27.gif (5794 bytes)  

Луч надежды?


Приёмная

Оглавление

Ссылки

mail2.GIF (493 bytes)

 

С месяц тому назад я "взял" с Интернета статью Сергея Чапнина из английской версии Независимой газеты от 18 февраля 1998 г. под заголовком: "YOUTH REVOLT: Seminarians Accuse Theology Professor of Heresy." в вольном переводе это значит, по-видимому, следующее: "БУНТ МОЛОДЁЖИ: семинаристы обвиняют профессора богословия в ереси".

Прочитав её, моим первым порывом было написать статью "Луч надежды". Но сразу взяться за это дело я не смог. И вдруг, недели через две после прочтения этой статьи, кто-то мне прислал статью под задуманным мной заголовком – "Луч надежды". Что это такое? – подумал я, – совпадение? Телепатия?

Но начав читать ЭТУ статью, я скоро заключил, что как лучи, так и надежды бывают очень и очень разные. Статья "Луч надежды" была напечатана в "Братском вестнике", издаваемом "правлением Свято-Князь-владимирского Братства" в г. Бад-Киссинген в Западной Германии. Статья состоит из краткого вступления (по-видимому, от редакции) и текста"Принятого 16 декабря 1997 года "'Заявления участников девятого собеседования священнослужителей Русской Православной Церкви (Московского Патриархата и Зарубежной Церкви) на территории Германии', состоявшегося в городе Найла, на равном расстоянии от 'кафедральных' городов архиепископа Феофана (Берлин) и архиепископа Марка (Мюнхен)".

Прежде чем рассказать о том, в чём видит "Луч надежды" Братский вестник, хочу сказать несколько слов о том, что меня так порадовало в статье из "Независимой Газеты". Автор Чапнин описал там приезд делегации "высоких гостей" от экуменизма в Троице-Сергиеву Лавру и находящиеся там семинарию и Московскую духовную академию – "самого" генерального секретаря Всемирного совета церквей ("ВСЦ") д-ра Конрада Райзера, богослова экуменического толка Николая Лосского и свиты из служащих ВСЦ. Д-р Райзер особенно настаивал на том, чтобы иметь возможность обратиться к семинаристам и слушателям академии, видя в них будущее русского православия.

Но приём, оказанный им будущими священнослужителями, крепко обескуражил пропагандистов экуменизма (термин "проповедники" к ним не подходит). Как только д-р Райзер и проф. Лосский закончили свои доклады, семинаристы и слушатели академии один за другим стали подходить к расставленным по залу микрофонам, но, как говорится в статье Чапнина, "серьёзной дискуссии не вышло". Комментарии аудитории в основном сводились к репликам о том, что "как, мол, эти заграничные экуменисты посмели приехать в семинарию и осквернить зал своим присутствием?" Слышались выкрики: "Товарищ генеральный секретарь, чего ты сюда, в конце-концов, приехал?"

Присутствовавшие в зале иеромонах Клементий (Березовский) и монах Савватий (Титков) обвинили д-ра Райзера в том, что он никогда не читал Священное Писание и стоит во главе организации, проповедующей гомосексуализм. Аудитория приветствовала эти обвинения бурными аплодисментами, не давая членам делегации ответить. А Николаю Лосскому, сыну Владимира Лосского, известного эмигрантского православного богослова, кричали такое: "То, что ты говоришь, не имеет ничего общего с православием. Ты еретик!"

Автор статьи, Сергей Чапнин, резко осудил приём, оказанный заморским гостям, проявив при этом, правда, глубокое непонимание происходящего. Так, он заявил: "Для Церкви исключительно трудно наладить диалог с обществом, если Церковь не может даже создать диалог с христианским миром". Тут автор, по незнанию, высказал предположение, что ВСЦ является христианской организацией и каким-то образом представляет "христианский мир". Это представление, как известно, совершенно не соответствует действительности (см., например, статью Джозефа Харриса"Евангелие от Маркса" в ежемесячном журнале Ридерс Дайджест за февраль 1993 года, также статью на данном узле "Какое христианство несёт в Россию Запад"). Интересно, что в сообщении от 5 февраля 1998 года об этом визите, помещённом на официальном узле Интернета Московской Патриархии в рубрике "Новости Русской Православной Церкви" – <www.russian-orthodox-church.org.ru/nr050281.htm>,-- это происшествие было просто-напросто замолчано!

Такой приём, оказанный экуменистам семинаристами и слушателями академии, для меня глубоко отраден, подтверждая моё мнение, что рядовое духовенство и верующие миряне настроены против антиправославных действ "руководства" Московской Патриархии ("МП"), как-то: выдача ЧК-ОГПУ-НКВД митрополитом Сергием в 1927 г. благословения на уничтожение священства и верующих, продолжающееся участие в сатанинском ВСЦ, устройство "диалогов" (и даже сослужений!) с иноверцами, подписание различных бумаг-договоров (например Баламандский) и др. Выступление против этого будущих священнослужителей как раз и есть (для меня) тот "луч надежды", о котором я собирался писать.

Луч же надежды, о котором говорит Братский вестник, совершенно иной, можно сказать, противоположного свойства. В пояснение продолжим нашу цитату из вступления к "Заявлению": "Это собеседование, также как и восемь предыдущих встреч обоих архиереев касаются в высочайшей степени и нашего Братства. Ведь если половина членов Братства состоит из прихожан Зарубежной Церкви или русских приходов Константинопольского патриархата в Западной Европе, то другая половина – члены приходов Русской Церкви (Московского Патриархата). Те и другие убеждены в необходимости скорейшего воссоединения Зарубежной Церкви и Русской Церкви. Усилия иерархов, служащие этому воссоединению, нами искренно приветствуются, а там, где для этого представляется возможность, – всеми доступными средствами поддерживаются. В частности, этому служили и служат публикации Братского вестника".

Как говорят в Америке, "что не в порядке с этой картиной"? Откровенно говоря, всё от начала до конца. Как в предисловии, так и в "Заявлении", всюду сквозят попытки передёргивать, иезуитские приёмы использования как-будто правильных терминов, но... всех с неким уклоном. Например, термины "Зарубежная Церковь" и "Русская Церковь". Не знаю, откуда они взялись, может быть были выработаны в курсе предыдущих восьми собеседований. Термин "Зарубежная Церковь" прячет истинную природу РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ ("РПЦЗ"). Другими словами, в правильном названии "Зарубежной Церкви" отражено её истинное происхождение – Русская Православная Церковь, в силу обстоятельств оказавшаяся за границей. Но по сути своей продолжение той же Церкви, что существовала в России почти 1000 лет, а в советское время ушла в подполье, ставши "Истинно Православной Церковью", "ИПЦ"..

Термин "Русская Церковь" (вместо МП) тоже придуманный с целью, наверно, подчеркнуть, что именно эта Церковь является законной для России и для русских Церковью. Но эти придуманные термины только выявляют намерение авторов заявления и вступления к нему применить любые приёмы, чтобы отвлечь внимание от более важных, ключевых вопросов.

Во вступлении также говорится о "воссоединении". Но этот термин применим только тогда, когда речь идёт о том, что когда-то было едино, а потом, в силу каких-то обстоятельств, было разъединено. Но РПЦЗ никогда не была ни в административном, ни в евхаристическом единении с МП! РПЦЗ является правопреемницей и прямой наследницей тысячелетней Русской Православной Церкви с её последним патриархом Тихоном. А теперешняя "Русская Церковь" – МП – это то, что было создано незаконным местоблюстителем патриаршего престола митрополитом Сергием (Страгородским) по разрешению и приказу товарища Сталина.

Излюбленным аргументом представителей и радетелей МП является заявление о том, что декларация митрополита Сергия дала ему и другим "вождям" МП возможность "спасти Церковь".

Здесь есть несколько важных моментов. Во-первых, что тут подразумевается под словом "Церковь"? Действительная Церковь – Тело Христово – или некое количество "действующих" храмов? Если первое – Тело Христово – то такая Церковь не нуждается в спасении со стороны людей; если второе, то такая Церковь имеет мало отношения к православию, особенно в том виде, в котором она начала существовать с, примерно, 1943 года и до наших дней, после того, как она была "спасена" совсем не митрополитом Сергием и горсткой уцелевших священнослужителей, а приказом товарища Сталина! Достаточно ясно, что подписание декларации в 1927 году спасло митрополита Сергия и его приближённых, а никак не Церковь. Как раз наоборот, подписание явилось благословением гепеушникам усилить физическое уничтожение "недобитых" священников, монахов и верующих мирян: что бы они ни делали, как бы ни зверствовали, митрополит Сергий всегда был готов оправдывать их перед всем миром заявлениями о том, что в Советском Союзе нет преследований Церкви и что все разговоры о каких-то гонениях есть ни что иное, как вымысел вредных злопыхателей. Ведь недаром в своей декларации митрополит Сергий написал: "Мы хотим быть православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской родиной, радости и успехи которой – наши радости и успехи, а неудачи – наши неудачи". Таким образом, если ОГПУ радовалось, уничтожая православие и православных, то вместе с ними должен был радоваться и митрополит Сергий?

Прикрываясь декларацией митрополита Сергия, ЧК-ОГПУ-НКВД к 1937 году уничтожило столько архиереев, священников, монахов и верующих, что православная Церковь фактически перестала существовать открыто, а лишь в катакомбах (ИПЦ). О каком спасении Церкви говорят защитники МП? В то же время, Союз воинствующих безбожников издавал и распространял СОТНИ МИЛЛИОНОВ страниц антирелигиозной литературы, как периодической, так и непериодической, а состав Союза вырос до нескольких десятков миллионов членов.

"Спасение", во имя которого – как утверждает МП – митрополит Сергий написал свою декларацию, пришло в середине второй мировой войны, по инициативе Сталина. Хотя митрополит Сергий и написал верноподданическое послание в первый день войны, 22 июня 1941 года, в котором заявлял: "Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа... Не оставит она народ свой и теперь. Благославляет она небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг"[1], но "Хозяин" оставил его пока без внимания, хотя, правда, и сам в панике начал своё первое обращение к народу после начала войны словами "братья и сёстры"(!?) – после того, как отправил на тот свет МИЛЛИОНЫ "братьев и сестёр"!

Как известно, в первые месяцы войны в 1941 г. русские люди в советской форме отказались защищать "советскую родину" и не только сдавались немцам сотнями тысяч, но и просили у немцев оружие, чтобы идти бить коммунистов. Такого РУССКАЯ армия не знала в течение всей своей истории. Сталин лихорадочно стал искать выход из положения (см. статью "Генерал А. А. Власов").

Именно тогда, вследствие отказа народа защищать советский режим, выработалось решение сделать ставку на РУССКИЙ патриотизм. Марксистские лозунги были упрятаны в архив и вместо них были вытащены лозунги русские. 1 января 1943 г. в армии были введены погоны, для офицеров и генералов – золотые (те самые, которые вырезались на коже у офицеров всего лишь 20 лет до этого, во время гражданской войны); 1 сентября 1943 г. началось раздельное обучение мальчиков и девочек; были учреждены ордена Суворова, Кутузова, Дмитрия Донского и пр.; полкам и дивизиям начали присваиваться имена царских гвардейских и других полков, а советская пропаганда дружно трубила о священных ВЕКОВЫХ, овеянных славой традициях таких полков; вся война начала преподноситься как ОТЕЧЕСТВЕННАЯ, т.е., борьба РУССКОГО НАРОДА с иностранными захватчиками. О коммунизме никто больше не говорил.

Налаживая показуху светскую, Сталин не забывал и о духовной стороне вопроса. Наверно первым проявлением показного изменения отношения к церкви со стороны властей была отмена комендантского часа на Пасху, 5 апреля 1942 г. – по радио было передано распоряжение коменданта Москвы: разрешается беспрепятственное движение по городу на всю пасхальную ночь, "согласно традиции"(?!). Толпы народа повалили к заутрене, кто и не ходил никогда – пошёл. Ещё бы, такой случай!

А 8 сентября 1943 г. малиновый колокольный звон оповестил жителей столицы об избрании Патриарха всея Руси (эти и другие описания событий тех лет взяты из книги М. Поповского[2]). "Избрание" это было "организовано" тов. Сталиным и тремя оставшимися в живых митрополитами за четыре дня до этого (4 сентября 1943 г.) – Сергием (привезенным для этого из Ульяновска, куда его эвакуировали осенью 1941 г., когда немцы грозили взять Москву), Алексием (из Ленинграда) и Николаем (из Киева) . На этом же собрании Сталин приказал начать издание "Журнала Московской Патриархии", печатать различную литературу, открыть семинарии и духовные академии. И на этой же встрече на шею новоиспеченному Патриарху посадили "Совет по делам Русской Православной Церкви", возглавленный, по указанию Сталина, энкаведистом Георгием Григорьевичем Карповым... в недалёком прошлом начальником отдела НКВД по уничтожению православия в СССР! При этом назначении Сталин успокоил митрополитов, сказав, что тов. Карпов – человек исполнительный. Когда ему приказывали уничтожать священников – он их уничтожал; а теперь, когда приказывают их охранять – он их будет охранять!

Таким образом руководство МП, с которым нам сегодня рекомендуют "воссоединиться", есть просто-напросто сталинская бутафория, ширма фокусника, при помощи которой тот надеется одурачить доверчивых зрителей. Излишне говорить о том, что созданная таким образом МП не имела никакого отношения к Телу Христову, так как это совершенно не нужно было её "спасителю-учредителю" – Сталину.

Не мудрено, что и само заявление архиепископов Марка и Феофана поражает отсутствием определённости, твёрдости формулировок, предложений конкретных действий, даже и с учётом того, что их собеседования следует рассматривать как некую подготовку к возможному Собору, на котором могли бы быть приняты какие-то решения. Читая его, невольно думаешь, что этот документ лишь свидетельствует о попытке что-то замазать ("темнить"), что-то не договорить, как-то не высказать своё истинное мнение, увильнуть от ясного ответа на множество вопросов. Оба архиепископа (особенно представитель МП), по-видимому, прекрасно понимают суть дела, но не отваживаются сказать то, что у них на уме. Чего стоит такое заявление: "В течение предыдущих восьми встреч-собеседований мы обсудили следующие темы: богослужебная практика, таинства, требы, проблемы переводов, каноническое право и применение его в современных условиях, Церковь и государственная власть, экуменизм, история Русской Церкви в ХХ веке и в этой связи – Св. Патриарх Тихон, путь митрополитов Сергия (Страгородского) и Кирилла (Смирнова), начало разделения и дальнейшие отношения Московской Патриархии и Русской Зарубежной Церкви". Отметим, что большинство упомянутых тем – не принципиальны, их обсуждение/согласовывание должно было бы происходить на "рабочем уровне", после того как разрешены самые главные, принципиальные вопросы. Одним из таких главных вопросов, например, должен был бы быть вопрос о том полномочно ли руководство МП, созданное и контролируемое одним из самых кровавых и антихристианских диктаторов мира (а после его смерти – его достойными преемниками), представлять рядовое священство и верующих – Тело Христово,-- всё больше и больше подымающих свой голос против антиправославной политики этого руководства (как это имело место в описанном происшествии в Троице-Сергиеврй Лавре)? И, если нет, то что следует делать, чтобы нынешнее руководство стало достойным своей паствы?

Думаю, что "Луч надежды" именно в стремлении рядового священства и мирян – вопреки руководству МП – вернуться к истокам истинного православия и решении таких вопросов.

Апрель 1998 г.

1. "Русская Православная Церковь и великая Отечественная война". Сборник церковных документов . Московская Патриархия, 1943.

2. "Жизнь и житие Войно-Ясенецкого, архиепископа и хирурга", М. Поповский, Hermitage Publishers, Tenafly, NJ, 1996.

Наверх

Rambler's Top100