lenin.jpg (3780 bytes)  

"Ленин умер, но дело его живёт"
"Кадетская перекличка", № 60-61, март 1997 г., под заголовком "Лозунги и заповеди"


Приёмная

Оглавление

Ссылки

Пишите нам!

   

Этот, до банальности знакомый девиз, появившийся почти сразу после смерти Ленина, напомнила мне статья "Вождь мирового пролетариата по-прежнему будет иметь в Черкассах улицу" с подзаголовком -- "Памятник ему тоже устоял". Статья эта была напечатана в газете "Киевские ведомости" от 5 октября 1996 г. На сопровождающих фотографиях был показан угол дома с табличкой "ул. ЛЕНИНА" и памятник "вождя" в знакомой позе с рукой, зовущей в "светлые дали коммунизма". Напомню читателю, что сразу же после появления этого лозунга, появился и такой анекдот (быль?).

Старушка приходит в ленинский мавзолей, становится у его чучела, и безутешно рыдает. Часовой ей говорит: "Не плачь, мамаша, ‘Ленин умер, но дело его живёт’". "Да я вот потому и плачу, сынок", -- отвечает старушка. -- "Лучше бы он жил, да чтоб дело его умерло".

В статье излагается что, в своё время, черкасские городские власти намеревались убрать с карты города "излишне заидеолизированные" названия улиц. С этой целью при "горисполкоме" (да, читатель, там всё по-прежнему) был создан топонимический комитет. Он разработал и представил на очередную сессию "горсовета" подробные предложения по переименованию улиц, а также по вопросу о "демонтаже" памятника В.И. Ленину на центральной площади.

Однако, как говорится в статье, "неожиданно для многих такая повестка дня мгновенно накалила обстановку". В первый день работы сессии "мэрию" пикетировали сразу три политические организации. Представители областной организации "ХДПУ" ("Христианская демократическая партия Украины"? В статье не даётся расшифровки) призывали депутатов принять предложения топонимического комитета, коммунисты и социалисты протестовали, а союз предпринимателей, оставив проблему названий без внимания, требовал отмены платы за "патенты".

Среди депутатов тоже не было единодушия, особенно, когда узнали, что переименование улиц обойдётся в 10 тысяч гривен (приблизительно 5880 долларов). Один депутат, "главврач" городской детской больницы, рассказав о бедственном положении в больнице, заключил, что "Избиратели могут подумать, что у нас нет более важных дел". Другой заявил, что "избиратели нас просто не поймут". И предложения топонимического комитета провалились. Добавлю, что в Киеве, тоже в центре города, по-прежнему красуется "Ильич". К сожалению, времени у меня не было, чтобы узнать положение дел с этим памятником.

Такое отношение к памятникам своих палачей, да и вообще ко всему марксисткому наследию, весьма характерно для всех республик бывшего Советского Союза (за исключением, может быть, Прибалтики; там я не бывал). В Минске, например, во время моего первого визита в сентябре 1993 г., такой же, примерно, памятник Ленину, красующийся перед зданием белорусского "парламента",   неприятно резанул мне глаз. Я тут же спросил сопровождающего нас правительственного служащего:

"А вам этот памятник не мешает? Ведь, в процентном отношении, он, наверное, угробил столько же белоруссов, сколько и русских".

На что он совершенно серьёзно ответил:

"Да, знаете, городская архитектурная комиссия рассматривала этот вопрос, но высказалась против, так как он хорошо вписывается в архитектурный ансамбль площади.

Обретя дар речи, который я временно потерял от такого ответа, я попытался апеллировать к здравому смыслу моего собеседника (человека, кстати, совсем не про-коммунистических взглядов):

"Но, если дело всего лишь в сохранении ‘архитектурного ансамбля’, то, наверное, можно поставить памятник на этом же постаменте какому-нибудь белорусскому герою? Ну, скажем, Янке Купале, Якубу Коласу, деду Талашу или, на худой конец, Островскому"?

Первых трёх названных мной лиц он знал, про четвёртого же спросил:

"Который это Островский? Драматург"?

"Нет", -- ответил я злорадно. -- "Этот Островский был президентом Белоруссии во время немецкой оккупации, где-то в 1943-44 годах”.

Здесь пришла очередь моего собеседника впадать в шок: все лица, сотрудничавшие с немцами, представлялись советской пропагандой в течение всего послевоенного периода, как отъявленные негодяи и "изменники родины".

Дав своему собеседнику оправиться, я продолжил нашу "идеологическую беседу”:

"А вот ещё, на фронтоне вашего парламента, красуется старый советский герб? А это почему? Ведь новый белорусский герб – погоня"? (белый скачущий рыцарь на красном фоне).

На что я снова получил очередной ошеломляющий ответ:

"Да, вы правы, и новый герб уже заказан, да всё у них там какие-то задержки с исполнением заказа. Но мы, наверное, сделаем с ним так же, как и немцы во время оккупации 1941-44 гг".

Не зная, как сделали немцы, я попросил его пояснить.

"Расположившись как раз в этом здании", -- сказал он, -- "они не стали выламывать советский герб из капитальной стены, а просто повесили щит со своим орлом со свастикой в когтях поверх советского герба. После прихода Красной армии немецкий щит сбросили и всё стало на свои места".

Я не удержался и сказал:

"Вы, значит, тоже не расчитываете здесь долго быть?"

Повторяю, такое доброжелательно-терпимое отношение и к Ленину, и к марксизму, и ко всему советскому строю наблюдается во всех республиках бывшего СССР. Так, на президентских выборах в Российской Федерации ("РФ”) летом 1996 г. коммунистическая партия получила около трети голосов! Сравним: в 1917 г. во время выборов в учредительное собрание "сам" Ленин набрал всего лишь около 25%. Но в то время народ знал Ленина и партию большевиков только по их хлёстким лозунгам -- "мир хижинам, война дворцам", "грабь награбленное", "фабрики -- рабочим, земля – крестьянам" и пр. демагогия. Казалось бы, что сегодня, после многолетнего террора и полного и явного банкротства марксизма, народ должен был бы с негодованием отвергнуть попытки последователей этой идеологии возвратиться к власти. Но этого не произошло. О Ленине, в частности, всё ещё бытует устоявшийся миф о том, что дескать "был бы Ленин жив, всё было бы в порядке". О зверствах Ленина и о том, что Сталин просто-напросто усердно проводил в жизнь "заветы Ильича", народ, в общем, не знает. Мумия его продолжает почётно покоиться у кремлёвских стен, 7-е ноября официально отмечается (см. заявление Конгресса русских американцев по этому поводу), как годовщина "великой социалистической октябрьской революции", русская история продолжает по-прежнему преподаваться по учебникам, написанным в лучших традициях "советской исторической науки" -- вся тысячелетняя история России преподносится, как сплошное угнетение народа. В начале народ угнетался феодалами, потом князьями, царями, боярами, купцами, "попами", "кулаками" и пр. и тому подобное. И только "великая октябрьская" принесла освобождение народа от "проклятого царизма". Начисто "забывая" при этом, что все 75 лет советского строя народу упорно прививался жизненный принцип Гулага "выживи -- за счёт другого".

Всё это говорит о том повальном опустошении душ русских людей, которое произошло после отхода от православия. Придя в полное ничтожество (и материальное, и, особенно, моральное) люди не видят, что ответ на все их беды в решении не экономических проблем, а -- духовных. Доказательств этому хоть отбавляй. Так, во всех республиках бывшего СССР всё идёт в соответствии с жизненным принципом, выработавшимся в течение 75 лет советской власти: "кто не ворует, тот не ест" -- на "зарплату", как известно, жить было невозможно. При этом воровство это универсальное, от "государственных мужей” высшего уровня до мельчайших бюрократов, не ворует только тот, кому нечего воровать. Разница между советскими временами и теперешними, "демократическими", по-видимому, лишь та, что в советские времена воровство в какой-то мере сдерживалось присутствием КГБ. Теперь же, пользуясь демократическими свободами (об обязанностях речи нет), из РФ ежегодно безнаказанно вывозятся в западные банки НЕСКОЛЬКО ДЕСЯТКОВ МИЛЛИАРДОВ ДОЛЛАРОВ! Генерал А. И. Лебедь, обещавший переустроить жизнь в соответствии с девизом "кто не работает, тот не ест", по понятным причинам пришёлся не ко двору новым сильным мира сего и был убран.

Трудно яснее показать, что невозможно построить человеческое общество с людьми, утерявшими мораль, особенно, если это общество свободное: свобода будет использована для добычи жизненных благ любыми способами (что мы и наблюдаем в республиках бывшего СССР). Даже Советский Союз, с его жёсткой диктатурой, воспитав "марксистского человека" -- т.е. человека, единственной целью жизни которого является стремление взять от жизни как можно больше и скорее (ведь загробной жизни нет, всё кончается со смертью), -- развалился сам по себе: государство не может существовать с гражданами, только и смотрящими, как бы что урвать от государства. Это, наверное, даст будущим богословам ещё одно доказательство бытия Божия -- жизнь без сдерживающего начала, которое даёт вера в Бога, оказывается, невозможна.

Поэтому сегодня на первом месте должно стоять духовное возрождение, а не экономическое. В истории человечества не много примеров, где главной жизненной целью нации было бы экономическое благосостояние (за исключением строительства Вавилонской башни в древности и Советского Союза в наши времена). Под духовным возрождением я имею ввиду возвращение к истинному православию -- жизни по Заповедям Нового и Старого заветов , см. статьи "Социально-близкие в законе" и "Становимся мы лучше… или хуже”.

Повторяю, Заповеди содержат в себе ответы на любые случаи жизни и -- в отличие от всевозможных конституций, партийных программ и прочего пустословия -- не требуют высокомудрых разъяснений и толкований, в них всё ясно. Cоблюдение их состоит в постоянной проверке наших действий -- если какой-то наш поступок противоречит одной из заповедей, его нельзя делать. При этом, так как заповеди основаны на абсолютных понятиях Добра и Зла, здесь нет места ни для каких компромиссов. Так, заповедь "не укради" значит не воровать ничего, никогда, нисколько и ни при каких обстоятельствах. И, наконец, добровольное их исполнение приводит к восстановлению совести -- того, без чего невозможно построение никакого общества.

Совершенно очевидно, что в обществе, состоящем из людей, соблюдающих заповеди, "экономическая проблема" -- да и все другие -- решатся сами собой: "Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это всё [экономика и пр. материальные ценности, П. Б.] приложится вам", Матф. 6, 33.

Октябрь 1996 г.

Вверх

Rambler's Top100