посоветовал я, грешный, архипастырю, -- а то паства может не понять Вас". "Я уже говорил" -- ответил владыка с чувством непоколебимой правоты. Я был тогда настолько поражён сказанным епископом Михаилом, что не знал: верить ли мне тому, что услышал...

Для опровержения "богословских" опытов еп. Михаила, достаточно вспомнить, что термин "православие", греч.: "ортодоксия" широко употреблялся в эпоху Вселенских Соборов, а не "выдуман был евлогианами", как утверждал владыка (см. 7-е Правило II-го Вселенского Собора). В Первую Неделю Великого Поста совершается особая служба с анафематизмами, именуемая Св. Церковью как "Торжество Православия". Тропарь Исповеднику 8-го гласа начинается словами: "Православия наставнице…". В пятой стихире осмогласника (служба 1-го гласа) на "Господи воззвах", именуемой анатолиевой, поётся: "...утверди православием Церковь Твою, Христе...". Неужели епископ Михаил этого никогда не слышал?...

-----------------------------------------------

Тем временем, видя, что я продолжаю поддерживать Вл. Митрополита под руки, "епископ" Михаил стал насильно отталкивать мои руки (во св. алтаре! К тому же на мне был одет епитрахиль), надавливая своими ладонями на мои предплечья. Позже мне вспомнился из Книги Правил один из канонов, лишающий священнослужителя сана за рукоприкладство. "Don't touch me" ("не прикасайтесь ко мне") — сказал я "епископу" по-английски. После этих слов один из адвокатов "Майкла Донскова" тут же набросился на меня (сделал угрожающий выпад), с весьма исказившимся от ужаса и злобы липом. Видимо, он прекрасно осознавал (как мне объяснили позже), что и сам "Майкл Донсков" за подобные действия (физического контакта) может быть привлечён к уголовной ответственности. После этого адвокат тот уже никогда не мог успокоиться, с тревожным выражением лица расхаживая взад и вперёд и жуя непрестанно жевательную резинку. Позже адвокаты особо предупредят полицейских, что "при посадке Митрополита в полицейскую машину, только бы они не трогали его"...

Богослужение уже заканчивалось и я, выйдя на амвон для произношения сугубой ектении, увидел, что боковые двери храма открыты настежь и в, с трудом отопленный, храм щедро поступает холодный воздух с улицы, Когда-то я читал в книжке "О правилах хорошего тона", что о степени культурности человека может свидетельствовать даже то, как он открывает и закрывает входные двери. Боясь, как бы не простудился Митрополит и не простудиться нам всем молящимся, -- столпившимся у двери и осадившим наш храм людям было указано закрыть двери и, вообще, прекратить гвалт, так как в церкви -- доме Божием положено молчать, внимая молитвам, а не шуметь. Это замечание вызвало у них только очередное недовольство.

Митрополит в алтаре продолжал объяснять полицейским, что он находится у себя дома, что он является канадским гражданином и что он никуда не поедет. Не соглашаться никуда, "на ночь глядя", ехать Вл. Митрополиту посоветовал его адвокат, с которым уже успела связаться личный секретарь Первоиерарха. Владыка Виталий, было видно, был очень взволнован, как он позже выразился, этим "насильственным" вторжением.

Богослужение благополучно (благодарение Богу!) закончилось и все проследовали в жилой дом напротив храма для более спокойного обсуждения причин хамского вторжения в монастырь незваных, неприветливых и вооружённых "гостей".

В это время произошла ужасная для "епископа" Михаила трагедия. "Бог поругаем не бывает". "Яко весть Господь путь праведных и путь нечестивых погибнет" (Пс. 1, ст. 6). Владыка Митрополит Виталий, увидев стоящего неподалёку от дорожки "епископа" Михаила, подошёл к нему и, подняв указательный палец правой руки и направив его в грудь "владыки" Михаила, решительно и твёрдо ему сказал: "Если ты это сделаешь (т.е. если меня по твоему наущению все же повезут в психиатрическую больницу) -- АНАФЕМА тебе !!!" (Некоторые авторы в Интернете искажают дословность этих важных и ответственных слов Митрополита, хотя, впрочем, и не меняют сам смысл. Дело в том, что после изгнания личного секретаря Вл. Виталия из синодального дома, мы были уже готовы к подобным "историям". А поэтому и фиксировали не только каждое слово с большой тщательностью, но и записывали в блокнот точное время начала тех или иных событий. Повторяю эти важные и исторические слова Митрополита: "Если ты это сделаешь -- АНАФЕМА тебе!!!). "Епископ" Михаил своей рукой очень цепко схватил руку Митрополита и залепетал: "Владыко, Владыко...". Вл. Митрополит выдержав небольшую паузу и видя нежелание "епископа" Михаила раскаяться в коварном предательстве, унижении и досаждении Первоиерарху такими нецерковными действиями, попытался вырвать свою руку из "рукопожатия" (скорее -- рукосжатия) "еп." Михаила, Но не тут-то было. "Еп." Михаил продолжал сжимать руку Владыки Виталия, не выпуская её. Каждому монаху и даже послушнику известно, что такие произвольные, вне церковного чина, прикосновения совершенно недопустимы. Тем более -- "прикосновения" насильственные, как, например, самочинное хватание руки старшего (да и младшего) по духовному чину. Тогда сам Митрополит, с помощью одного священника, большим усилием воли вырвал свою руку из руки "еп." Михаила. Владыка Виталий, сделав два шага по направлению к дому, опять громко и отчётливо сказал: "АНАФЕМА тебе!!!". И, уже зайдя в дом, ещё раз печально, но торжественно произнес: "АНАФЕМА тебе !!!"…

Таким образом, Первоиерарх РПЦЗ Митрополит Виталий трижды анафематствовал "епископа" Михаила (Донскова).

Вспоминаются знаменитые слова св. Исповедника Патриарха Тихона, который единоличной властью анафематствовал большевиков и всех им пособствующих:

"Властью, данной нам от Бога, анафематствую вас, извергов рода человеческого...". Тут важно отметить, что, ко всему прочему, "епископ" Михаил также презрел 6-е Правило Св. Апостолов: "Епископ, или пресвитер, или диакон, да не приемлет на себя мирских попечений. А иначе да будет извержен от священного чина". Всех нас, сторонников Митрополита Виталия, удивил один немаловажный возникший вопрос, объяснение которому пусть каждый даст себе сам самостоятельно: как мог "епископ" Михаил не только участвовать в "группе захвата" Митрополита, но и совершать это вместе с вооружёнными людьми? Епископ?… Хотя, должен откровенно признаться, этот человек своим поведением (особенно в алтаре) напоминал мне больше не епископа, а инструктора "коммандос"... или настоящего ОМОНовца.

Митрополит сел в кресло и, опустив голову, задумался. Затем, подняв голову, он сказал в сторону "еп." Михаила; "как он может после всего этого ещё служить?...". Свидетели анафематствования Первоиерархом "епископа" Михаила следующие: Епископ Каннский Варнава, архимандрит Варфоломей, протоиерей Сергий Петров и иеромонах Владимир.

И тут мы только заметили, что, оказывается, "нападение со стороны противника было массированным и предпринято во всех направлениях" -- оно было тщательно продумано и заранее распланировано -- среди группы захвата оказались полицейские представители иммиграционной службы. Зачем, спрашивается, для "психиатрической экспертизы" Митрополита понадобилось привлечение службы иммиграций, когда всем уже давно известно, что Владыка Виталий является канадским гражданином? Захотелось досадить депортацией кому-нибудь из окружения Вл. Митрополита? (и лишить его, тем самым, необходимой помощи). Такая-то "забота" о здоровье Вл. Виталия? Кстати, особенно тщательно только у меня "почему-то" представители службы иммиграции проверили наличие необходимых документов и, убедившись, что всё в порядке, сказали, что "проблем никаких нет".

Принесенный фотоаппарат в наших руках оказался отличным индикатором их внутреннего состояния, "правоты" и настроения. После первой же вспышки лампы фотоаппарата, в рядах противника стала заметна настоящая паника. "Герои" засуетились... Полицейская дама первая стала запрещать нам фотографировать, но мы ответили, что, в реальности, находимся не у неё в гостях, а у себя дома, а потому делаем то, что считаем необходимым. (К тому же, "в чужой монастырь со своими уставами не лезут". И особенно дамы -- в мужской...). Другой полицейский что-то сказал своей коллеге и она сразу успокоилась. Мы продолжили фотосъемки исторического поругания...

Следующим фото-объектом стал секретарь "епископа" Михаила -- товарищ Георгий Новицкий. Слово "товарищ" я написал намеренно, потому что, скажу откровенно и нимало не преувеличивая, за многие годы своего пребывания среди советских граждан (не путать с русскими!) и даже фанатичных коммунистов, я никогда не встречал более осоветченного человека, нежели Г. Новицкий. От него исходит какая-то редкая внутренняя, духовная тревожность. После того, как Новицкий был мною сфотографирован, он, не смогши удержать свой порыв раздражительности, бросился ко мне и с такой силой сдавил фотоаппарат, что тот даже немного хрустнул. При этом он придавил мой большой палец правой руки, причинив мне боль. Честно признаюсь, я не обиделся на него (Бог ему Судья), но прямой долг каждого пастыря "не закрывать глаза" на бесчиния, а вскрывать их -- для пользы самих же бесчинствующих. Некогда и Господь не молчал, но сказал ударившему Его: "что ты бьешь Меня" (Иоан. 18, 23). Я сделал замечание Новицкому (в надежде на его раскаяние), что он причинил боль священнику, но секретарь (по бандитизму?) "епископа" Михаила не только не счёл нужным принести свои, хотя бы элементарные человеческие, извинения, но, напротив, почему-то отбежав к входной двери, бездоказательно воскликнул: "Ты -- агент!...". Подобным новицким, людям совершенно церковно-необразованным, для их же спасения нужно чётко усвоить следующие Правила из "Номоканона, сиречь Законоправильника":

Четвертагособора: "Яко не подобает просту (т.е. мирянину) укорити священника, или бити, или поношати, или клеветати, или обличати в лице, аще убо и истинна суть (т.е. даже если обвинения имеют основание). Аще постигнет сие сотворити, да проклянется мирский, да отмещется из церкве, разлучен бо есть Святыя Троицы, и послан будет во Иудино место".

Седьмаго собора: "Яко не подобает мирским повелевати священнику...".

Апостола Павла: "Аще кто укорит священника, да запретится лето едино (т.е. на один год)"...

В это время один из полицейских уже разговаривал по телефону с адвокатом Вл. Митрополита (разговор длился минут сорок), который, так же как и мы, просил дать возможность после более чем двухчасовой церковной службы уставшему девяностооднолетнему Владыке отдохнуть, и перенести его посещение госпиталя на утро следующего дня, но адвокаты "Майкла Донскова" оставались непреклонными.

После разговора с адвокатом отношение полицейских к нам изменилось, и даже стало проявляться с явной симпатией. Один из полицейских даже доверительно заметил, что это неприятное событие ему напоминает Гефсиманию. Полицейский этот оказался католиком. Т.е. "епископ" Михаил ввёл в алтарь не только женщину, но и католика...

И всё же отрадно было слышать и видеть, что полицейские, уяснив ситуацию, более симпатизируют нам, а не группе захвата. (Позже один священник, пересекающий канадскую границу из США, будет остановлен таможенниками и подвергнут допросу, выясняющему -- "не собирается ли он подавать в суд на Митрополита Виталия, так как они очень обеспокоены некрасивой историей, случившейся в Мансонвилле". Но узнав, что этот священник является верным сторонником Митрополита Виталия, служители таможни, облегчённо вздохнув, сразу же дали ему "добро" на въезд в Канаду). Таким образом, можно сказать, что даже нецерковные государственные ведомства оказали большую заботу и сочувствие уважаемому иерарху Церкви, нежели свои "собратья".

Здесь будет уместно уже рассмотреть тот "Судебный акт", на основании которого Владыка Виталий был подвергнут насильственному психиатрическому обследованию. Несовершенный перевод с французского языка на русский из-за специфики терминологии. Итак:

Судебный акт

(Причины)

1. На основании просьбы о психиатрическом экзамене.

2. На основании документации.

3- Просьба обоснована частично (выделено и подчеркнуто авт.)

Проситель -- Михаил Донсков (т.е. "епископ" Михаил)

Против -- Виталия Устинова (т.е. Митрополита Виталия)

Вызов в суд (привлечены к делу):
Георгий Новицкий (George Elie Novy) и
Людмила Роснянская

Указание психиатрического экзамена

Госпиталь должен дать свое заключение не позже, чем через 7 дней.

Пункт 9. Трибунал обязывает полицейских доставить вызываемого в этот госпиталь даже если последует отказ от вызываемого.

Пункт 10. Трибунал приказывает, чтобы вызываемый был помещён в этом госпитале для проведения психиатрической экспертизы.

Пункт 11. Трибунал приказывает директору госпиталя в течение 7 дней после экзамена дать рапорт о результате психиатрического экзамена.

Узнав от полицейских, что в случае категорического отказа с нашей стороны везти Владыку Виталия в госпиталь, они всё равно его доставят, мы решили не усугублять моральных травм Митрополита и дали своё согласие не препятствовать им, с условием сопровождения Владыки до больницы.

В 9 часов 08 минут вечера мы выехали вслед за полицейской машиной, везущей Митрополита и его личного секретаря.

В 10 часов 40 минут вечера мы приехали в госпиталь г. Шербрука.

Владыку Митрополита поместили в "приёмный покой", который "покоем" можно назвать лишь условно. В этой комнате, до невозможности прокуренной, имелся отдельный кабинет с большими зеркальными окнами, через которые, как мы узнали позже, за нами внимательно наблюдал специалист-психиатр, который после часа наблюдения сказал, что "это нормальные люди и у них нормальное поведение"). В этой же небольшой комнате, в двух метрах от Владыки Виталия, сидел за столом какой-то психически нездоровый человек, который непрестанно, с интервалом в 5-7 секунд, то поднимал, то опускал на стол пустую жестяную банку из-под газированного напитка и нажимал, якобы, какую-то кнопку под столом. Но и это Владыка вынес терпеливо.

Владыка Первоиерарх о чем-то задумался и через некоторое время произнёс; "да, всё это нужно подробно описать" (что и делает автор-очевидец с его архипастырского благословения).

Из-за большой накуренности помещения мы перешли в коридор, где продолжали ожидать, пока Митрополиту не отведут отдельную комнату. Во всё это время ожидания полицейский сторожил Вл. Виталия, не отлучаясь ни на минуту. Мы очень волновались и переживали за Владыку, а поэтому испросили у него благословения читать молитвы Печерским святым вслух.

В 12 часов ночи Владыку поместили в палату психиатрического госпиталя, которая производила такое удручающее впечатление, что напоминала больше темницу, о чём сказал сам Митрополит.

"Ирод же четверовластник, обличаемый... прибавил ко всему прочему и то, что заключил Иоанна в темницу" (Лук. 3, 19-20).

Какой-то перевязанный, весь в бинтах, буйный больной попытался ворваться в палату к Митрополиту, но санитары еле-еле успели его оттащить. На одной из фотографий видна рука этого больного, пытающегося проникнуть в комнату к Владыке. Присутствовать с Митрополитом было позволено только одному человеку (с Владыкой осталась его секретарь), поэтому мы, испросив у Вл. Митрополита благословения и пожелав ему стойкости и спокойствия о Господе, удручённые и печальные отправились домой.

В 1 час 20 минут ночи мы возвратились в Свято-Преображенский скит. Утром, около 9 часов утра, нам позвонила из госпиталя секретарь Митрополита и сообщила, что Владыка от перенесенного потрясения и переживания всю ночь не спал, и что под утро от волнения и слабости у него начали дрожать руки. Вскоре должно было начаться обследование. Мы подумали, что при таких условиях (15 часов без сна и еды -- с начала вечернего богослужения в 6 часов вечера предыдущего дня, когда Митрополит был внезапно подвергнут оккупации, и до 9 часов утра следующего дня Владыка не спал и не ел) любой и молодой здоровый организм может показать неважные результаты при экспертизе. Но как известно, по воле Божией, Митрополит Виталий был признан находящимся в добром здравии и даже работоспособным (в 91 год).

Правда, как всегда, восторжествовала -- Благодарение Богу! Злоумышления клеветников были посрамлены.

"Первосвященники и старейшины и весь синедрион искали лжесвидетельства против Иисуса, чтобы предать его смерти, и не находили: и хотя много лжесвидетелей приходило, не нашли" (Матф. 26, 59-60)…

Иеромонах Владимир (ныне -- епископ Сакраментский).

--------------------------------------

Р.5. В "Заявлении из канцелярии Архиерейского Синода РПЦЗ по поводу принудительного медицинского освидетельствования Митрополита Виталия" от 1 ноября (нового стиля) за подписью Секретаря Синода епископа Гавриила встречаются следующие строки: "Присутствовавший там иеромонах Владимир, обращаясь к Митрополиту, беспрерывно повторял: "Не слушайте их, Владыко, они все ушли в Московскую Патриархию!"

Откуда известно это еп. Гавриилу, когда он там не присутствовал?

Ответственно заявляю, что приписываемая мне фраза является оговором. Похожая фраза звучала совсем по-другому и была сказана в присутствии "епископа" Михаила...

Во-первых, "беспрерывно" что-то подобное не имело смысла повторять, а, во-вторых, шло вечернее богослужение и на это просто не было возможности, так как в перерывах между ектениями и возгласами приходилось так же разговаривать с полицейскими, и вооружённой дамой, чтобы она покинула алтарь.

И потом, кто эти "они все"? Мне не верится, что физически уйдёт в Патриархию даже сам епископ Гавриил, потому что это будет откровенным надругательством над памятью его деда -- святого Новомученика. Но духовно сторонники объединения с МП уже там, что подтверждается открытым исповеданием этих сторонников о евхаристическом общении с экуменической сербской Церковью, имеющей литургическое общение с патриархией и исповеданием "организации экуменизма и сергианства" "частью Русской Церкви", что является уже догматической ересью, т.к. "Церковь едина" (Архиепископ Виталий Максименко говорил: "Патриархия нарушила догмат о Церкви").

К тому же, духовно и нравственно поставляют себя вне Церкви такие архиереи, как еп. Гавриил, дерзнувший безответственно во всеуслышание объявить в своем Заявлении, по указанию архиеп. Марка (Арндт), что Первонерарх РПЦЗ Митрополит Виталий, якобы, "не отдавал себе отчёта" в значении своего Окружного Послания; и архиеп. Марк, в духовном ослеплении имевший дерзость назвать Окружное Послание Главы РПЦЗ "позорным", и тем не только публично оскорбить своего Предстоятеля, но и, следовательно, наименовать исповеданное им строго православное вероучение "позорным". И многие архиереи при этом промолчали, не посмев заградить уста неправды. Разве может быть с такими "архипастырями" что-нибудь общее?

Для исправления неправды, распространённой Секретарём Синода РПЦЗ еп. Гавриилом официально повторяю ту фразу, которую мне ложно интерпретируют: "Владыко, не слушайте их, они хотят соединиться с Московской Патриархией. (А потому и устраивают подобные "психиатрические" провокации, как бы звучало в контексте). "Они" -- это именно те, кто и прибегает к таким советско-сергианским методам воздействия. Через свои заявления открыто позорят, унижают, оклеветывают Вл. Митрополита и тут же, якобы заботясь о его здоровье, через судебные инстанции принудительно помещают его в психиатрический госпиталь в сопровождении вооружённой полиции. Епископ не может судить епископа (как и любой клирик -- клирика) через гражданский суд -- это каноническая аксиома.

Поэтому представителям синода РПЦЗ нужно не оправдывать свои откровенно нецерковные действия, а каяться в них, ибо единомыслие в вере достигается не принуждением "психиатрического" обследования, не привлечением через судебные инстанции, а через покаяние в заблуждениях и твёрдое стояние в заповеданной Св. Отцами истине Христовой.

Мне не верится, например, что православный пастырь критерием верности и правдоподобности Евангельского учения, которому следует Митрополит Виталий, может считать лишь "психиатрическою экспертизу" и опираться на её относительный, в духовном плане, авторитет.

+ Епископ Владимир
26 октября/8 ноября 2001 г.
Великомуч. Димитрия Солунского и с ним убиенных.

Вернуться к началу

----------------------------------------------------

  Rambler's Top100  TopList